Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ругают генерала на чем свет стоит! Ругают потому, что искренне думают, будто 

один генерал во всем виноват, а они вовсе тут ни при чем. Каждый, конечно, 

согласно уставу, про себя ругает, но генералу от этого разве легче? Сидит он 

в своей землянке, держится за голову руками... А тут еще звонок по телефону. 

Вызывают бедного генерала по прямому проводу из Москвы. Волосы подымают на 

голове генерала красивую его фуражку, берет он трубку, а сам думает: 

"Несчастная моя мамаша! И зачем ты меня генералом родила!" По телефону его 

матерно не ругают: в Москве вежливые люди живут, - но говорят ему, допустим, 

так: "Что же это вы, Иван Иванович, так бездарно воюете? Деньги 

государственные на вас тратили, учили, обували-одевали, поили-кормили, а вы 

такие номера откалываете? Грудному ребенку простительно пеленки пачкать, на 

то он и есть грудной ребенок, а вы не ребенок и испачкали не пеленки, а 

наступательную операцию. Как же это так у вас получилось? Потрудитесь 

объяснить". Тихий такой голос говорит, вежливый, а у генерала от этого 

тихого голоса одышка начинается и пот по спине бежит в три ручья... 

Нет, Коля, ты как хочешь, а я генералом не желаю быть! При всем моем 

честолюбии не желаю, и баста! И если бы меня вдруг вызвали в Кремль и 

сказали: "Берите, товарищ Лопахин, на себя командование энской дивизией", - 

то я побледнел бы с мог до головы и категорически отказался. А если бы там 

стали настаивать, то вышел бы я, поднялся на Кремлевскую стену и оттуда в 

Москву-реку - вот так! 

Лопахин сложил над головой руки, высоко подпрыгнул и камнем упал в 

зеленую плотную воду. На середине речки он вынырнул, отфыркиваясь, дико 

вращая глазами, закричал: 

- Скорее окунайся, а то утоплю! 

Николай с разбегу бросился в воду, ахнул, мгновенно ощутив обжегший все 

тело колючий холодок, и, далеко выбрасывая длинные руки, поплыл к Лопахину. 

- Ты у меня сейчас поныряешь, дьявол кривоногий! - улыбаясь, говорил он 

и уже готовился схватить Лопахина, но тот скорчил испуганно-глупую рожу, 

снова нырнул, мелькнув на секунду смуглыми, блестящими ягодицами, бешено 

работая под водой ногами... 

Купание освежило Николая. Исчезли головная боль и усталость, и 

посветлевшими глазами он уже по-иному взглянул на окружающий его мир, 

залитый потоками ослепительного полуденного солнца. 

- До чего же здорово! Будто заново на свет народился! - сказал он 

Лопахину. 

- После такого купания по стопке бы выпить да хороших домашних щей 

навернуть, а этот проклятый богом Лисиченко опять наварил каши, чтоб он 

подавился ею! - раздраженно сказал Лопахин и неуклюже запрыгал на одной 

ноге, стараясь другой попасть в растопыренную штанину. - Пойдем, разве 

попросим щей у какой-нибудь старушки? 

- Неудобно. 

- Думаешь, не даст? 

- Может, и даст, но как-то неудобно. 

- Э, черт, а если б кухни не было? Какое там неудобство, пойдем! В 

своей родной области да чтобы щей не выпросить? 

- Мы ведь не странники и не нищие, - нерешительно сказал Николай. 

Двое знакомых красноармейцев вышли из-за плотины. Один из них - высокий 

и худой, с младенчески бесцветными глазами и крохотным ртом - нес в руке 

мокрый узелок, другой шел следом, на ходу застегивая ворот гимнастерки. 

Синее, как у утопленника, лицо его зябко подергивалось, почерневшие губы 

дрожали. Красноармейцы поравнялись с Лопахиным, и тот, хищно вытянув шею, 

спросил. 

- Что у вас в узле, орлы? 

- Раки, - ответил неохотно высокий. 

- Ого! Где вы их достали? 

- Возле плотины. Родники там, что ли? До того холодная вода, прямо 

страсть! 

- Как же это мы с тобой не додумались! - с досадой воскликнул Лопахин, 

глянув на Николая, и деловито спросил у высокого: - Сколько наловили? 

- Около сотни, но они некрупные. 

- Все равно для двоих это много, - решительно сказал Лопахин. - 

Принимайте в компанию и нас. Берусь достать ведро и соли, варить будем 

вместе, идет? 

- Сами наловите. 

- Да что ты, милый! Когда же мы теперь успеем? Угощай, не ломайся, а 

как только Берлин займем, пивом угощу, честное бронебойное слово! 

Высокий сложил трубочкой мелкие губы, насмешливо свистнул: 

- Вот это утешил! 

Лопахину, видно, очень хотелось попробовать вареных раков. Подумав 

немного, он сказал: 

- Впрочем, могу и сейчас, по рюмке водки на нос у меня найдется, 

сохранял ее на случай ранения, но сейчас по поводу раков придется выпить. 

- Пошли! - коротко сказал высокий, обрадованно блеснув глазами. 

 

Лопахин уверенно, будто у себя дома, распахнул покосившуюся калитку, 

вошел во двор, непролазно заросший бурьяном и крапивой. Полуразрушенные 

дворовые постройки, повисшая на одной петле ставня, прогнившие ступеньки 

крыльца - все говорило о том, что в доме нет мужских рук. "Хозяин, наверно, 

на фронте, значит, дело будет", - решил Лопахин. 

Около сарая небольшая, сердитая на вид старуха в поношенной синей юбке 

и грязной кофтенке складывала кизяки. Заслышав скрип калитки, она с трудом 

распрямила спину и, приложив к глазам сморщенную, коричневую ладонь, молча 

смотрела на незнакомого красноармейца. Лопахин подошел, почтительно 

поздоровался, спросил: 

- А что, мамаша, не добудем ли мы у вас ведро и немного соли? Раков 

наловили, хотим сварить. 

Старуха нахмурилась и грубым, почти мужским по силе голосом сказала: 

- Соли вам? Мне вам кизяка вот этого поганого жалко дать, не то что 

соли! 

Лопахин ошалело поморгал глазами, спросил: 

- За что же такая немилость к нам? 

- А ты не знаешь, за что? - сурово спросила старуха. - Бесстыжие твои 

глаза. Куда идете? За Дон поспешаете? А воевать кто за вас будет? Может, 

нам, старухам, прикажете ружья брать да оборонять вас от немца? Третьи сутки 

через хутор войско идет, нагляделись на вас вволюшку! А народ на кого 


Страница 8 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"