Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

На следующий день Спартак сообщил Эномаю, что посылает к нему на службу одного из своих контуберналиев. 

Это не поразило Эномая, но он был изумлен, когда увидел прибывшую к нему Эвтибиду, которую он считал любовницей Спартака. 

- Как?.. Ты?.. - воскликнул удивленный германец. - Именно ты - тот контуберналий, которого Спартак посылает в мое распоряжение?.. 

- Я.., именно я! - ответила девушка, на бледном лице которой заметна была серьезная озабоченность и глубокая печаль. - Почему ты так удивлен? 

- Потому.., потому.., потому что ты Спартаку была дороже... 

- Эх! - сказала с улыбкой горькой иронии девушка. - Спартак - человек добродетельный и Думает только о торжестве нашего дела. 

- Но это не должно было помешать ему заметить, что ты прекрасная девушка, самая прекрасная из всех, которых освещало солнце Греции. 

Должно быть красота Эвтибиды сильно поразила Эномая: медведь становился ручным, грубый дикарь превращался в любезного человека. 

- Ты не думаешь, надеюсь, предлагать мне свою любовь? Я пришла сюда сражаться против наших угнетателей, и ради этого святого дела я оставила богатство и утехи любви. Учись у Спартака быть трезвым и сдержанным. 

Произнеся эти слова надменным тоном, девушка повернулась к Эномаю спиной и ушла в соседнюю палатку, служившую жилищем для контуберналиев. 

- Клянусь божественной красотой Фреи, матери всех вещей, эта девушка не менее красива и не менее горда, чем самая гордая и прекрасная из валькирий! - воскликнул пораженный красотой и манерами гречанки Эномай. 

Нетрудно было понять, что Эвтибида старалась влюбить в себя германца. Но кто бы мог сказать, с какой целью она добивалась этого? Вероятно, эта любовь не была чужда планам мести, которые она замышляла. 

Как бы то ни было, но ясно, что такой женщине, как Эвтибида, одаренной столь необыкновенной красотой и обладавшей таким опытом в искусстве обольщения, нетрудно было завлечь окончательно в свои сети грубого и простодушного германца. Она очень скоро добилась полной и безграничной власти, над ним. 

Между тем в лагере у Венузии, Спартак продолжал неутомимо обучать обращению с оружием два новых легиона. Спустя восемнадцать дней после беседы Спартака с консулом Марком Теренцием Лукуллом были доставлены в лагерь гладиаторов десять тысяч панцирей, щиты, мечи и дротики - цена выкупа за четыре тысячи пленных. 

Как только были вооружены два последних легиона, Спартак оставил свой лагерь и небольшими переходами вступил в Апулию. Он дошел до Брундизиума, самого важного и большого римского военного порта на Адриатическом море. 

Во время этого похода, продолжавшегося два месяца, не произошло ни одной серьезной стычки между римлянами и гладиаторами, так как нельзя было считать стычками слабое сопротивление, оказанное некоторыми городами при вступлении Спартака, - сопротивление, которое он легко преодолел. 

Не сделав даже попытки взять сильно укрепленный Брундизиум, Спартак расположился лагерем возле Гнатии. Он решил перезимовать в этой провинции, где плодородие почвы, прекрасные пастбища и обилие скота обеспечивали его войску продовольствие. 

В это время вождь гладиаторов подолгу обдумывал, что нужно предпринять, чтобы решительно изменить ход войны. После зрелого размышления он созвал начальников, непосредственно подчиненных ему, на военный совет. Здесь было принято, наверное, важное решение, так как никому в лагере гладиаторов не удалось ничего об этом узнать. 

Ночью после этого совещания Эвтибида, сняв оружие и завернувшись наполовину в пеплум, с особым искусством оставив полуобнаженными спину и грудь, удобно расположилась на скамейке в своей палатке. 

Небольшая медная лампа висела на столбе, поддерживавшем палатку, и слабо освещала ее. 

Очень скоро у входа в палатку показалась богатырская фигура Эномая, который должен был сильно нагнуть голову, чтобы проникнуть в храм Венеры, как он в шутку прозвал палатку Эвтибиды. 

Войдя в палатку, великан опустился на колени перед куртизанкой и, взяв обе ее руки, поднес их к губам, со словами: 

- О, моя божественная Эвтибида! 

Эти две головы, находившиеся одна против другой, представляли необычайный контраст: правильные черты и белизна лица Эвтибиды еще больше оттеняли грубые черты и темно-землистый цвет лица Эномая: растрепанные волосы его и взъерошенная борода, казалось, делали еще красивее рыжие косы очаровательной куртизанки. 

- Долго вы разговаривали на совещании? - спросила Эвтибида, смотря благосклонным и ласковым взором на огромного германца, простертого у ее ног. 

- Долго.., к сожалению, - ответил Эномай, - и я тебя уверяю - мне очень надоели все эти совещания: я - человек оружия и, клянусь молниями Тора, все эти собрания ничего не дают моей душе! 

- Но ведь Спартак - тоже человек действия, и если к мужеству прибавить осторожность, это будет куда лучше для торжества нашего дела. 

- Будет.., будет.., не отрицаю.., но я предпочел бы идти прямо на Рим... 

- Безумная мысль!.. Лишь когда нас будет не менее двухсот тысяч, мы можем сделать такую попытку. 

Оба замолчали. Эномай смотрел на гречанку с выражением преданности и нежности. Эвтибида, со своей стороны, притворялась влюбленной и кокетливыми взглядами ласкала его. 

- И вы, - спросила она рассеянно, спустя мгновение, - обсуждали серьезные и важные дела на сегодняшнем совете? 

- Да.., серьезные и важные.., говорили... Спартак, Крикс и Граник.. 

- Конечно.., вы обсуждали план военных действий для весенней кампании? 

- Не совсем... Но то, что мы решили, прямо относится к этому... Обсуждали... Ах! - вскрикнул он, внезапно остановившись, - мы ведь связали друг друга священной клятвой не говорить никому о том, что было решено. А я сейчас, незаметно для себя, стал выбалтывать тебе все с самого начала... 

- Так ты же не врагу сообщаешь о ваших планах.., я думаю? 

- О, моя обожаемая Венера!.. Неужели ты можешь думать, что я не сообщаю тебе принятых нами решений потому, что не доверяю тебе? 


Страница 98 из 144:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97  [98]  99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"