Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Морква тоже не вредная штука для борща, - мечтательно проговорил 

Некрасов. 

Старшина хотел что-то сказать, но вдруг сплюнул клейкую слюну, злобно 

проворчал: 

- А ну, кончай базар! Давай, дочищай оружие, сейчас проверять буду по 

всей строгости. Затеют дурацкие разговорчики, а ты их слушай тут, 

выворачивай живот наизнанку... 

 

Большинство бойцов расположилось спать на дворе, возле сарая. Хозяйка 

постелила себе на кухне, а в горнице, отделявшейся от кухни легкими сенями, 

легли на полу старшина, Стрельцов, Лопахин, Хмыз, Копытовский и еще четверо 

бойцов. 

Хмыз и длинношеий боец, за которым прочно утвердилась кличка Раколов, 

долго о чем-то шептались. Копытовский на ощупь ловил блох, вполголоса 

ругался. Лопахин выкурил две папироски подряд и притих. Спустя немного его 

шепотом окликнул старшина: 

- Лопахин, не спишь? 

- Нет. 

- Смотри не усни! 

- Не беспокойся. 

- Тебе бы для храбрости сейчас грамм двести водки, да где ее, у чертова 

батьки, достанешь? Лопахин тихо засмеялся в темноте, сказал: 

- Обойдусь и без этого зелья. 

Слышно было, как он с хрустом потянулся и встал. 

- Пошел, что ли? - шепотом спросил старшина. 

- Ну, а чего же время терять? - не сдерживая голоса, ответил Лопахин. 

- Удачи тебе! - проникновенно сказал Раколов. 

Лопахин промолчал. Ступая на цыпочках, он ощупью шел в кромешной тьме, 

направляясь к двери, ведшей в сени. 

- В доме спят самые голодные, остальные - во дворе, - вполголоса сказал 

Хмыз и по-мальчишески прыснул, закрывая рукою рот. 

- Ты чего? - удивленно спросил Копытовский. 

- Но пасаран! Они не пройдут! - дрожащим от смеха голосом проговорил 

Хмыз. 

И тотчас же отозвался ему Акимов, снайпер третьего батальона, желчный и 

раздражительный человек, до войны работавший бухгалтером на крупном 

строительстве в Сибири: 

- Я попрошу вас, товарищ Хмыз, осторожнее обращаться со словами, 

которые дороги человечеству. Интеллигентный молодой человек, насколько мне 

известно, окончивший десятилетку, а усваиваете довольно дурную манеру - 

легко относиться к слову... 

- Он не пройдет! - задыхаясь от смеха, снова повторил Хмыз. 

- И чего ты каркаешь, губошлеп? - возмущенно сказал Раколов. - "Не 

пройдет", "не пройдет", а он потихоньку продвигается. Слышишь, половица 

скрипнула, а ты - "не пройдет". Как это не пройдет? Очень даже просто 

пройдет! 

Копытовский предупреждающе сказал: 

- Тише! Тут главное - тишина и храп. 

- Ну, храпу тут хватает... 

- Тут главное - маскировка и тишина. Если и не спишь от голоду, то 

делай вид, что спишь. 

- Какая тут маскировка, когда в животе так бурчит, что, наверное, на 

улице слышно, - грустно сказал Раколов. - Вот живоглоты, вот куркули 

проклятые! Бойца - и не покормить, это как? Да, бывало, в Смоленской 

области, там тебе последнюю картошку баба отдаст, а у этих снега среди зимы 

не выпросишь! У них и колхоз-то, наверное, из одних бывших кулаков... 

Продвигается он или нет? Что-то не слышно. 

- Выдвинулся на исходные позиции, но все равно он не пройдет! - со 

смешком зашептал Хмыз. 

- Вас, молодой человек, окончательно испортила фронтовая обстановка. Вы 

неисправимы, как я вижу, - возмущенно сказал Акимов. 

- А ну, кончай разговоры! - сипло зашептал старшина. 

- И чего он шипит, как гусак на собаку? Дело его стариковское, лежал бы 

себе да посапливал в две отвертки... Не старшина у нас, а зверь на 

привязи... 

- Я тебе завтра покажу зверя! Ты думаешь, я тебя по голосу не узнал, 

Некрасов? Как ты голос не меняй, а я тебя все равно узнаю! 

Минуту в горнице держалась тишина, нарушаемая разноголосым храпом, 

потом Раколов с нескрываемой досадою проговорил: 

- Не продвигается! И чего он топчется на исходных? О, зараза! Он пока 

выйдет на линию огня, всю душу из нас вымотает! О господи, послали же такого 

торопыгу. К утру он, может, и доползет до сеней... 

Еще немного помолчали, и снова Раколов, уже с отчаянием в голосе, 

сказал: 

- Нет, не продвигается! Залег, что ли? И чего бы он залег? Колючую 

проволоку она протянула перед кухней, что ли? 

Окончательно выведенный из терпения, старшина приподнялся: 

- Вы замолчите ныне, вражьи сыны? 

- О господи, тут и так лежишь, как под немецкой ракетой... - чуть 

слышно прошептал Раколов и умолк: широченная ладонь Копытовского зажала ему 

рот. 

В томительном ожидании прошло еще несколько долгих минут, а затем на 

кухне зазвучал возмущенный голос хозяйки, послышалась короткая возня, что-то 

грохнуло, со звоном разлетелись по полу осколки какой-то разбитой посудины, 

и хлестко ударилась о стену дверь, ударилась так, что со стен, шурша, 

посыпалась штукатурка и, жалобно звякнув, остановились суетливо тикавшие над 

сундуком ходики. 

Спиною отворив дверь, Лопахин ввалился в горницу, пятясь, сделал 

несколько быстрых и неверных шагов и еле удержался на ногах, кое-как 

остановившись посредине горницы. 

Старшина с юношескою проворностью вскочил, зажег керосиновую лампу, 

приподнял ее над головой. Лопахин стоял, широко расставив ноги. 

Иссиня-черная лоснящаяся опухоль затягивала его правый глаз, но левый 

блестел ликующе и ярко. Все лежавшие на полу бойцы привстали, как по 

команде. Сидя на разостланных шинелях, они молча смотрели на Лопахина и ни о 

чем не спрашивали. Да, собственно, и спрашивать-то было не о чем: запухший 

глаз и вздувшаяся на лбу шишка, величиной с куриное яйцо, говорили 

красноречивее всяких слов... 

- Александр Македонсков! Мелкая блоха! Ну, как, скушал нежданку? - 

уничтожающе процедил сквозь зубы бледный от злости старшина. 

Лопахин помял в пальцах все увеличивавшуюся в размерах шишку над правой 


Страница 54 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"