Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

один наш боец или командир не скажет тебе тогда милосердного слова, ни одна 

душа не подымется на твое прощение, уж это точно! И я непременно доживу до 

того дня, немец, когда по твоей поганой земле с дымом пройдемся, и погляжу я 

тогда, гад ты ползучий и склизкий, каким рукавом ты будешь слезу у себя 

вытирать. Должен я этого достигнуть потому, что невыносимо злой я на тебя и 

охота мне тебя доконать и упокоить на веки вечные в твоем змеином гнезде, а 

не тут, в какой-нибудь нашей губернии... 

Так и шел он, тихо бормоча, обращаясь к неведомому немцу, в этот момент 

олицетворявшему для него всю немецкую армию и все зло, содеянное этой армией 

на русской земле, зло, которое во множестве видел Звягинцев за время войны, 

зло, которое и сейчас светило ему в пути зловещими отсветами пожаров. 

Мысли вслух помогали Звягинцеву бороться со сном, и как-то утешнее 

становилось у него на сердце от сознания, что все равно, рано или поздно, но 

не уйти врагу от расплаты, как бы ни рвался он сейчас вперед, как бы ни 

пытался отсрочить свою неминучую гибель. 

- Придем к тебе с разором, собачий сын, придем! Любишь в гости ходить - 

люби и гостей принимать! - чуть погромче сказал взволнованный своими 

рассуждениями Звягинцев. 

И в это время устало топавший сзади Лопахин положил ему руку на плечо, 

спросил: 

- Что это ты, комбайнер, бормочешь, как тетерев на току? Подсчитываешь, 

сколько хлеба сгорело? Брось, не мучайся, на эти убытки у тебя в голове цифр 

не хватит. Тут профессора математики надо приглашать. 

Звягинцев умолк, а потом уже другим, тихим и сонным голосом ответил: 

- Это я сон от себя разговором прогоняю... А хлеб мне, как крестьянину, 

конечно, жалко. Боже мой, какой хлеб-то пропал! Сто, а то и сто двадцать 

пудов с гектара, это, брат, понимать надо. Вырастить такой хлебец - это тебе 

не угля наковырять. 

- Хлеб, он сам растет, а уголь добывать надо, ну, да это не твоего ума 

дело, лучше объясни мне, почему ты, как сумасшедший, сам с собой 

разговариваешь? Поговорил бы со мною, а то бормочешь что-то про себя, а я и 

думаю: в уме он или последний за эту ночь выжил? Ты сам с собой не смей 

больше разговаривать, я эти глупости строго воспрещаю. 

- Ты мне не начальство, чтобы воспрещать, - с досадой сказал Звягинцев. 

- Ошибаешься, дружок, именно я теперь и начальство над тобой. 

Звягинцев на ходу повернулся лицом к Лопахину, угрюмо спросил: 

- Это почему же такое ты оказался в начальниках? 

Лопахин постучал обкуренным ногтем по каске Звягинцева, насмешливо 

сказал: 

- Головой надо думать, а не этой железкой! Почему я начальство над 

тобой, говоришь? А вот почему: при наступлении командир находится впереди, 

так? При отступлении - сзади, так? Когда высоту за хутором обороняли, мой 

окоп был метров на двадцать вынесен впереди твоего, а сейчас вот я иду сзади 

тебя. Теперь и пораскинь своим убогим умом, кто из нас начальник - ты или я? 

И ты мне должен в настоящее время не грубить, а, наоборот, всячески 

угождать. 

- Это, то есть, почему же? - еще более раздраженно спросил Звягинцев, 

плохо воспринимавший шутки и не переносивший балагурства Лопахина. 

- А потому, еловая твоя голова, что от полка остались одни мелкие 

осколки, и если еще малость повоевать с таким же усердием, как и раньше, 

отстоять еще одну-две высотки, - то как раз останется нас в полку трое: ты 

да я да повар Лисиченко. А раз трое нас останется, то окажусь я в должности 

командира полка, а тебя, дурака, назначу начальником штаба. Так что на 

всякий случай ты дружбу со мной не теряй. 

Звягинцев сердито дернул плечом, поправляя винтовочный ремень, и, не 

поворачиваясь, сдержанно сказал: 

- Таких, как ты, командиров не бывает. 

- Почему? 

- Командир полка должен быть серьезный человек, самостоятельный на 

слова... 

- А я разве несерьезный, по-твоему? 

- А ты балабон и трепло. Ты всю жизнь шутки шутишь и языком, как на 

балалайке, играешь. Ну какой из тебя может быть командир? Грех один, а не 

командир! 

Лопахин слегка покашлял, и, когда заговорил снова, в голосе его 

явственно зазвучали смешливые нотки: 

- Эх, Звягинцев, Звягинцев, простота ты колхозная! Командиры бывают 

разные по уму и по характеру, бывают среди них и серьезные, и веселые, и 

умные, и с дурцой, а вот уж начальники штабов все на одну колодку деланные, 

все они - праведные умницы. В прошедшие времена, доложу я тебе, были такие 

случаи: командир глуп, как бутылочная пробка, но по характеру человек 

отважный, напористый, на горло ближнему своему умеет наступить, кое-что в 

военном деле смыслит, ну, и, конечно, грудь у него, как у старого воробья, 

колесом, усы в струнку, голос для команды зычный, матерными словами он, 

браток, владеет в совершенстве, словом, орел-командир, и больше ничего не 

скажешь. Но в войне на одной бравой выправке далеко не уедешь, ты согласен с 

этим? 

Звягинцев охотно согласился, и Лопахин продолжал. 

- Вот в таком случае и дают командиру умного начальника штаба. Глядишь, 

куда лучше дела у нашего орла-командира пошли! Высшее начальство им 

довольно, авторитет этого командира растет, будто на дрожжах, все командира 

прославляют, все о нем говорят, а начальник штаба - умный такой, собака, но 

замухрыжистый от скромности, - под командирской славой, как цветок под 

лопухом, в тени прячется... Никто его до поры до времени не чествует, никто 

Иван Ивановичем не зовет, а всему делу он голова, командир-то только вроде 

вывески. Вот такие дела бывали при царе Фараоне. 

Довольно улыбаясь, Звягинцев сказал: 

- Иногда ты, Петя, толковые штуки говоришь, Конечно, если мне, скажем к 

примеру, быть бы возле тебя вроде как бы начальником штаба, - то уж я не дал 

бы тебе всякие глупости вытворять! Все-таки я человек серьезный, а ты, не в 


Страница 15 из 57:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14  [15]  16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"