Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

За пиджак он получил более, чем рассчитывал, и через недельку также более 

получил за шуйзы – дивные такие туфельки на толстенном микропоре. 

Если на свете и затаился где-либо в темноте шофер, не любящий левых денег, 

так это был не тот парень. Поднатужившись в арифметике, он вычислил, что его 

заработок удваивается, и испытал к Фиме бережное уважение. Совместное питье 

вскоре кончилось, чего нельзя сказать о совместном бизнесе. 

Кстати, шофер вскоре пить тоже бросил, как это ни смешно. Поскольку портят 

человека, как признали наконец и на родине социализма, не деньги, а их 

отсутствие, то шофер с деньгами вдруг ощутил реальность, так сказать, голубой 

мечты любого, опять же, шофера – иметь собственный автомобиль, купил на 

фарцованные деньги «Победу», переехал в одну из первых в Ленинграде отдельных 

кооперативных квартир и стал до невозможности порядочным гражданином. Он и 

поныне жив, на пенсии уже, живет у метро «Электросила», и по воскресным утрам, 

опохмелясь у пивного ларька (уж субботняя банка – это святое), все порывается 

рассказать какому-нибудь новичку о Фиме как примере гениальности и масштабности 

личности, несмотря на национальную ущербность. 

А шмотки он сдавал, после первых встреч, уже не самому Фиме, а «мальчику», из 

улично-ресторанных бездельников, которого Фима, опять же, хорошо угостил, и 

повторил, и предложил в третий раз, но сначала – рассчитаться невинной 

переноской невинных вещей до парикмахерской, где портфель с барахлом был отдан 

расторопной мастерице. Первая цепочка заработала: Фима лишь получал от 

парикмахерши процеженные деньги, которые и распределял по справедливости между 

всеми трудящимися в этой маленькой фирме. 

Цепочка, естественно, попыталась отделаться от босса как от нахлебника и 

захребетника и утаить груз, но на то и босс, чтобы уметь ремонтировать цепочки: 

мальчик, конечно, отнюдь не хотел знакомить шофера с парикмахершей, чтоб не 

стать ненужным самому, и именно он-то, связующее звено, возомнившее себя мозгом, 

был по безмоглой-то голове и другим нежным органам жестоко отметелен 

приблатненным с Фиминого двора (и вся-то любовь за две бутылки, а бойцу одно 

удовольствие) и предупрежден о неполном служебном соответствии: в следующий раз 

вообще в канал сбросят. 

И к первой цепочке стали быстро подсоединяться разнообразные другие: фирма 

превращалась в концерн. 

Рисковые одиночки поняли и оценили преимущества организации труда и 

гарантированного заработка. Ершистых карали беспощадно. Нищих уличных мальчишек 

купили на корню: в такие мелочи Фима быстро даже перестал вникать. 

 

 

6. МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБЫ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ 

 

И вскоре это выглядело так: 

К дому двадцать два по Восьмой линии подваливал сияющей интуристовский 

автобус. Оттуда выходил вальяжный молодой человек с двумя чемоданами, поднимался 

на второй этаж и звонил в дверь Фиминой квартиры. Дверь распахивалась – и он 

оказывался в приемной, где за огромным столом сидел другой вальяжный молодой 

человек. Последний бегло смотрел на содержимое чемоданов и швырял их в угол, из 

ящика стола доставал пачку денег и швырял посетителю. Дверь захлопывалась, 

автобус уезжал. 

Квартира сияла простором. Соседи были выселены посредством дорогой 

комбинации: дом поставили на капремонт, указанным жильцам предоставили новую 

(лучшую) жилплощадь, после чего новая комиссия признала дом годным без 

капремонта, а негодными объявила только их комнаты, каковые Фима и 

отремонтировал, оставшись хозяином двухсотметровых хоромов. 

Продукты привозились исключительно с рынка и кладовых Елисеева. 

В подъезде дежурила пара денди с широкими плечами. 

Два телефона звонили круглосуточно и говорили непонятным разведческим языком. 

А в маленькой задней комнате, привычной с детства, сидел Фима в дешевом 

костюмчике фабрики Володарского, в скороходовский туфлях, с часами «Победа», и 

координировал движение маховика. 

Он не изменил своих привычек ни в чем. Мало ел, практически не пил, тихо и 

вежливо разговаривал, и только для передвижения, абсолютно необходимого в деле, 

купил старый подержанный «Москвич». 

Милиционер на углу пытался отдавать ему честь. Через неделю льстивого 

милиционера перевели в Москву. Милиционерам вообще не полагалось знать о 

существовании Фимы Бляйшица. На то были мальчики. 

 

 

7. ШЛЯПА 

 

Тем временем «открыли» финскую границу – для финнов сюда, но уже не нашим 

туда, ясно. И водкотуристы валом повалили в Питер отдыхать на уик-эндах от 

своего полусухого закона. Общение с иностранцами росло, и Фима рос вместе с ним. 

Среди прочих инспекторских вылазок отправился он по весне на Выборгское 

шоссе, где подвижные пикеты его мальчиков останавливали и трясли автобусы с 

финнами, снимая сливки еще до города, прямо после границы. 

Он оставил «Москвич» на обочине перед поворотом и закурил за кустиком: 

Первый мальчик сидел с бутылкой наготове в коляске мотоцикла, а второй 

поворачивал на костерке шашлычки. 

Автобус показался, мальчики приветствовали, лица за стеклами радостно 

оживились и готовно откликнулись на приглашение к десятиминутному пикничку, 

прямо так, запросто, без потери времени и без всяких хлопот и расходов. Шофер 

принял полтинник, в багажнике люльки открылся ящик водки, и интернациональное 

братание на лоне природы естественно перетекло в алкогольно-вещевой обмен. 

Фима утвердительно кивнул и направился обратно к машине. 

Но в последний момент глаз зацепил что-то, заинтересовавшее его. 

Из автобуса вывалился здоровенный дородный мужичина, розовый от свинины и 

пухлый от пива. Замшевые шорты обтягивали его откормленные ляжки, а клетчатая 

безрукавка – нуждающуюся в бюстгальтере грудь. Он был похож скорее на 

тирольского немца, нежели на турмалая. Он и оказался тирольцем, а в Финляндии 

просто гостил. 

А на голове у упитанного тирольца была шляпа. 

Это была не простая, а какая-то необыкновенная шляпа. 


Страница 29 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28  [29]  30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"