Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

счетовод три года сватал одну девушку; она телефонисткой при сельсовете 

работала. Он ее сватает, а она не идет за него, потому что он ей совершенно 

не нравился и никакой к нему любви она не питала. Но он, собачий сын, 

все-таки своего добился: согласилась она выходить за него от отчаяния - до 

того надоел он ей своим приставанием. Вода, говорят, камень долбит, так и 

он: долбил три года и своего достиг. А она, эта девушка, заплакала и 

подругам так и сказала: "Выхожу за него, милые подружки, потому, - говорит, 

- что никакого покою от него не имею, а вовсе не по горячей любви". Ну, 

одним словом, пришло дело к концу, записались они в загсе. Вечером счетовод 

гостей созвал. Сидит за столом, сияет, как блин, намазанный маслом, 

довольный, невозможно гордый собой: как же, три года сватал и на своем 

все-таки поставил! И вот он гордился, гордился, а через полчаса тут же, за 

столом, ноги протянул. И знаешь, по какой причине? Вареником подавился, гад! 

От радости или от жадности, этого я не могу сказать, но только глотнул он 

его целиком, не жевавши, а вареник и попади ему в дыхательное горло. Ну, и 

готов! Его уж, этого неудачного молодого, и кверх ногами ставили, и по спине 

кулаками и стульями били, били, надо прямо сказать, с усердием и чем попадя, 

и квачем в горло ему лазили, чего только с ним не делали! Не помогло. Так, 

за столом сидя, и овдовела, к своему удовольствию, наша телефонистка. А еще 

у нас в колхозе был такой случай... 

- Закройся со своими случаями! - строго приказал Лопахин. 

Копытовский покорно умолк. Минуту спустя он споткнулся о пень и, гремя 

котелком, растянулся во весь рост. 

- Тобою только сваи на мосту забивать! - злобно зашипел Лопахин. 

- Да ведь темнота-то какая, - потирая ушибленное колено, виновато 

оправдывался Копытовский. 

Молчать - после всего пережитого днем - он был, видимо, не в состоянии 

и, пройдя немного, спросил: 

- Не знаешь, Лопахин, куда нас старшина ведет? 

- К Дону. 

- Я не про то: к маету он ведет или куда? 

- Левее. 

- А на чем же мы там переправляться будем? - испуганно спросил 

Копытовский. 

- На соплях, - отрезал Лопахин. Несколько минут Копытовский брел молча, 

а потом примирительно сказал: 

- А ты не злись, Лопахин! И вот ты все злишься, все злишься... И чего 

ты, спрашивается, злишься? Одному тебе несладко, что ли? Всем так же. 

- Того и злюсь, что ты глупости одни болтаешь. 

- Какие же глупости? Как будто ничего такого особенного не сказал. 

- Ничего? Хорошенькое ничего! Видишь ты, что немец по мосту кроет? 

- Ну, вижу. 

- Видишь, а спрашиваешь: к мосту идем или куда Ты, с твоим телячьим 

рассудком, ясное дело, повел бы людей к разбитому мосту, огня хватать... И 

вообще отвяжись от меня со своими дурацкими вопросами, без тебя тошно. И на 

пятки мне не наступай, а то я могу локтем кровь у тебя из носа вынуть. 

- Ты на свои пятки фонари навесь, а то их не видно в потемках. Тоже, с 

дамскими пятками оказался... - огрызнулся Копытовский. 

- Фонарей, в случае чего, я могу тебе навешать, а пока ты ко мне не 

жмись, я тебе не корова, и ты мне не теленок, понятно? 

- Я к тебе и не жмусь. 

- Держи дистанцию, понятно? 

- Я и так держу дистанцию. 

- Какая же это дистанция, если ты все время мне на пятки наступаешь? 

Что ты возле меня трешься? 

- Да не трусь я возле тебя, на черта ты мне сдался! 

- Нет, трешься! Что ты, потеряться боишься, что ли? 

- И вот опять ты злишься, - удрученно проговорил Копытовский. - 

Потеряться я не боюсь, а переправляться без моста, как бы тебе сказать... 

ну, опасаюсь, что ли! Тебе хорошо рассуждать, ты плавать умеешь, а я не умею 

плавать, совершенно не умею, да и только! Идем мы левее моста, лодок там не 

будет, это я точно знаю. А раз лодок не будет, то переправляться придется на 

подручных средствах, а я уже ученый: переправлялся через Донец на подручных 

средствах и знаю, что это за штука... 

- Может, ты на время закроешься со своими разговорчиками? - сдержанно, 

со зловещей вежливостью вопросил из темноты голос Лопахина. 

И унылый, но преисполненный упрямой решимости тенорок Копытовского 

откуда-то сзади, из-за темной шапки куста, ему отозвался: 

- Нет, я не закроюсь, мне жить осталось - самые пустяки, только до 

Дона, а потому я должен перед смертью высказаться... Даже закон есть такой, 

чтобы перед смертью высказываться. Подручные средства - вот что такое: 

умеешь плавать - плыви, а не умеешь - затыкай пальцами ноздри покрепче и 

ступай на дно раков пасти... Получили мы приказ форсировать Донец, ну, наш 

командир роты и дает команду: "Используй подручные средства, за мной, 

ребята, бегом!" Скатил я в воду порожний немецкий бочонок из-под бензина, 

ухватился за него и болтаю ногами, форсирую водную преграду в лице этого 

несчастного Донца. До середины кое-как добрался, не иначе течением или 

ветром меня отнесло, а потом, как только одежда на мне намокла, так и начал 

я от бочонка отрываться. Он, проклятый, вертится на воде, и я вместе с ним: 

то голова у меня сверху, а то внизу, под водой. Один раз открою глаза - мать 

честная! - красота, да и только: солнце, небо синее, деревья на берегу, в 

другой раз открою - батюшки светы! - зеленая вода кругом, дна не видно, 

какие-то светлые пузыри мимо меня вверх летят. Ну, и, как полагается, 

оторвался я от этого бочонка, пешком пошел ко дну... Спасибо, товарищ один 

нырнул и вытащил меня. 

- Напрасно сделал. Не надо было вытаскивать! - сожалеюще сказал 

Лопахин. 

- Напрасно не напрасно, а вытащили. Ты бы, конечно, не вытащил, от тебя 

жди добра! Только потому я теперь и норовлю подальше от этих подручных 

средств держаться. Лучше уж под огнем, да по мосту. Потому и подпирает мне 

под дыхало, как только вспомню, сколько я тогда донецкой водички 


Страница 33 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  [33]  34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"