Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

во сне, хожу, как испорченный... Лейтенант Жмыхов и штрафным батальоном мне 

грозил и как только не взыскивал, а у меня одна мыслишка: дальше фронта не 

пошлют, ниже рядового не разжалуют! Как есть одичал я, товарищей сторонюсь, 

сам себя не угадываю, и ничегошеньки-то мне не жалко: ни товарищей, ни 

друзей, не говоря уже про самого себя. А весной, помнишь, Лопахин, когда 

перегруппировка шла, двигались мы вдоль фронта и ночевали в Семеновке? Ну, 

так вот тогда первый раз со мной это дело случилось... Полроты в одной избе 

набилось, спали и валетами, и сидя, и по-всякому. В избе духота, жарища, 

надышали - сил нет! Просыпаюсь я по мелкой нужде, встал, и возомнилось мне, 

будто я в землянке и, чтобы выйти, надо по ступенькам подняться. В памяти 

был, точно помню, а полез на печку... А на печке ветхая старуха спала. Ей, 

этой старухе, лет девяносто или сто было, она от старости уже вся мохом 

взялась... 

Копытовский вдруг как-то странно икнул, побагровел до синевы, 

задыхаясь, закрыл лицо ладонями. Он смотрел на Некрасова в щелку между 

пальцами одним налитым слезою глазом и молча трясся от сдерживаемого смеха. 

Некрасов осекся на полуслове, нахмурился. Лопахин, свирепо шевеля 

губами, незаметно для Некрасова показал Копытовскому узловатый, побелевший в 

суставах кулак, сказал: 

- Давай дальше, Некрасов, давай, не стесняйся, тут, кроме одного 

дурака, все понятливые. 

Отвернувшись в сторону, смешливый Копытовский урчал, хрипел и тоненько 

взвизгивал, стараясь всеми силами подавить бешеный приступ хохота, потом 

притворно закашлялся. Некрасов выждал, пока Копытовский откашляется, 

сохраняя на помрачневшем лице прежнюю серьезность, продолжал: 

- Понятное дело, что эта старуха сдуру возомнила... Я стою на приступке 

печи, а она, божья старушка, рухлядь этакая шелудивая, спросонок да с 

испугу, конечно, разволновалась и этак жалостно говорит: "Кормилец мой, ты 

что же это удумал, проклятый сын?" А сама меня валенком в морду тычет. По 

старости лет эта бубновая краля даже на горячей печке в валенках и в шубе 

спала. И смех и грех, ей-богу! Ну, тут, как она меня валенком по носу 

достала раза два, я опамятовался и поспешно говорю ей: "Бабушка, не шуми, 

ради бога, и перестань ногами махать, а то, не ровен час, они у тебя при 

такой старости отвяжутся. Ведь это я спросонок нечаянно подумал, что из 

землянки наверх лезу, потому и забухался к тебе. Извиняюсь, говорю, бабушка, 

что потревожил тебя, но только ты за свою невинность ничуть не беспокойся, 

холера тебя возьми!" С тем и слез с приступка, со сна меня покачивает, как с 

похмелья, а у самого уши огнем горят. "Мать честная, думаю, что же это такое 

со мной получилось? А ежели кто-нибудь из ребят слыхал наш с бабушкой 

разговор, тогда что? Они же меня через эту старую дуру живьем в могилу 

уложат своими насмешками!" Не успел подумать, а меня кто-то за ногу хватает. 

Возле печки спал майор-связист, - это он проснулся, фонарик засветил, строго 

спрашивает: "Ты чего? В чем дело?" Я ему по форме доложил, как мне 

поблазнилось, будто я в землянке, и как я нечаянно потревожил старушку. Он и 

говорит: "Это у тебя, товарищ боец, окопная болезнь. Со мной тоже такая 

история была на Западном фронте. Дверь - направо, ступай, только смотри, 

куда-нибудь, на крышу не заберись со своей нуждой, а то свалишься оттуда и 

шею к черту сломаешь". 

По счастью, никто из ребят не слыхал нашего разговора, все спали с 

усталости без задних ног, и все обошлось благополучно. Но только с той поры 

редкую ночь не воображал себя в землянке, или в блиндаже, или в каком-нибудь 

ином укрытии. Вот ведь пропасть какая: ежели по боевой тревоге подымут, 

сразу понимаю, что и к чему, а по собственной нужде проснусь - непременно 

начинаю чудить... 

На прошлой неделе, когда в Стукачевом ночевали, в печь умудрился 

залезть. Ведь это подумать только - в печь! Настоящий сумасшедший и то 

такого номера не придумал бы... Чуть не задушился там. Куда ни сунусь - нету 

выхода, да и шабаш! А задний ход дать - не соображаю, уперся головой в 

кирпич, лежу. Кругом горелым воняет... "Ну, думаю, вот она и смерть моя 

пришла, не иначе снарядом завалило". Был у меня такой случай, завалило нас в 

блиндаже в ноябре прошлого года. Ежели бы товарищи тогда вскорости не отрыли 

- теперь бы уж одуванчики на моих костях росли... И вот скребу ногтями 

кирпич в печке, дровишки раскидываю, помалу шебаршусь, а сам диким голосом 

окликаю: "Товарищи, дорогие! Живой кто остался? Давайте откапываться своими 

силами!" Никто не отзывается. Слышу только, как сердце у меня с перепугу 

возле самого горла бьется. Поискал руками - лопатки на поясе при мне нету. 

"Всем остальным ребятам, думаю, как видно, концы, а один я не откопаюсь 

голыми руками". Ну, тут я, признаться, заплакал... "Вот, думаю, какой 

неважной смертью второй раз помирать приходится, провались ты пропадом и с 

войной такой!" Только слышу: кто-то за ноги меня тянет. Оказался это 

старшина. Вытянул он меня волоком, а я его в потемках, конечно, не угадываю. 

Стал на ноги и обрадовался страшно! Обнимаю его, благодарю. "Спасибо, мол, 

великое тебе, дорогой товарищ, что от смерти спас. Давай скорее остальных 

ребят выручать, а то пропадут же, задохнутся!" Старшина спросонок ничего не 

понимает, трясет меня за плечи и шепотом потихонечку спрашивает: "Да вас 

сколько же в одну печь набилось и за каким чертом?" А потом, когда смекнул, 

в чем дело, вывел меня в сени, матом перекрестил вдоль и поперек и говорит: 

"Три войны сломал, всякое видывал, а таких лунатов, какие не по крышам, а по 

чужим печам лазят, - встречаю первый раз. Ты же видел, говорит, что хозяйка 

еще засветло все съестное из печи вынула и дров на затоп наложила, за каким 

же ты дьяволом туда лез?" 

Я очухался и начал было объяснять ему про свою окопную болезнь, а он и 


Страница 46 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45  [46]  47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"