Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Тем временем соседки на кухне травили мать тихо и въедливо, как мышь; об этом 

сын с матерью тоже, по молчаливому и обоим ясному уговору, не разговаривали. 

Это неверно, когда думают, что евреям так уж всю историю и не везет. Потому 

что смерть Сталина в марте 53 была замечательным везением, вопрос о переселении 

отпал, врачи-убийцы как бы вместе со всей нацией были реабилитированы, и по 

утрам соседи на кухне стали здороваться и даже обращаться со всяким мелким 

коммунальным сотрудничеством. И Фима благополучно получил диплом и был 

распределен на завод с окладом восемьсот рублей. 

Но так и оставался, разумеется, маленьким затурканным евреем. 

 

 

2. ОТКРЫТИЕ 

 

Сначала появились стиляги. Сначала – в очень небольшом количестве. 

Пиджаки они носили короткие, а брюки – легендарно узкие. Рубашки пестрые, а 

туфли – на толстой подошве. И стриглись под французскую польку, оставляя спереди 

кок; а лучших мужских парикмахерских было две: одна – в «Астории», а другая – на 

Желябова, рядом с Невским. 

В милиции им норовили – обычно не сами милиционеры, а патриотичные народные 

дружинники – брюки распарывать, а коки состригать, о чем составлять акт и 

направлять его в деканат или на работу. Пресса рассматривала одевающихся так 

молодых людей как агентов ползучего империализма: 

Иностранцы? Иностранки? 

Нет! От пяток до бровей – это местные поганки, доморощенный Бродвей! 

Затем прошел исторический ХХ Съезд Партии, была объявлена оттепель и чуть ли 

не свобода, и страху в жизни стало куда поменьше, а надежд и оптимизма куда 

побольше. 

А еще через год состоялся впервые в Союзе Международный фестиваль молодежи и 

студентов, наперли толпы молодых со всего мира, и после этого (мы отслеживаем 

сейчас только одно из следствий, которое и вплетено нитью в нашу историю) стиляг 

стало хоть пруд пруди: представители прогрессивной молодежи западных, южных и 

восточных стран покидали гостеприимную Советскую Россию в туфлях на босу ноги, 

запахивая пиджачки на голых, без рубашек, грудях: гардероб оставался на память о 

дружбе и взаимопонимании их московским и ленинградским приятелям. 

Стукачей участвовало в празднестве уж не меньше, чем иностранцев, и дружили 

только самые безоглядные и храбрые, – кроме специально выделенных для дружбы, 

разумеется, и проинструктированных, как именно надо дружить. 

Фиму с его рожей никто дружить не уполномачивал; он и не дружил – опасался: 

дурак, что ли. Но глядя, как переходят на тела земляков шикарные и тонные 

шмотки, все крутил он и обдумывал одну нехитрую мыслишку. 

Он эту мыслишку не один, уж надо полагать, обдумывал, но именно он, похоже, 

подошел к ней первый со всей еврейской глубиной и основательностью. Потому что 

на второй день фестиваля сообщил маме, что ему надо поговорить с хорошим старым 

адвокатом, какой, вроде, был среди ее знакомых. 

– Что случилось? – испугалась мама. 

– Ничего не случилось, – твердо заверил Фима. 

– Так зачем тебе адвокат? – побледнела мама. 

– Чтоб и впредь ничего не случилось, – твердо заверил сын. 

Адвокат, разумеется, тоже был еврей, и принимал Фиму в такой же комнатушке 

коммуналки. Фима развязал испеченный мамой пирог, размял папиросу и посмотрел на 

адвоката. 

– Розочка, сходи в булочную, – попросил адвокат жену. 

– Так какие же у вас неприятности? – спросил он. – Слушаю. 

– Слушайте внимательно, – сказал Фима, – и если можно, тут же забывайте. 

Никаких неприятностей нет и быть никогда не должно. Может ли иностранец подарить 

мне галстук? 

– За красивые глаза? – поинтересовался адвокат. 

– В знак дружбы, – серьезно сказал Фима. 

– У вас есть друг-иностранец? Кто? Где вы его взяли – на улице? 

– На улице, – сказал Фима. 

– И каким образом? 

– Он спросил, как пройти к памятнику Ленину у Финляндского вокзала. 

– И что же? 

– Я его проводил к святыне нашего города и рассказал о приезде Ленина в 

апреле 17 года. 

Адвокат укусил пирог, с удовольствием пожевал, запил чаем и посмотрел на 

Фиму. 

– Он снял галстук прямо с шеи? – спросил он. 

– Я долго отказывался, но он обиделся, а я не хочу, чтобы иностранцы 

обижались на ленинградцев, – ответил Фима. 

Адвокат кивнул. 

– Хорошо, – сказал он. – Иностранец может подарить вам галстук. 

– Я так и думал, – сказал Фима. – А рубашку он тоже может мне подарить? 

– Он тоже снял ее с себя под памятником Ленину? 

– Нет. Он попросил проводить его обратно до гостиницы. 

– Он боялся заблудиться? 

– Совершенно верно. 

Адвокат подумал. 

– А на каком языке вы говорили? – торжествующе выкрикнул он. 

– На английском, – слегка удивился Фима. 

– А откуда это вы знаете английский?! 

– Как откуда? – еще больше удивился Фима. – Я учил его восемь лет: шесть в 

школе и два в институте. Я советский инженер с высшим образованием. Советское 

образование – лучшее в мире! Я был отличником. 

– Да, – согласился адвокат, – это правда… Советское образование – лучшее в 

мире. 

– Еще он подарил мне пиджак и туфли, – добавил Фима. 

– За что?! – поразился адвокат. 

– А я подарил ему свой пиджак и свои туфли. 

– Зачем?! 

– Ему нравятся наши товары. 

– Так почему он не купил?! 

– У него кончились деньги. 

– Почему кончились? 

– Он был накануне в ресторане. 

– В каком? – быстро воткнулся вопрос. 

– На «Крыше» в «Европейской», – так же быстро последовал ответ. 

– А больше денег у него не было? 

– Я должен был попросить его показать мне бумажник? или счет в банке? 

Адвокат доел кусок и облизал пальцы. 

– Хорошо, молодой человек, – одобрительно признал он. – Он может подарить вам 

галстук, рубашку, пиджак и туфли. 

– Носки и плащ, – добавил Фима. – Он сказал, что жена купила ему носки не 

того размера, а плащ дал мне надеть, потому что пошел дождь; дома я выгладил его 

и хотел вернуть, но он уже уехал. 

– Что еще? – спросил адвокат. 

– Две пары чулок и французское белье для моей мамы. 


Страница 26 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25  [26]  27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"