Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

от них лежит, они же чуют, что нам вот-вот надо подыматься... И тут Астахов 

подползет ко мне или к какому другому бойцу, даже зубами заскрипит от 

злости. "Вставать думаешь или корни в землю пустил? Ты человек или сахарная 

свекла?" Да лежачи как ахнет по всем этажам и пристройкам! А голос у него 

был представительный, басовитый такой, с раскатцем... Тут уж вскакиваем мы, 

и тогда фрицам солоно приходится, как доберемся - мясо из них делаем!.. У 

Астахова всегда был при себе полный набор самых разных слов. И вот 

прослушаешь такое его художественное выступление, лежачи в грязи, под огнем, 

а потом мурашки у тебя по спине по-блошиному запрыгают, вскочишь и, словно 

ты только что четыреста грамм водки выпил, бежишь к фрицевой траншее, не 

бежишь, учти, а на крыльях летишь! Ни холоду не сознаешь, ни страху, все 

позади осталось! А наш Астахов уже впереди маячит и гремит, как гром 

небесный: "Бей, ребята, так их и разэтак!" Ну как было с таким политруком не 

воевать? Он сам очень даже отлично в бою действовал и штыком и гранатой, а 

выражался еще лучше, с выдумкой, с красотой выражался! Речь начнет говорить, 

захочет - всю роту до слезы доведет жалостным словом, захочет дух поднять - 

и все на животах от смеха ползают. Ужасный красноречивый был человек! 

- Постой-ка, при чем тут красноречие? - попытался прервать Некрасова 

озадаченный Лопахин, но тот, увлеченный воспоминаниями, досадливо 

отмахнулся: 

- Не перебивай, слушай дальше! Этого Астахова, ежели хочешь знать, все 

нации понимали и уважали, вот какой он был человек! Даром, что не кадровый, 

не шибко грамотный и из себя пожилой, а боевой был ужасный! Он еще за 

гражданскую войну орден Красного Знамени имел, так-то, браток! Но и любили 

же в роте этого Астахова - страсть! За смелость любили, за его душевность к 

бойцам, а главное - за откровенное красноречие. Когда похоронили его возле 

села Красный Кут, вся рота слезами умылась. Пожилые бойцы и те плакали, как 

малые дети. Все нации, какие в роте были, не говоря уже про нас, русских, 

подряд плакали, и каждый на своем языке об нем сожалел. А ты, Лопахин, 

говоришь - при чем, дескать, тут красноречие. Нет, браток, красноречие при 

человеке - великое дело. И нужное слово, ежели оно вовремя сказано, всегда 

дорогу к сердцу найдет, я так понимаю. 

Совершенно сбитый с толку, Лопахин слушал товарища, изумленно пожимая 

плечами, изредка поглядывая в недоумении то на Копытовского, то на 

дремавшего Стрельцова, и на лице его явно отражалось так не свойственное ему 

выражение растерянности. Он никак не предполагал, что его ругательство 

произведет такое впечатление, и не ожидал столько восторженного восприятия 

от Некрасова, который всегда казался ему человеком черствым и равнодушным к 

яркому слову. 

Некрасов все еще задумчиво и мягко улыбался, погруженный в 

воспоминания, а Лопахин, растерянно потирая щеку с въевшейся в поры угольной 

пылью, уже говорил: 

- Послушай, дружище, да не об этом разговор! Дело не в красноречии, ну 

его к черту, красноречие, дело в том, что немец уже миновал нас и, как 

видно, на Волгу режет. А там - Сталинград... Тебе это понятно? 

- Очень даже понятно. Это он непременно туда, сволочь, нацеливается. 

Это он, паразит, туда хочет рвануть. 

- Ну вот! А ты о чем мечтаешь? Какой же дьявол в зятья сейчас 

устраивается, об отдыхе думает? Ты эту дурь, Некрасов, из головы выбрось. 

Это у тебя помрачение мозгов не иначе оттого, что ты сегодня на сырой земле 

спал... 

- А ты - на перине? Все нынче на сырой земле спали. 

- А вот только тебе одному в голову ударило - жениться. Нет, как 

хочешь, но это у тебя от сырости... 

- От какой там, к бесу, сырости! - с досадой сказал Некрасов. - Оттого, 

что сильно устал я за год войны, вот отчего, ежели хочешь знать. Да что, на 

мне свет клином сошелся? Желательно тебе - оставайся, а меня нечего 

агитировать, я сам с детства политически грамотный. Ну, останемся мы с 

тобой, ну, и мокро мы двое наделаем? Фронт удержим? Как бы не так! Я, 

Ло-пахин, с первых дней войны эту серую беду трепаю. - Некрасов похлопал по 

скатке широкой ладонью, тусклые глаза его неожиданно оживились и заблестели 

светло и жестко. - Имею я право на отдых или нет? 

- Когда как, - уклончиво ответил Лопахин. 

- Нет, ты не виляй, ты говори! 

- Сейчас - нет. 

Лопахин сказал это твердо и опять посмотрел в глаза Некрасова прямым, 

немигающим взглядом. Некрасов улыбнулся немного вкось и, словно бы ища 

сочувствия и поддержки, подмигнул Копытовскому, внимательно следившему за 

разговором. 

- Ага! Сейчас - нет? А когда же? После первого ранения я и опомниться 

не успел, как из медсанбата сразу же попал в часть, после второго, уже в 

тылу, прохожу гарнизонную комиссию, ну, думаю, теперь-то уж наверняка на 

недельку домой пустят. Как бы не так! Беса лысого пустили! С пересыльного 

обратно загремел на фронт. После третьего ранения отлежался в армейском 

госпитале - и снова в часть. Так и катаюсь круглый год на этой бесплатной 

карусели... До каких же пор можно так веселиться пожилому человеку? А года 

мои, учти, не молоденькие. 

- Воевать, значит, устарел, а жениться - самое в пору? 

- Да разве я к бабе думаю пристать от молодой прыти? От нужды, глупый 

ты человек! Мне эта проклятая пшенная каша из концентратов все 

печенки-селезенки переела! - с еще большей досадой вскричал Некрасов. - А 

тут и здоровьишко после трех ранений пошаливает. 

- Воевать, значит, здоровья не хватает, а в зятья идти - как раз? - 

снова спросил Лопахин, и все с тем же серьезным видом. 

Копытовский фыркнул, как лошадь, почуявшая овес, и закрыл рот рукою. А 

Некрасов внимательно посмотрел на Лопахина, сказал: 

- Слыхал я в госпитале, что есть одна такая паскудная болезнь, под 


Страница 44 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"