Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ладах балалайка, и умение кое-как тренькать на ней. Из всех воспитанников 

никто этой науки не осилил, и поэтому единственного музыканта уважали. 

У Цыгана еще не было случая завоевать расположение товарищей, но он искал 

долго, упорно и наконец нашел. 

Однажды, сидя в кабинете завшколой за партией в шахматы, Колька, победив 

три раза подряд, четвертую игру нарочно провалил. 

Приунывший Викниксор повеселел. Несмотря на свои пятнадцать лет, Колька 

хорошо играл в шахматы, и зав-школой редко выигрывал. Поэтому он очень 

обрадовался, когда загнанный и зашахованный его король вдруг получил 

возможность дышать, а через шесть ходов Колька пропустил важное передвижение 

и получил мат. 

- Красивый матик. Здорово вы мне влепили, - притворно восторгался Цыган, 

разваливаясь в кожаном кресле. - Очень красивый мат, Виктор Николаевич. 

Викниксор расцвел в улыбке. 

- Что? Получил? То-то, брат. Знай наших. 

Цыган минуту выждал, тактично промолчав, и дал Викниксору возможность 

насладиться победой. Потом, переменив тон, небрежно спросил: 

- Виктор Николаевич, а как насчет газеты? Будете выпускать или нет? 

- Как же, как же. Она уже почти готова, - оживился Викниксор. - Только 

вот, брат, материалу маловато. Ребята не несут. Приходится самому писать. 

- Да, это плохо, - посочувствовал Колька, но Викниксор уже увлекся: 

- Ты знаешь, я и название придумал, и даже пробовал сам заголовок 

нарисовать, но ничего не вышло, плохо рисую. Зато весь номер уже 

перепечатан, только уголок заполнить осталось. Я пробовал и стихи написать, 

да что-то неудачно выходит. А ведь когда-то гимназистом писал, и писал 

недурно. Помню, еще, бывало, Блок мне завидовал. Ты знаешь Блока - поэта 

знаменитого? 

- Знаю, Виктор Николаевич. Он "Двенадцать" написал. Читал. 

- Ну вот. Так я с ним в гимназии на одной парте сидел, и вот, бывало, 

сидим и пишем стихи, всё своим дамам сердца посвящали. Так ведь, представь 

себе, бывало, так у меня складно выходило, что Блок завидовал. 

- Неужели завидовал? - удивлялся Колька. 

- Да. А вот теперь совсем не могу писать - разучился. 

- А я ведь с вами, Виктор Николаевич, как раз об этом и хотел поговорить, 

- деликатно вставил Цыган. 

Завшколой удивленно взглянул. 

- Ну-ну, говори. 

Колька помялся. 

- Да вот тоже, вы знаете, попробовал стишки написать, принес показать 

вам. 

- Стишки? Молодец. Давай, давай сюда. 

- Они, Виктор Николаевич, так, первые мои стихи. Я их о выпуске 

стенгазеты написал. 

- Вот, вот и хорошо. 

Тон заведующего был такой ободряющий и ласковый, что Колька уже совсем 

спокойно вытащил свои стихи и, положив на стол, отошел в сторону. 

Завшколой взял листочек и стал читать вслух; 

Ура, ребята! В нашей школе 

Свершилось чудо в один миг. 

И вот теперь висит на стенке 

Своя газета - просто шик. 

Прочтя первый куплет, Викниксор помолчал, подумал и сказал: 

- Гм. Ничего. 

Колька, чуть не прыгая от радости, выскочил из кабинета. 

В спальню он вошел спокойный. 

Ребята по-прежнему сидели у печки. При его входе никто даже не оглянулся, 

и Кольку это еще больше обозлило. 

- Ладно, черти, узнаете, - бормотал он, укладываясь спать. 

 

* * * 

Через пару дней Шкида действительно узнала Громоносцева. 

- Ты видел, а? 

- Что? 

- Вот чумичка. Что! Пойди-ка к канцелярии, Позек-сай, газету выпустили 

школьную. "Ученик" называется. 

- Ну? 

- Ты погляди, а потом нукай. Громоносцев-то у нас... 

- Что Громоносцев? 

- Погляди - увидишь! 

Шли толпами и смотрели на два маленьких листика. Четвертую часть всей 

газеты занимал заголовок, разрисованный карандашами. 

Читали напечатанные бледным шрифтом статейки без подписи о методах 

воспитания в школе, потом шмыгали глазами по второму листку и изумленно 

гоготали: 

- Ай да Цыган! Ловко оттяпал. 

- Прямо поэт. 

Колька и сам не поверил, когда увидел свои стихи рядом с большой статьей 

Викниксора, но под стихами стояло: "Ник. Громоносцев". Оставалось верить и 

торжествовать. 

Стихи были чуть-чуть исправлены и первое четверостишие звучало так: 

Ура, ребята! В нашей школе 

Свершилось чудо в один миг! 

У канцелярии на стенке 

Висит газета "Ученик". 

Газета произвела большое впечатление. Читали ее несколько раз. Вызывал 

некоторое недоумение заголовок, представлявший собою нечто странное. По 

белому полю полукругом было расположено название "Ученик", а под ним 

помещался загадочный рисунок - головка подсолнуха с оранжевыми лепестками, 

внутри которого красовался черный круг с двумя белыми буквами: "Ш. Д.", 

вписанными одна в одну - монограммой. 

Что это означало, никто не мог понять, пока однажды за обедом 

непоседливый Воронин не спросил при всех заведующего: 

- Виктор Николаевич, а что означает этот подсолнух? 

- Подсолнух? Да, ребята... Я забыл вам сказать об этом. Это, ребята, наш 

герб. Отныне этот герб мы введем в употребление всюду. А значение его я 

сейчас вам объясню. Каждое государство, будь то республика или 

наследственная монархия, имеет свой государственный герб. Что это такое? Это 

- изображение, которое, так сказать, аллегорически выражает характер данной 

страны, ее историческое и политическое лицо, ее цели и направление. Наша 

школа - это тоже своеобразная маленькая республика, поэтому я и решил, что у 

нас тоже должен быть свой герб. Почему я выбрал подсолнух? А потому, что он 

очень точно выражает наши цели и задачи. Школа наша состоит из вас, 

воспитанников, как подсолнух состоит из тысячи семян. Вы тянетесь к свету, 

потому что вы учитесь, а ученье - свет. Подсолнух тоже тянется к свету, к 

солнцу, - и этим вы похожи на него. 

Кто-то ехидно хихикнул. Викниксор поморщился, оглядел сидящих и, найдя 

виновного, молча указал на дверь. 


Страница 9 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"