Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Весело работают! перемигиваются и кисти роняют. 

И кое-как, командир на грани инфаркта, они действительно под обрез успевают, 

и на исходе предпраздничной ночи проходят Кронштадт, входят на рассвете в Неву, 

и обнаруживается, что буксиров для их встречи и проводки, конечно, нет. Как 

обычно на флоте, одной службе не полагается знать планы другой, и коли 

доподлинно известно, что «Киров» подорвался и в параде не участвует, то с чего 

бы портовой службе слать ему буксиры. А о геройском подвиге «Свердлова» ее не 

информировали. И «Свердлов» самостоятельно вползает в Неву, проходит мост 

лейтенанта Шмидта… а это совсем не так просто – тяжелому крейсеру в реке своим 

ходом протискиваться к стоянке и вставать на бочки. Течение сильное, фарватер 

узкий, места мало, осадка приличная – того и гляди сядешь на мель, подразвернет 

тебя поперек течения, и – сушите весла и сухари, товарищ командир. 

И командир, в мокром насквозь кителе, отравленный бессонницей и никотином 

бесчисленных папирос, заводит-таки крейсер на место! А сверху сигнальщик 

торжественно поет, что у ступеней Адмиралтейства стоит, судя по вымпелу, катер 

командующего флотом, и сам командующий, горя наградами и галунами парадной 

адмиральской формы, наблюдает эволюции своего дубль-флагмана. 

«Свердлов» замирает точно в предназначенной ему позиции, напротив 

Адмиралтейства, и начинает постановку на бочки. И тут до всех доходит, что бочек 

никаких нет. По той же причине – раз нет «Кирова», значит, не нужны ему здесь и 

бочки, а насчет приказа «Свердлову» на срочный переход – не портовой службы это 

собачье дело, им об этом знать раньше времени, вроде, и по штату не полагается. 

Короче – не к чему швартоваться. 

Командир поминает, что покойница-мама еще в детстве не велела ему 

приближаться к воде. И, естественно, приказывает отдавать носовые якоря. А это 

маневр не простой: надо зайти выше по течению, до самого Дворцового моста, 

ставить якоря и тихо сползать вниз по течению, пока якоря возьмутся за грунт, и 

чтоб точно угадать место, где они уже будут держать. И из-под командирской 

фуражки валит пар. 

А адмиральский катер тем временем, не дожидаясь окончания всех этих 

пертурбаций, срывается пулей с места, красивой пенной дугой подлетает и 

притирается к борту, ухарь-баковый придерживает багром, вахтенный горланит: 

– Адмиральский трап подать! – и адмиральский трап с четкостью опускается до 

палубы катера. И адмирал со свитой восходит на крейсер, под полагающиеся ему по 

должности пять свитков и чеканный рапорт дежурного офицера. 

Адмирал следует на мостик, который командир до окончания постановки на якоря 

покидать не должен, с удовольствием наблюдает за последними распоряжениями, 

оценивает распаренный вид командира, благосклонно принимает рапорт и жмет руку: 

– Молодец! Службу знаешь! Ну что – успел? то-то. Благодарю! 

Командир тянется и цветет, и открывает рот, чтоб лихо отрубить: «Служу 

Советскому Союзу!» Но вместо этих молодецких слов вдруг раздается взрыв 

отчаянного мата. 

Адмирал поднимает брови. Командир глюкает кадыком. Свита изображает 

скульптурную группу «Адмирал Ушаков приказывает казнить турецкого пашу». 

– Кх-м, – говорит адмирал, заминая неловкость; что ж, соленое слово у лихих 

моряков, да по запарке – ничего… бывает. 

– Служу Советскому Союзу, – сообщает, наконец, командир. 

– Пришлось попотеть? – поощрительно улыбается адмирал. 

И в ответ опять – залп убийственной брани. 

Адмирал злобно смотрит на командира. Командир четвертует взглядом старпома. 

Старпом издает змеиный шип на помполита. У помполита выражение как у палача, да 

угодившего вдруг на собственную казнь. 

Матюги сотрясают воздух вновь, но уже тише. А над рассветной Невой, над 

водной гладью, меж гранитных набережных и стен пустого города, разносится 

непотребный звук с замечательной отчетливостью. И эхо поигрывает, как на 

вокзале. 

Адмирал вертит головой, и все вертят, не понимая и желая выяснить, откуда же 

исходит это кощунственное безобразие. 

И обращают внимание, что вниз по течению медленно сплывает какое-то большое 

белое пятно. А в середине этого пятна иногда появляется маленькая черная точка. 

И устанавливают такую закономерность, что именно тогда, когда эта точка 

появляется, возникает очередной букет дикого мата. 

– Сигнальщик! – срывается с последней гайки в истерику командир. – – 

Вахтенный!!! Шлюпку! Катер! Определить! Утопить!!! 

Шлепают катер, в него прыгает команда, мчатся туда, а с мостика разглядывают 

в бинокли и обмениваются замечаниями, пари держат. 

Катер влетает в это пятно, оказывающееся белой масляной краской. Из краски 

выныривает голова, разевает пасть и бешено матерится. Булькает, и скрывается 

обратно. 

При следующем появлении голову хватают и тянут. И определяют, что голова 

принадлежит матросу с крейсера. Причем вытягивается из воды матрос с большим 

трудом, потому что к ноге у него намертво привязано ведро. Вот это ведро, 

естественно, тащило его течением на дно. А когда ему удавалось на две секунды 

вынырнуть, он и вопил, требуя спасения в самых кратких энергических выражениях. 

Оказалось, что матрос сидел за бортом верхом на лапе якоря и срочно 

докрашивал ее острие в белый цвет. И когда якорь отдали, пошел и он. Забыли 

матроса предупредить, не до того! красить-то его послал один начальник, а 

командовал отдачей якоря совсем другой. Ведро же ему надежным узлом привязал за 

ногу боцман, чтоб, сволочь, не утопил казенное имущество ни при каких 

обстоятельствах. 

Командир, пред адмиральским ледяным презрением, из-за такой ерунды обгадилась 

самая концовка блестящая такой многотрудной операции – хрипом и рыком 

вздергивает на мостик боцмана: 

– А тебе, – отмеряет, – твой матрос?! – десять суток гауптвахты!! 

Несчастный боцман тянется по стойке смирно и не может удержаться от 

непроизвольного, этого извечного вопля: 

– За что!.. товарищ командир! 

На что следует ядовитый ответ: 


Страница 22 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21  [22]  23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"