Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

сумерках загорелое, кирпично-красное лицо бронебойщика. - Я думал, что вас 

обоих завалило землей, смотрю, высовывается ружье... 

И тогда Лопахин насмешливо прервал его: 

- Вот-вот, этого я и ждал... Моей работой ты восхищаешься, а почему сам 

не стрелял, когда по моему окопу танк топтался? Почему не стрелял по 

автоматчикам до тех пор, пока я тебя не выругал? Мне твои восхищения нужны, 

как мертвому горчишник, понятно? Мне дело нужно, а не восхищения! 

Николай, улыбаясь, ответил, что заминка произошла у него в тот момент 

потому, что он опорожнил все диски. Лопахин, прищурившись, покосился 

недоверчиво, сказал: 

- В бой собрался, а потом оказалось, что к бою-то ты и не подготовлен? 

В наших отношениях с тобой одного только не хватает: ты бы, как наши 

союзнички, совесть в карман положивши, мне только патрончики подбрасывал да 

похваливал меня, а я бы за тебя воевал... Так, что ли? На красоту были бы 

отношения!.. 

Видя, что Николай хмурится, Лопахин протянул куцую, сильную руку, 

добродушно сказал: 

- А ты не обижайся. На правду разве можно обижаться? Раз уж нужда нас 

сосватала - воевать вместе будем. Давай познакомимся, - мы с тобой, кажется, 

земляки. Ты Ростовской области? Ну вот, а я из города Шахты. Будем друзьями. 

С того дня они и на самом деле подружились простой и крепкой солдатской 

дружбой. Насмешливый, злой на язык, бабник и весельчак, Лопахин словно бы 

дополнял всегда сдержанного, молчаливого Николая, и, глядя на них, старшина 

Поприщенко - медлительный пожилой украинец - не раз говорил: 

- Если бы Петра Лопахина и Николая Стрельцова превратить в тесто, а 

потом хорошенько перемесить та тесто и слепить из него человека, может, и 

получился бы из двоих один настоящий человек, а может, и нет, кто ж его 

знает, что из этого месива вышло бы? 

У речки певуче звенели пилы саперов, слышался плеск воды и довольный 

гогот купающихся красноармейцев. Лопахин и Николай шли рядом по примятой 

траве, молчали. Потом Лопахин предложил: 

- Давай за мост пойдем, там глубже будет. 

Он первый шагнул через поваленный плетень, кивком головы указал на 

стоявший на дороге тягач. Двое трактористов в замасленных комбинезонах 

возились около мотора, им помогал голый до пояса Звягинцев. Широченная спина 

его и бугроватые, мускулистые руки были густо измазаны отработанным маслом, 

черная полоса наискось тянулась через все лицо. Он предусмотрительно снял 

гимнастерку и, довольный представившимся случаем побыть возле машины, ловко, 

любовно и бережно орудовал ключом. 

- Эй ты, щеголь! Возьми у ребят песчанки и пойдем с нами купаться, 

как-нибудь ототрем тебя, - проходя, сказал Лопахин. 

Звягинцев глянул в его сторону и, увидев Николая, широко улыбнулся: 

- Вот, Микола, тягач так Тягач! Сила в нем невыносимая. Видал, какую он 

игрушку возит? Подержался я за него - и вроде как дома, в своей МТС, 

побыл... Этот мотор смело три сцепа комбайнов попрет, даю честное слово! 

Таким бесхитростным счастьем сияло лоснящееся, потное лицо Звягинцева, 

что Николай невольно позавидовал ему в душе. 

 

Желтые кувшинки плавали в стоячей воде. Пахло тиной и речной сыростью. 

Раздевшись, Николай выстирал гимнастерку и портянки, сел на песок, обнял 

руками колени. Лопахин прилег рядом. 

- Мрачноват ты нынче, Николай... 

- А чему же радоваться? Не вижу оснований. 

- Какие еще тебе основания? Живой? Живой. Ну и радуйся. Смотри, 

денек-то какой выдался! Солнце, речка, кувшинки вон плавают... Красота, да и 

только! Удивляюсь я тебе: старый ты солдат, почти год воюешь, а всяких 

переживаний у тебя, как у допризывника. Ты что думаешь: если дали нам духу, 

- так это уже все? Конец света? Войне конец? 

Николай досадливо поморщился, сказал: 

- При чем тут конец войне? Вовсе я этого не думаю, но относиться 

легкомысленно к тому, что произошло, я не могу. А ты именно так и относишься 

и делаешь вид, будто ничего особенного не случилось. Для меня ясно, что 

произошла катастрофа. Размеров этой катастрофы мы с тобой не знаем, но кое о 

чем можно догадываться. Идем мы пятый день, скоро уже Дон, а потом 

Сталинград... Разбили наш полк вдребезги. А что с остальными? С армией? 

Ясное дело, что фронт наш прорван на широком участке. Немцы висят на хвосте, 

только вчера оторвались от них и все топаем и когда упремся, неизвестно. 

Ведь это же тоска - вот так идти и не знать ничего! А какими глазами 

провожают нас жители? С ума сойти можно! 

Николай скрипнул зубами и отвернулся. С минуту он молчал, справляясь с 

охватившим его волнением, потом заговорил уже спокойнее и тише: 

- Ото всего этого душа с телом расстается, а ты проповедуешь - живой, 

мол, ну и радуйся, солнце, кувшинки плавают... Иди ты к черту со своими 

кувшинками, мне на них смотреть-то тошно! Ты вроде такого дешевого бодрячка 

из плохой пьески, ты даже ухитрился вон в медсанбат сходить... 

Лопахин с хрустом потянулся, сказал: 

- Жалко, что ты со мной не пошел. Там, Коля, есть одна такая докторша 

третьего ранга, что посмотришь на нее - и хоть сразу в бой, чтобы немедленно 

тебя ранили. Не докторша, а восклицательный знак, ей-богу! 

- Слушай, иди ты к черту! 

- Нет, серьезно! При таких достоинствах женщина, при такой красоте, что 

просто ужас! Не докторша, а шестиствольный миномет, даже опаснее для нашего 

брата солдата, не говоря уже про командиров. 

Николай молча, угрюмо смотрел на отражение белого облачка в воде, и 

тогда Лопахин сдержанно и зло заговорил: 

- А я не вижу оснований, чтобы мне по собачьему обычаю хвост между ног 

зажимать, понятно тебе? Бьют нас? Значит, поделом бьют. Воюйте лучше, сукины 

сыны! Цепляйтесь за каждую кочку на своей земле, учитесь врага бить так, 

чтобы заикал он смертной икотой. А если не умеете, - не обижайтесь, что вам 

морду в кровь бьют и что жители на вас неласково смотрят! Чего ради они 


Страница 6 из 57:  Назад   1   2   3   4   5  [6]  7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"