Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

подход им хороший, скрытный, балочка с бугра наискось идет, видал ты ее? 

Борзых молча кивнул головой. 

- Лейтенант так и сказал: "Я, говорит, на Борзых и на тебя, Лопахин, 

надеюсь. Стоять будем до последнего". 

- Правильно делает, что надеется, - сдержанно сказал Борзых. - Народу 

нас мало осталось, но ребята все такие, однако, что оторви да брось. Мы-то 

устоим, вот как соседи? 

- Соседи пусть сами о себе беспокоятся, - сказал Лопахин. 

И Борзых снова молча кивнул головой. Лопахин поднялся, пожал широкую, 

негнущуюся руку товарища, сказал: 

- Желаю удачи, Аким! 

- Взаимно и тебе. 

Миновав две стрелковые ячейки и поравнявшись с третьей, Лопахин, словно 

перед неожиданным препятствием, вдруг ошалело остановился, протер глаза, 

сквозь зубы негодующе сказал: "Миленькое дельце! Этого мне еще недоставало 

на старости лет..." Из окопа, отрытого по-настоящему и с очевидным знанием 

дела, из-под низко надвинутой каски, не мигая, смотрели на него усталые, но, 

как всегда, бесстрастные, холодные голубые глаза повара Лисиченко. Полное 

лицо повара с налитыми, как антоновские яблоки, щеками выглядело необычно 

моложаво, даже весело, а голубые глаза спокойно и, как показалось Лопахину, 

вызывающе и бесстыже щурились. 

Подчеркнуто шаркающей походкой Лопахин приблизился к ячейке, присел на 

корточки и, глядя на повара сверху вниз, сказал шипящим и ничего доброго не 

предвещающим голосом: 

- Здравствуйте. 

- Наше вам, - холодно ответил Лисиченко. 

- Как ваше здоровье? - любезно осведомился Лопахин, испепеляя повара 

пронизывающим взглядом, еле одерживая готовое прорваться наружу бешенство. 

- Благодарю вас, топайте дальше, к чертовой матери. 

- Я бы тебе ответил по всем правилам военной науки, но не для тебя 

берегу самые дорогие и редкостные слова, - выпрямляясь, сказал Лопахин. - Ты 

мне ответь на один-единственный вопрос: какой дурак посадил тебя в эту ямку, 

и что ты думаешь высидеть в этой ямке, и где кухня, и что мы сегодня будем 

жрать по твоей милости? 

- Никто меня сюда не сажал, приятель. Сам отрыл себе окопчик, сам и 

разместился тут, - спокойным и скучающим голосом ответил Лисиченко. 

Лопахин чуть не задохнулся от охватившего его негодования. 

- Разместился? Ах, ты... А кухня? 

- А кухню я бросил. А ты тут не ахай, пожалуйста, и не пугай меня 

понапрасну. Мне возле кухни быть сегодня стало грустно, потому и бросил ее. 

- Загрустил, бросил и по своей доброй воле пришел сюда? 

- Точно. Что тебя еще интересует, герой? 

- Ты что же, думаешь, что без тебя оборону не удержим? - скороговоркой 

спросил Лопахин, пронизывая Лисиченко все тем же немигающим и ненавидящим 

взглядом. 

Но не так-то просто было запугать или даже смутить бывалого и видавшего 

всяческие виды повара. Спокойно глядя на Лопахина снизу вверх, он сказал: 

- Вот именно, попал в самую точку, не понадеялся я на тебя, Лопахин, 

подумал, что дрогнешь в тяжелую минуту, потому и пришел. 

- Почему же ты белый колпак не надел? У генеральского повара колпак, 

видел я, на голове чистый-пречистый... Почему не надел-то? - задыхаясь, 

спросил Лопахин. 

- Ну, так у генеральского, а я для чего же его надел бы? - ожидая 

подвоха, нерешительно спросил Лисиченко. 

Лопахин не выдержал и с наслаждением, со вкусом сказал: 

- Надо бы тебе его надеть, чтобы скорее тебя, толстого индюка, тут 

убили! 

Но Лисиченко только рукой махнул и все так же невозмутимо ответил: 

- Меня убьют тогда, когда на твоей могиле, Петя, чертополох вырастет, 

когда тебе земляная жаба титьку даст, не раньше. 

Говорить с поваром было бесполезно. Он был неуязвим в своем добродушном 

украинском спокойствии, словно железобетонный дот, а потому Лопахин, 

передохнув, тихо и неуверенно сказал: 

- Стукнул бы я тебя чем-нибудь тяжелым так, чтобы из тебя все пшено 

высыпалось, но не хочу на такую пакость силу расходовать. Ты мне раньше 

скажи - и без всяких твоих штучек, - что мы нынче жрать будем? 

- Щи. 

- Как? 

- Щи со свежей бараниной и с молодой капустой. 

Лопахин проигрывал игру: над ним явно издевались, а он не находил таких 

увесистых слов, чтобы достойно ответить. 

Снова присел он на корточки возле окопа, призвал на помощь все свое 

самообладание, проникновенно заговорил ! 

- Лисиченко, я сейчас перед боем очень нервный, и шутки твои мне 

надоели, говори толком: народ без горячего хочешь оставить? Гляди, ребята 

этого тебе не простят. Я первый могу хлопнуть по тебе прямой наводкой, и мне 

наплевать, что из тебя тогда получится и какого цвета будет у тебя после 

этого лицо. Ведь ты понимаешь, кто ты есть? Ты - бог войны! Не артиллерия - 

бог войны, это про нее зря так говорят, а ты самый настоящий бог, потому что 

главное и в наступлении и в обороне - это харч, и всякий род войск без харча 

- все равно, что ноль без палочки. Чего же ты тут околачиваешься? Иди, 

милый, отсюда поскорее, пока тебя за ноги не выволокли, иди, маскируйся как 

следует и, пока все тихо в окрестностях войны, с малым дымом вари кашу. Черт 

с ней, согласен даже кашу твою есть: без нее хуже, чем с ней. Кто мы есть 

без горячей пищи? Мы жалкие люди, даю честное слово! Я, например, без 

хлебова становлюсь несчастней самого последнего итальянца, хуже самого 

несчастного румына. И прицел у меня становится не тот, и какая-то слабость в 

ногах, и в руках дрожь появляется... Иди, Лисиченко, и будь спокоен, 

управимся тут и без тебя. Клянусь тебе, что твоя должность такая же 

почетная, как и моя. Ну, может быть, на какую-нибудь десятую долю только 

пониже... 

Лопахин ждал ответа, а Лисиченко медленно достал из кармана розовый, 

расшитый немыслимыми цветами кисет, медленно оторвал от газетного листа 

косую и длинную полоску и еще медленнее стал вертеть козью ножку. Только 


Страница 24 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23  [24]  25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"