Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

они только статуями ограничатся, а если они с них только начинают? тренируются, 

руку набивают! Ниночка, а вот скоро и нас так, – ты плакать будешь? а вот тогда 

будет поздно! Разрешите, обращаются к скульпторам, пока в туалет сбегать, а то 

потом не с чем будет. А вот, говорят, у Сидорова из десятого «Б» тоже надо лишку 

убрать, можно его к вам привести? Лови Сидорова! 

Короче, веселая была перемена, еле после звонка на урок всех загнали. А за 

окнами: стук-стук! 

Справившись с основной частью работы, ребята взяли напильники и стали эти 

места, значит, зачищать, изглаживать все следы былого заподлицо с торсом, если 

можно так выразиться. В толпе восторг, с рекомендациями выступают. Керосином еще 

протрите – от насекомых! За что это их, родимых? А чтоб не было группового 

изнасилования, бабушка. Вот теперь больше школьницы беременеть не будут! Ребята, 

вы уже вспотели, надели бы им лучше презервативы просто, и дело с концом. Да… 

радикальные меры. 

Лишили древних страдальцев не потребных школе подробностей, сложили 

инструменты и отбыли. 

И всю неделю Петроградская ходила любоваться, кому делать нечего, на 

облагороженную группу. 

Но учитель рисования тоже настырный оказался, нажаловался куда мог, потому 

что через недельку снова приехал полугрузовичок, и из него выгрузились те же 

двое веселых белозубых ребят. Они врубили дрель и просверлили каждому на 

соответствующем месте узкую дырку. 

Опять толпа собралась, народ хохочет и советы подает, обменивается мнениями. 

Кто считает, что надо волосы кругом изобразить, кто высказывается, чего статуи 

будут делать посредством этой дырки и какую функцию она будет исполнять. 

Узковата, считают, но это лучше, чем наоборот. 

Говорят, что первые операции по перемене пола были сделаны на Западе. Ерунда 

это и пропаганда. 

А ребята достают три бронзовых штифта и ввинчивают каждой статуе по штифту. 

Бронза свежеобработанная, блестит, и солнце на резьбе играет. 

Из толпы интересуются: 

– Резьба-то левая, небось? 

– А вот на каждую хитрую… найдется штифт с левой резьбой! 

– Вот у кого металлический! Сделали из мальчуганов мужчин. 

– Васька, вот бы тебе такой? 

– Вот это я понимаю реставрация. Не то что раньше. 

– Ребята, а какой скульптор автор проекта? 

И в прочем том циничном духе, что твердость хорошая, и длина сойдет, но 

диаметр мал. 

Ребята достают из своего ящика три гипсовых лепестка, и навинчивают их на 

штифты. И отец с двумя сыновьями начинают при этом убранстве очень прилично 

выглядеть – с листиками. 

Толпа держится за животы. Что ж вы, укоряют, только лепестки пришпандорили – 

а где все остальные прелести, меж которых тот лепесток относился? Наконец-то, 

говорят, вернули бедным отобранную насильно девственность. 

Если бы кругом стояли сплошные учителя рисования и истории, то, возможно, 

реакция была бы иной, более эстетичной и интеллигентной. А так – люди простые, 

развлечений у них мало: огрубел народишко, всему рад. Не над ними лично такие 

опыты сегодня ставят – уже счастье! 

А поскольку ленинградцы свой город всегда любили и им гордились, то еще 

неделю вся сторона ходит любоваться на чудо мичуринской ботаники, – как на 

мраморных статуях работы Паоло Трубецкого выросли фиговые листья. 

Но, видимо, учитель рисования был редкий патриот города, а может, он был 

внебрачный потомок Паоло Трубецкого, который и сам-то был чей-то внебрачный сын. 

Но только он дозвонился до Министерства культуры и стал разоряться: искусство! 

бессмертный Фидий!.. 

Из Министерства холодно поправляют: 

– Вы ошибаетесь. Фидий здесь ни при чем. 

– Ах, ни при чем?! Греция! история!.. 

– Это, – говорят строго, – Полидор и Афинодор. Ваятели с Родоса. Вы, 

простите, по какой специальности учитель? 

А по такой специальности, что дело может попасть в западные газеты как пример 

вандализма и идиотизма. Тут уже ошивались иностранные корреспонденты с 

фотоаппаратами, скалились и за головы брались. 

– А вот за этот сигнал спасибо, – помолчав, благодарят из Министерства. – Где 

там ваш директор? позовите-ка его к трубочке! 

И эта трубочка рванула у директорского уха, как граната – поражающий разлет 

осколков двести метров. Директор подпрыгнул, вытянулся по стойке смирно и 

вытаращился в окно. Икает. 

Назавтра директор уволил учителя рисования. 

А еще через недельку приехал все тот же полугрузовичок, и из него, как 

семейные врачи, как старые друзья, вышли двое веселых белозубых ребят со своим 

ящиком. Как только их завидели – в школе побросали к черту занятия, и учителя 

впереди учеников побежали смотреть, что же теперь сделают с их, можно сказать, 

родными инвалидами. 

Ребята взяли клещи и, под болезненный вздох собравшихся, сорвали лепестки к 

чертям. Потом достали из ящика недостающий фрагмент и примерили к Лаокоону. 

Толпа застонала. А они, значит, один поддерживает бережно, а второй крутит – 

навинчивает. Народ ложится на асфальт и на газоны – рыдает и надрывается: 

– Покрути ему, родимый, покрути! 

– Да почеши, почеши! Да не там, ниже почеши! 

– Поцелуй, ох поцелуй, кума-душечка! 

– Укуси его, укуси! 

– Ты посторонись, а то сейчас брызнет! 

Ну полная неприличность. Такой соцавангардный сексхэппенинг. 

Мастера навинтили на бронзовые, стало быть, штифты все три заранее изваянных 

мраморных предмета, и отошли в некотором сомнении. И тут уже толпа поголовно 

рухнула друг на друга, и дар речи потеряла полностью – вздохнуть невозможно, 

воздуху не набрать – и загрохотала с подвизгами и хлюпаньем. 

Потому что ведь у античных статуй некоторые органы, как бы это правильно 

выразиться, размера в общем символического. Ученые не знают точно, почему, но, в 

общем, такая эстетика. Может, потому, что у атлетов на соревнованиях вся кровь 

приливает к мышцам, а прочие места уменьшаются. Может, чтобы при взгляде на 

статую возникало восхищение именно силой и красотой мускулатуры, а вовсе не иные 


Страница 11 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10  [11]  12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"