Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Орущее, свистящее, ревущее кольцо, в котором, как в хороводе, двигался 

онемевший от ужаса Янкель ввалилось в прихожую. Тут Янкель и увидел Тоню 

Маркони. 

Она стояла, прижавшись к дверям, и испуганно озиралась по сторонам, 

окруженная пляшущими, поющими, кривляющимися шкидцами. Горбушка дергал ее за 

рукав и кричал: 

- Вон он, вон он, твой Гриха! 

Тоня бросилась к Янкелю как к защитнику. Янкель, взяв ее руку, беспомощно 

огляделся, ища выхода из адского хоровода. 

- Янкель с невестой! Янкель с невестой! - кричали ребята, танцуя вокруг 

несчастной парочки. 

- Через почему такое вас двое? - пел петухом Воробей в самое ухо Янкелю. 

- Дю-у-у! - вдруг грохнул весь хоровод. Тоня, взвизгнув, зажала уши. У 

Янкеля потемнело в глазах. Нагнув голову, он, как бык, ринулся вперед, таща 

за собой Тоню. 

- Дю-у-у! - стонало, ревело и плясало вокруг многоликое чудовище. Янкель 

пробился к дверям, вытолкнул Тоню па лестницу и выскочил сам. Кто-то 

напоследок треснул его по шее, кто-то сунул ногой в зад, и он как стрела 

понесся вниз. 

Тоня стояла внизу на площадке. Губы ее вздрагивали. Она стыдилась 

взглянуть на Янкеля. 

Янкель, почесывая затылок, бессвязно бормотал о том, что ребята пошутили, 

что это у них такой обычай, а самому было и стыдно и досадно за себя, за 

Тоню, за ребят. 

Разговор так и не наладился. Тоня скоро ушла. 

Две недели вся школа преследовала Янкеля. Его вышучивали, над ним 

смеялись, издевались и - больше всего - негодовали. Шкидец - и дружит с 

девчонкой. И смех и позор. Позор на всю школу. 

Янкель, осыпаемый градом насмешек, уже жалел, что позволил себе дружить с 

девчонкой. 

"Дурак, баба, нюня!" - ругал он себя, с ужасом вспоминая прошлое, но в 

глубине осталась какая-то жалость к Тоне. 

Многое передумал Янкель за это время и наконец принял твердое решение, 

как и подобало настоящему шкидцу. 

Через две недели Тоня снова пришла в Шкиду. Она осталась на дворе и 

попросила вызвать Гришу Черных. 

Янкель не вышел к ней, но выслал Мамочку. 

- Вам Гришу? - спросил, усмехаясь, Мамочка. - Ну, так Гриша велел вам 

убираться к матери на легком катере. Шлет вам привет Нарвский совет, 

Путиловский завод и сторож у ворот, Богомоловская улица, петух да курица, 

поп Ермошка и я немножко! 

Мамочка декламировал до тех пор, пока сгорбившаяся спина девочки не 

скрылась за воротами. 

Вернувшись в класс, он доложил: 

- Готово... На легком катере. 

- Молодец Янкель! - восхищались ребята. - Как отбрил. 

Янкель улыбался, хотя радости от подвига не чувствовал. Честь Шкиды была 

восстановлена, но на душе у Янкеля остался какой-то мутный и грязный осадок. 

А вот теперь, через два года, Янкель снова вспомнил Тоню. 

На его глазах ломались традиции доброго старого времени. То, что тогда 

было позором, теперь считалось подвигом. Теперь все бредили, все 

рассказывали о своих подругах, и тот, у кого ее не было, был самый 

несчастный и презираемый всеми. 

"За что же я ее тогда?" - с горечью думал Янкель, и едкая обида на ребят 

разъедала сердце. Ведь это из-за них он прогнал Тоню, а теперь они сами 

делали то же, и никто не смеялся над ними. 

Янкель ходил мрачный и неразговорчивый. Думы о Тоне не выходили из 

головы, и с каждым днем сильнее росло желание увидеть ее, пойти к ней. 

Однажды Янкель открыл свою тайну Косте Финкельштейну. 

Костя выслушал его и, щуря темные подслеповатые глаза, важно сказал: 

- По-моему, тебе надо сходить к ней. 

- Ты думаешь? - обрадовался Янкель. 

- Я думаю, - сказал Костя. 

 

* * * 

Наступал вечер. Шкидцы торопливо чистились, наряжались, нацепляли на 

грудь жетоны и один за другим убегали на улицу, каждый к своему заветному 

уголку. 

Только Костя не торопился. Он доставал из парты томик любимого Гейне, 

засовывал в карман оставшийся от обеда кусок хлеба и уходил. 

Косте еще не довелось мучиться, ожидая любимую где-нибудь в условном 

месте, около аптеки или у ларька табтреста. Костино сердце дремало и 

безмятежно отстукивало секунды его жизни. 

Костя любил только Гейне и сквер у Калинкина моста. 

Скверик был маленький, грязноватый, куцый, обнесенный жидкой железной 

решеткой, но Косте он почему-то нравился. 

Каждый день Костя забирался сюда. Здесь, в стороне от шумной улицы, 

усевшись поудобнее на скамье, он доставал хлебную горбушку, раскрывал томик 

стихов и углублялся в чтение. 

Стоило только Костиным глазам скользнуть по первым строчкам, как все 

окружающее мгновенно исчезало куда-то и вставал новый, невиданный мир, 

играющий яркими цветами и красками. 

Костя поднимал голову и, глядя на темнеющую за решеткой Фонтанку, 

вдохновенно декламировал: 

Воздух свеж, кругом темнеет, 

И спокойно Рейн бежит, 

И вечерний отблеск солнца 

Гор вершины золотит... 

Костя поднимал голову и в экстазе глядел, любовался серенькой Фонтанкой, 

которая в его глазах была уже не Фонтанка, а тихий широкий Рейн, лениво 

играющий изумрудными волнами, за которыми чудились очертания гор и... 

На скале высокой села 

Дева - чудная краса, 

В золотой одежде, чешет 

Золотые волоса... 

Костя жадно глядел вдаль, стараясь разглядеть в тумане эту скалу, и искал 

глазами Лорелею, златокудрую и прекрасную. Искал долго и упорно, затаив 

дыхание. 

Но Лорелеи не было. На набережной слышался грохот телег, ругались 

извозчики. 

Тогда Костя уныло опускал голову, чувствуя, как тоска заползает в сердце, 

и снова читал. И опять загорался, ерзал, начинал громко выкрикивать фразы, 

перевертывая страницы дрожащими от возбуждения пальцами, и снова впивался 

глазами в серую туманную даль. 

И вдруг однажды увидел Лорелею. 

Она шла от Калинкина моста прямо к скверику, где сидел Костя. Легкий 

ветерок трепал ее пышные золотистые волосы, и они вспыхивали яркими 


Страница 78 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77  [78]  79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"