Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Лучше моего на белом свете нету! Он у меня хороший человек, 

работящий, смирный, а как только вина нахлебается - лихой становится. Но я к 

участковому милиционеру жаловаться не хаживала: начнет буянить - и я скоро с 

ним управлялась; больно не бивала, а так, любя... Сейчас он в Куйбышеве, в 

госпитале после ранения лежит. Может, после на поправку домой пустят? 

- Обязательно пустят, - уверил Лопахин. - А по какому случаю, Наталья 

Степановна, у вас затевается завтрак на всю нашу бражку? Что-то я не 

пойму... 

- Тут и понимать нечего. Если бы вы вчера толком объяснили нашему 

председателю, что это ваша часть позавчера билась с немцами на хуторе 

Подъемском, вас еще вчера накормили бы. А то ведь мы, бабы, думаем, что вы 

опрометью бежите, не хотите нас отстаивать от врага, ну сообща и порешили 

про себя так: какие от Дона бегут в тыл - ни куска хлеба, ни кружки молока 

не давать им, пущай с голоду подыхают, проклятые бегунцы! А какие к Дону 

идут, на защиту нашу, - кормить всем, что ни спросят. Так и делали А про вас 

мы не знали, что это вы на Подъемском бились. Позавчера колхозницы нашего 

колхоза подвозили снаряды к Дону, вернулись оттуда и рассказывали. Наших 

родненьких, говорят, много побито было на той стороне Дона, но и немцев на 

бугре наклали, лежат, как дрова в поленнице. Знатье, что это вы там бой 

принимали, по-другому бы и встретили вас. Старший ваш, рыженький, седенький 

такой старичок, ночью к председателю ходил, рассказал ему, как вы жестоко 

сражались. Ну, гляжу, - на рассвете председатель чуть не рысью к моему двору 

поспешает. "Промашка, - говорит, - вышла, Наталья. Это не бегунцы, - 

говорит, - а герои. Режь сейчас же курей, вари им лапшу, чтобы эти ребята 

были накормлены досыта". Рассказал мне, как вы оборонялись на Подъемском, 

сколько потерей понесли, и я сейчас же лапшу замесила, восемь штук курей 

зарубила и - в котел их. Да разве нам для наших дорогих защитников каких-то 

несчастных курей жалко? Да мы все отдадим, лишь бы вы немца сюда не 

допустили! И то сказать, до каких же пор будете отступать? Пора бы уж и 

упереться... Вы не обижайтесь за черствое слово, но срамотно на вас 

глядеть... 

- Выходит так, что не тот ключик к вашему замку мы подбирали? - спросил 

Лопахин. 

- Выходит, что так, - улыбнулась хозяйка. 

Лопахин крякнул от досады, махнул рукой и пошел к колодцу. "Что-то не 

везет мне на любовь последнее время", - с грустью вынужден был признать он, 

шагая по тропинке. 

Командир дивизии полковник Марченко, раненный под Серафимовичем в 

предплечье и голову, в это утро, после перевязки, выпил стакан крепкого чаю, 

прилег отдохнуть. От потери крови и бессонных ночей все эти дни после 

ранения он чувствовал непроходящую слабость и болезненную, бесившую его 

сонливость. Однако едва лишь овладело им короткое забытье, - в дверь кто-то 

негромко, но настойчиво постучался. Не ожидая разрешения, в полутемную 

комнату вошел начштаба майор Головков. 

- Ты не спишь, Василий Семенович? - спросил он. 

- Нет, а что ты хотел? 

Преждевременно полнеющий, бочковатый и низкорослый Головков быстрыми 

шагами подошел к окну, снял пенсне и, протирая его носовым платком, стоя 

спиной к Марченко, сказал дрогнувшим голосом: 

- Прибыл тридцать восьмой... 

- А-а-а... - Марченко резко приподнялся на койке и со скрежетом стиснул 

зубы: острая боль в височной части чуть не опрокинула его навзничь. 

Он снова прилег, собрал все силы, спросил чужим и далеким голосом: 

- Как же?.. 

И откуда-то издалека дошел до его слуха знакомый голос Головкова: 

- Двадцать семь бойцов. Из них пятеро легко раненных. Привел старшина 

Поприщенко. Большинство - из второго батальона. Материальная часть - ты 

знаешь... Знамя полка сохранено. Люди ждут в строю. - И совсем близко, над 

ухом: - Вася, ты не вставай. Приму я. Не вставай же, чудак, тебе худо! Ты 

белый, как стенка. Ну, разве можно так?! 

Несколько минут Марченко сидел на койке, тихо покачиваясь, положив 

смуглую руку на забинтованную голову. На правом виске его густо высыпали 

мелкие росинки пота. Последним усилием воли он поднял свое большое костистое 

тело, твердо сказал: 

- Я выйду к ним. Ты знаешь, Федор, под этим знаменем я прослужил до 

войны восемь лет... Я сам к ним выйду. 

- Не упадешь, как вчера? 

- Нет, - сухо ответил Марченко. 

- Может быть, поддержать тебя под локоть? 

- Нет. Пойди, скажи - рапорта не надо. Знамя расчехлить. 

С крыльца Марченко сходил, медленно и осторожно ставя ноги на шаткие 

ступеньки, придерживаясь рукою за перила, и когда грузно ступил на землю, - 

в строю глухо и согласно щелкнули двадцать семь пар стоптанных солдатских 

каблуков. 

Как слепой, сначала на носок, а затем уже на всю подошву ставя ногу, 

полковник тихо подходил к строю. Старшина Поприщенко молча шевелил губами. В 

немой тишине слышно было сдержанно-взволнованное дыхание бойцов и шорох 

песка под ногами полковника. 

Остановившись, он оглядел лица бойцов одним незабинтованным и 

сверкающим, как кусок антрацита, черным глазом, неожиданно звучным голосом 

сказал: 

- Солдаты! Родина никогда не забудет ни подвигов ваших, ни страданий. 

Спасибо за то, что сохранили святыню полка - знамя. - Полковник волновался и 

не мог скрыть волнения: правую щеку его подергивал нервный тик. Выдержав 

короткую паузу, он заговорил снова: - С этим знаменем в 1919 году на Южном 

фронте сражался полк с деникинскими бандами. Это знамя видел на Сиваше 

товарищ Фрунзе. Развернутым это знамя многократно видели в бою товарищи 

Ворошилов и Буденный... 

Полковник поднял над головой сжатую в кулак смуглую руку. Голос его, 

исполненный страстной веры и предельного напряжения, вырос и зазвенел, как 

туго натянутая струна: 

- Пусть враг временно торжествует, но победа будет за нами!.. Вы 


Страница 56 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55  [56]  57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"