Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

поблизости наши окажутся. Кто-то из ребят говорил, будто видели здесь в лесу 

начштаба тридцать четвертого. Пора бы и сматываться нам отсюда, - размеренно 

говорил Некрасов. - Люди оборону занимают, блиндажи ладят, ходы сообщения 

роют, каждый при деле, а мы лодыря корчим, болтаемся в лесу, только другим 

мешаем. 

Лопахин упорно молчал. Некрасов перевел взгляд на Стрельцова и покачал 

головой. 

- А Николай зря вернулся из санчасти. Напиши, что ему лечиться надо, а 

то он так и останется на всю жизнь заикой, так и будет до самой смерти 

головой, как козел, трясти. 

- Я уже писал, - сухо ответил Лопахин. 

- А он что? 

- Остается тут. 

- Это он самовольно притопал? 

- А ты думал как? 

- Эх, напрасно! Ты бы его уломал. Вы же с ним приятели. 

- Пробовал. 

- Ну и что? 

- Не соглашается. Он нынешнюю обстановку понимает не так, как некоторые 

другие сукины сыны, - многозначительно сказал Лопахин. 

- Скажи пожалуйста! - сквозь зубы процедил Некрасов, почтительно и в то 

же время немного иронически взглянув на Стрельцова. 

Лопахин знал Некрасова давно. Они служили в одной части в тяжелые дни 

зимних боев на Харьковском направлении, после в составе одного пополнения 

пришли в этот полк. Они никогда не дружили и не сходились близко, может 

быть, по той причине, что Некрасов не отличался общительностью, но в бою на 

него всегда можно было положиться. Лопахин это твердо знал, а потому и 

сказал, испытующе глядя в бледно-голубые, словно бы выцветшие от усталости, 

глаза Некрасова: 

- Мы со Стрельцовым так порешили: мы остаемся тут. Не такая сейчас 

погода, чтобы в тылу натираться. Вон куда он нас допятил, немец... Стыд и 

ужас подумать, куда он нас допятил, сукин сын! Ты как, Некрасов, по старой 

дружбе не составишь компании? Один старый боец останется, да другой, да 

третий - ведь это же сила! По капле и река собирается. Мы тут нужнее, чем в 

другом месте, верно? 

Копытовский с удивлением отметил про себя просительные нотки в голосе 

Лопахина. Но Некрасов, не колеблясь и не раздумывая, решительно ответил: 

- Нет, не останусь. Пущай свеженькие повоюют, какие пороху не нюхали, 

пущай они горюшка лаптем похлебают, а я не против того, чтобы в тыл сходить. 

Пока полк переформируют, пока того да сего - я отдохну за мое почтенье, хоть 

отосплюсь за все эти каторжные дни! У меня, понимаешь ты, последнее время 

даже посторонние вошки завелись. От тоски, что ли? 

- От грязи. Купаешься раз в году, - негромко сказал Лопахин, с 

чрезмерным вниманием рассматривая выпуклые, панцирно-твердые миндалины 

ногтей на своих расслабленно лежавших на коленях руках. 

- Может, и от грязи, - охотно согласился Некрасов. - А купаться, сам 

знаешь, некогда, не на курортах загораем, да и малярия мне не позволяет. Так 

вот я в тылу хоть вошек обтрясу маленько, на время в зятья пристану к 

какой-нибудь бабенке... К самой завалящей пристану, лишь бы у нее в 

хозяйстве корова была! Эх, и поживу же в свое удовольствие возле горшка со 

сметаной, покуражусь над варениками с творожком! Отдохну как полагается, а 

потом... потом и обратно можно на фронт, не возражаю... 

Некрасов говорил, мечтательно прикрыв прищуренные глаза белесыми, 

выгоревшими на солнце ресницами, как-то по-особому вкусно причмокивая 

толстыми, вывернутыми губами. А Лопахин, вслушиваясь в его неторопливую 

речь, все выше поднимал косо изогнутую левую бровь и под конец не выдержал, 

с наигранной веселостью воскликнул: 

- Да ты, Некрасов, оказывается, чудак! 

- Чудак не я, а баран: он до покрова матку сосет, и глаза у него 

круглые... А я какой же чудак? Нет, это ты по ошибке... 

- Но, тогда ты уже не чудак, а кое-что похуже... - проговорил Лопахин 

раздельно и с той зловещей Сдержанностью, которая всегда у него 

предшествовала вспышке гнева. 

- Какой есть, теперь не переделаешь, поздновато, - с легким выдохом 

ответил Некрасов. - И ничего тут чудного нету. Мне один парень из этой 

дивизии, какая оборону заняла, рассказывал: формировались они в городе 

Вольске, и там присватался он к одной гражданочке, а у той гражданки муж 

ушел в армию, а в хозяйстве три дойные козы остались. Так, говорит, не житье 

ему было, а сплошная масленица! С того ли козьего молока или с какой другой 

причины, но только за месяц поправился он на шесть килограммов. Вот это я 

понимаю, оторвал парень! Все равно, как на курорте! 

- Да ты, никак, вовсе очумел, - злобно сказал Лопахин. - Ты слышишь, 

ушибленный человек, где бой идет? 

- Не глухой пока, слышу. 

- Так о чем же ты говоришь? О каких зятьях? О каком отдыхе?.. 

Лопахина прорвало, и он выругался, не переводя дыхания, так длинно и с 

такими непотребными и диковинными оборотами речи, что Некрасов, не дослушав 

до конца, вдруг блаженно заулыбался, закрыл глаза и склонил на правое плечо 

голову, словно упиваясь звуками сладчайшей музыки. 

- Ах, язви тебя! До чего же ты сладко выражаешься! - с восхищением, с 

нескрываемым восторгом сказал он, когда Лопахин, облегчившись, с силой 

втянул в себя воздух. 

Недавнюю сонливую усталость с Некрасова будто рукой сняло, и он 

торопливо заговорил, изредка с улыбкой поглядывая на Лопахина: 

- Ну и силен же ты, браток! Уж на что в нашей роте в сорок первом году 

младший политрук Астахов был мастер на такие слова, до чего красноречив был, 

а все-таки куда ему до тебя! И близко не родня! Не удавались ему, 

покойничку, кое-какие коленца, не вытанцовывались они у него. А красноречив 

был, словоохотлив - спасу нет! Бывало, подымает нас в атаку, а мы лежим. И 

вот он повернется на бок, кричит: "Товарищи, вперед на проклятого врага! Бей 

фашистских гадов!" Мы обратно лежим, потому что фрицы такой огонь ведут, ну 

не продыхнешь! Они же знают, стервы, что не мы, а смерть ихняя в ста саженях 


Страница 43 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42  [43]  44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"