Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Мыши твои деньги съедят, - все так же посмеиваясь, сказал 

председатель. 

Старшина не ответил. За дверями он отозвал в сторону Лопахина, шепнул: 

- Почин есть, а дальше что? В сказке солдат из топора кашу варил, так 

то - в сказке, а мы как будем, шахтер? Жидкая кашка без заправки и хлеба то 

же самое, что свадьба без жениха, а ребята голодные до смерти! Прямо 

безвыходное положение, - грустно заключил старшина. 

Безвыходное положение? Нет безвыходных положений! Так, по крайней мере, 

всегда считал Лопахин, и, быть может, последняя фраза старшины и заставила 

его принять опрометчивое решение... Веселые огоньки зажглись в светлых 

бесстрашных глазах Лопахина. Черт возьми, как он раньше не подумал об этом, 

как мог он опустить руки, имея на руках такой козырь, как свой неизменный 

успех у женщин, свою неотразимость, в которую верил всем сердцем? Лопахин 

бодро похлопал приунывшего старшину по плечу, сказал: 

- Главное, не робей, Поприщенко! Положись во всем на меня. Сейчас все 

организуем. На сегодня многого не обещаю, буду знакомиться с обстановкой и 

вести разведку боем, а уж завтра утром накормлю вас всех - во! - И приложил 

ребро ладони к раздувшимся ноздрям. 

- А что ты придумал? - осторожно осведомился старшина. - Может, какую 

беззаконную пакость? 

- Все будет согласно закона, даю честное бронебойное слово, - заверил 

Лопахин и широко улыбнулся. - В этом деле страдаю один я. Придется мне 

поколебать свои нравственные устои, но уж поскольку они и до этого давно 

расшатанные - готов пострадать ради товарищей. 

- Ты говори толком и не морочь мне голову. 

- А вот сейчас узнаешь. Товарищ председатель, на минутку! 

Лопахин, доверительно касаясь пуговицы на гимнастерке председателя и в 

упор глядя в его узко посаженные глаза, заговорил: 

- Парень ты свой, и я с тобой буду говорить начистоту: кормиться нам 

чем-нибудь надо, так? Ты помочь нам продуктами не можешь, так? Тогда помоги 

в другом деле. 

- В каком? 

- Есть в твоем колхозе вдова или солдатка, чтобы зажиточно жила, чтобы 

у нее в хозяйстве всякая чепуха была, ну, куры, там, или овцы, или другая 

какая мелкая живность? 

- Конечно, есть таковые. Колхоз наш не из бедных. 

- Ну вот и станови нас на постой на одну ночь к такой зажиточной 

гражданочке. А там уже наше дело будет, как с ней столкуемся. Только, 

пожалуйста, чтобы хозяйка не мордоворот была, а так, более или менее на 

женщину похожая, понимаешь? 

Председатель насмешливо сощурил глаза, спросил: 

- И не старше семидесяти лет? 

Слишком серьезный вопрос обсуждался, чтобы Лопахин мог принимать всякие 

шуточки. Он задумчиво помолчал, потом ответил: 

- Семьдесят - это, браток, многовато, это - цена с запросом, а на 

шестьдесят, на худой конец, согласен, куда ни шло! Риск - благородное дело! 

Но желательно, конечно, помоложе... 

- Что ж, это можно, - морща в улыбке губы, сказал председатель. - Это 

ты по-солдатски решаешь. На безрыбье, говорят, и рак рыба, а в поле - и жук 

мясо. Поставлю на квартиру, только, чур, на меня после не обижаться... 

- А в чем дело? - настороженно спросил Лопахин. 

- Недалеко отсюда живет одна солдатка. Лет ей под тридцать. Муж у нее 

на фронте, старший лейтенант. В хозяйстве у нее черта одного нет - и куры, и 

гуси, и утки, и двух большеньких поросят держит, и овец десятка полтора 

имеет. Богато живет! И главное - одна, ни детей, никого нет. Да вон дом ее, 

видишь за тополями зеленую крышу? Это она самое там проживает. А муж ее до 

войны работал... 

- Мне он по ночам не снится, ее муж, - нетерпеливо прервал Лопахин. - А 

в чем дело? За что можно обижаться-то? Возраст вполне подходящий! 

- Строга она, парень, ох, до чего строга! 

- Ну, это не страшно, не таких обламывали, веди, - самоуверенно сказал 

Лопахин и повернулся к старшине. - Разрешите действовать, товарищ старшина? 

Поприщенко устало махнул рукой. 

- Действуй. Только что-то мне сомнительно... Подведешь ты нас, Лопахин. 

- Я? Подведу? - возмутился Лопахин. 

- Очень даже просто подведешь. Служил я на действительной в старой 

армии, тоже молодой был, землю копытом рыл, не без греха жил. Ну, 

оторвешься, бывало, к знакомке, ну, яичницу и бутылку водки охлопочешь себе, 

а ведь тут двадцать семь человек... Вот я и думаю: как же это надо услужить 

бабе, чтобы она не на одного, а на двадцать семь душ харчей отпустила? Тут, 

шахтер, трудиться надо, я бы сказал... 

- А я с трудами не посчитаюсь, - скромно уверил его Лопахин. 

 

На западной окраине неба почти недвижно стояла белая, с розовым подбоем 

тучка. Вокруг неровных, зазубренных краев ее гулял вышний ветер, кучерявил 

лохматую окаемку. Выше тучи прошли на север четыре "мессершмитта". Они 

свалились вниз где-то за хутором, и спустя немного ветер донес частую дробь 

пулеметных очередей и глухие разрывы. 

- Кого-то накололи на дороге. Кому-то сейчас скучно там... - сказал 

высокий длинношеий боец, промышлявший за Доном раков. 

Лопахин только на секунду поднял голову, прислушиваясь к недалеким 

разрывам, и снова опустил ее, поплевывая на сапоги и тщательно надраивая их 

длинной лентой, отрезанной от полы немецкой шинели. 

Бойцы разместились под навесом сарая. В грязных, пропотевших насквозь 

исподних рубахах они чинили изорванные в локтях, выгоревшие гимнастерки, 

штаны и шинели, мудрствовали над изношенными и худыми сапогами и ботинками. 

Кто-то добыл по соседству сапожный инструмент, пару стареньких колодок и 

дратву. Копытовский, оказавшийся неплохим сапожником, подбил подметки на 

своих сапогах и, недовольно поглядывая на сваленную в кучу возле него обувку 

товарищей, негодуюше фыркнул: "Нашли сапожный комбинат! Нашли дурака на 

даровщину! Так я и буду вам молотком стучать до белой зари!" Он сидел на 


Страница 51 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50  [51]  52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"