Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

дому захватил я учебник про трактор "ЧТЗ" - с собой ношу на случай, если 

когда захочется почитать, - так вот хотел было списать из этого учебника 

страницы две и послать ей, чтобы вышло невестке в отместку, а потом 

раздумал. Как раз в обиду примет. Но что-то надо с ней делать, чтобы 

отвадить от этих глупостей... Что ты мне посоветуешь, Микола? 

Звягинцев посмотрел на товарища и огорченно крякнул. Николай, 

запрокинувшись на спину, крепко спал. Под черными, опущенными книзу усами 

его белели неровные зубы, а в приподнятых уголках рта так и остались 

морщинки - тени не успевшей сбежать с губ улыбки. 

Николай вскоре проснулся. Легкий ветер шевелил листья яблони. По траве 

скользили причудливо меняющиеся светлые блики. Где-то неподалеку ворковала 

горлинка, и, заглушая ее, работал с перебоями, с выхлопами мотор трактора. В 

переулке послышались голоса, смех, потом кто-то прокричал молодым, звучным 

тенорком: 

- Я говорил тебе, что свеча барахлит! Шведский ключ у тебя? Неси его 

сюда, миленький! Неси, рыбий глаз! 

В саду пахло вянущей травой, дымом и пригорелой кашей. Около полевой 

кухни, широко расставив кривые ноги, стоял приятель Николая бронебойщик Петр 

Лопахин. Он курил и лениво переругивался с поваром Лисиченко. 

- Опять каши наварил, гнедой мерин? 

- Опять. А ты не ругайся. 

- Вот где у меня сидит твоя каша, понятно? 

- А мне наплевать, где она у тебя сидит. 

- Ты не повар, а так, черт знает что. Никакой выдумки не имеешь, 

никакой хорошей идеи у тебя в голове нет. У тебя голова, как пустой котел, 

один звон в ней. Неужели ты не мог в этом хуторе овцу или чушку выпросить 

так, чтобы хозяин не видал? Щей бы хороших сварил, второе сготовил... 

- Отчаливай, отчаливай, слыхали мы таких! 

- Три недели, кроме пшенной каши, ничего от тебя не получаем, так 

делают порядочные повара? Сапожник ты, а не повар! 

- А тебе что, антрекота захотелось? Или, может, свиную отбивную? 

- Из тебя бы отбивную сделать! Больно уж материал подходящий, разъелся, 

как интендант второго ранга! 

- Ты поосторожней, Петька, а то ведь у меня кипяток под рукой... В 

медсанбат-то ходил? 

- Ходил. 

- Ну и что? 

- А ничего. 

- Чего же ты ходил? 

Лопахин притворно зевнул, помолчал. Улыбающийся Лисиченко, подбоченясь, 

смотрел на него, ждал ответа. 

- Так просто ходил, знакомых искал, - равнодушно сказал Лопахин. 

- А там одна была славненькая... Не клюнуло? 

- Я и не старался, чтобы клюнуло. 

- Ну, ты это брось! Я видел, как ты сапоги травой начищал и медаль свою 

тряпочкой надраивал. Не помогла, стало быть, и медаль? Да и как она тебе 

поможет? Будь у тебя, допустим, орден, тогда другое дело, а то, подумаешь, 

невидаль - медаль за отвагу! Там, браток, не с такими орденами попадаются. 

- Дурак, - беззлобно сказал Лопахин. - Говорю тебе, что и в мыслях 

ничего не держал, а так просто прошелся по хутору. После твоих харчей не 

очень-то разгуляешься. Последнее время я до того отощал, что даже жену во 

сне перестал видеть. 

- А что же тебе снится, герой? 

- Постные сны вижу, всякая дрянь снится, вроде твоей каши. 

"Охота им языками трепать", - подумал Николай и приподнялся, расправляя 

затекшие руки. 

Лопахин подошел к нему, шутовски раскланиваясь. 

- Как изволили почивать, почтенный мистер Стрельцов? 

- Пойди с поваром поговори, у меня голова болит, - хмуро сказал 

Николай.. 

Лопахин сощурил светлые разбойничьи глаза и понимающе покачал головой. 

- Все ясно: подавленное настроение в результате нашего отступления, 

жара и головная боль! Пойдем, Коля, искупаемся до обеда, а то ведь скоро 

трогаться. Наши ребята из речки не вылазят. Я и то ополоснул разок грешное 

тело. 

С Лопахиным Николай подружился недавно. В бою за совхоз "Светлый путь" 

окопы их были рядом. Лопахин прибыл в полк только накануне, с последним 

пополнением, и Николай видел его в деле впервые. Два танка зажгли 

бронебойщики, подпустив их на полтораста - сто метров, но, когда второй 

номер расчета был убит, Лопахин задержался с выстрелом, и третий танк, ведя 

с ходу огонь, перевалил через окоп бронебойщиков и на полной скорости 

устремился к огневым позициям батареи. Николай, стоя на коленях, набивал 

дрожащими руками диск автомата. Он видел, как из-под гусениц танка хлынула в 

окоп Лопахина желтая, глинистая земля, и подумал, что бронебойщики погибли, 

но спустя несколько секунд из полузаваленного окопа, из облака желтой, не 

успевшей осесть пыли высунулся длинный ствол ружья, повернутый в сторону 

прорвавшегося танка, хлопнул выстрел - и по темной броне остановившегося 

вдруг танка ящерицей скользнуло пламя, а потом повалил густой, черный дым. И 

почти тотчас же Лопахин окликнул Николая: 

- Эй ты, брюнет с усами! Живой? Николай приподнял голову и увидел 

багровое, злое, измазанное глиной лицо Лопахина. 

- Что же ты не стреляешь, в гроб твою душу?! Не видишь, вон они лезут! 

- заорал Лопахин, зверски выкатив светлые глаза, указывая на немцев, ползком 

пробиравшихся вдоль межи. 

Первой короткой очередью Николай срезал белые головки ромашки, росшей 

на гребне межи, а когда взял пониже, то сквозь яростную дробь своего 

автомата с наслаждением услышал резкий, два раза повторившийся вскрик. 

После боя вечером в землянку вошел Лопахин. Он внимательно оглядел 

красноармейцев, спросил: 

- А где у вас тут, ребята, брюнет с усами, красивый такой, похожий на 

английского министра Антона Идена? 

Николай повернулся лицом к свету, и Лопахин, увидев его, деловито 

сказал: 

- Нашел я тебя все-таки! Давай, землячок, выйдем, покурим на свежем 

воздухе. 

Они присели около землянки, закурили. 

- А ловко ты последний танк подбил, - сказал Николай, рассматривая в 


Страница 5 из 57:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"