Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Ребята, Еонин и Черных переводятся в пятый разряд за симуляцию болезни 

и отлынивание от занятий. Пусть это послужит вам уроком. В следующий раз 

больные должны представлять удостоверение лекпома. 

Янкель и Японец уже стали в строй. У дверей остался стоять незнакомый 

парнишка в серой куртке. 

Викниксор вспомнил о нем и отрекомендовал: 

- А это ваш новый товарищ Ельховский Павел... Ельховский, - обратился он 

к новичку, - стань в ряды. 

Новичок смущенно и нерешительно подошел к строю. 

- Стань по ранжиру, после Черных, - сказал Костец. 

Строй разомкнулся, и Ельховский стал в спину Янкелю. Сзади него оказался 

Японец. 

Викниксор вышел из зала, зачем-то вызвав и Костеца. 

- Как тебя зовут, сволочь? - спросил Японец у новенького. 

- Почему сволочь? - удивился тот. Голос у него оказался тонким и каким-то 

необыкновенно писклявым. 

- Почему сволочь? - переспросил Японец. - Да потому, что, гадина, мы 

из-за тебя засыпались. Не приди ты, ничего бы не было. 

- Не логично, - пропищал Ельховский. - Я не виноват, что так случилось. 

- "Не логично"... А тут изволь в пятом разряде сиди, - вмешался Янкель, 

не успевший даже подзавернуть хлебных огрызков и предвкушавший удовольствие 

просидеть без отпуска, а следовательно, и впроголодь, в течение пяти недель. 

В зал вошел Костец. Был он хмур и насуплен, - по-видимому, получил от 

начальства выговор. 

- Смирно! 

Снова класс заходил вкруговую по залу. Снова из-под пальцев Бессовестина 

полились звуки марша: 

Увидела француза 

И хвать его за пузо, - 

Она, она 

Голодная была. 

Японец злился. Он чувствовал, что сам виноват в случившемся, но, желая 

выместить на ком-нибудь злобу, стал преследовать новичка Ельховского. Он 

наступал новичку на ноги, отчего у того сваливались тряпичные домашние 

туфли, и украдкой шпынял его кулаком в спину... Ельховский сперва решил не 

обращать внимания на выходки Японца, но, когда эти выходки стали переходить 

меру, он запищал: 

- Отстань! 

Японец еще больше обозлился и с силой наступил па ногу новичка. 

Ельховский дернул ногой, застежка туфли лопнула, и туфля осталась на полу. 

Выходка Японца была бы замечена, и он был бы еще больше наказан, не 

прозвени в этот самый миг звонок. 

Ребята, наблюдавшие еще во время маршировки за преследованием Японцем 

новичка, обступили Ельховского. 

Тот сидел на корточках, склонившись над разорванной туфлей. Лицо его 

сжалось в гримасу: казалось, что вот-вот он расплачется. 

Но он не заплакал. Вместо этого он стал чихать. Чихал он как-то особенно, 

корчил лицо, жмурился, и звук чоха у него получался какой-то необыкновенно 

нежный: 

- Апсик!.. 

Чихал он часто, с определенными промежутками. Ребята окружили его и 

смотрели с недоумением и любопытством. 

- Что это с ним? - испуганно спросил Японец. 

- Чихает, - ответил Янкель. 

- Вижу, что чихает, а зачем чихает? 

- Так, должно быть, привычка... наследственность. 

- Чихун, - сказал кто-то. 

Купец нагнулся и больно щелкнул Ельховского в затылок. Тогда выступил 

Ленька Пантелеев. 

- Чего издеваетесь над человеком? - сказал он. - Тебя небось, Купец, не 

мучили, когда новичком был?! 

Класс расхохотался. 

- И смешного ничего нет, - покраснев, заявил Пантелеев. - Нечего 

хвастаться своей гуманностью, хорошим отношением к новичкам, когда сами их 

бьете... Разве не правда? 

Никто не ответил. Все молчали, молчание же, как известно, служит знаком 

согласия. 

Ельховский тем временем напялил искалеченную туфлю, поднялся, чихнул в 

последний раз и, тоскливо оглядев ребят, остановил признательный взгляд на 

Пантелееве. 

В коридоре, когда ребята расходились по классам, Пантелеев подошел к 

новичку. 

- Будем сламщиками, - сказал он. - Сламщиками у нас зовут друзей. Будем 

друзьями... Идет? 

Ельховский не ответил, только кивнул головой. Пантелеев протянул сламщику 

руку, тот крепко пожал ее. 

 

* * * 

Панька Ельховский родился в Смоленске. 

Панькин отец, учитель начальной городской школы, принадлежал к числу тех 

людей, которых не любит начальство. Начальство не любит людей слишком умных, 

замкнутых и свободомыслящих. Панькин отец был умный и свободомыслящий: он 

принадлежал к местному социал-демократическому кружку. За это он был 

отстранен от должности учителя, проще сказать - изгнан. Он целиком отдал 

себя революционному делу, семья же голодала, дети росли. Отец искал работы, 

но не мог найти ее. Мать стирала в господских домах, мыла полы. Детство 

Паньки - нерадостное детство. 

В 1917 году Панькиного отца убили на улице казаки. Панька жил с матерью, 

потом мать отдала его в приют; там он пробыл до 1921 года. Потом старший 

брат Паньки, краском, поехал в Питер в Военную академию, а через полгода 

выписал в Петроград и семью - мать, сестру и братишку Паньку. Панька пожил с 

месяц, не больше, дома и забузил, забузил отчаянно, так как был истериком. 

Брат попробовал воздействовать на него сам - не помогло; тогда он обратился 

в отдел народного образования. И Панька попал в Шкиду. 

Шкида его встретила недружелюбно, но потом, узнав поближе, полюбила 

крепко, пожалуй крепче, чем кого-либо. Он был парень добрый, необыкновенно 

отзывчивый, по-шкидски честный, а главное - любил бузить. Буза же была, как 

известно, культом поклонения шкидцев. 

На другой день после прихода Ельховского Шкида должна была совершить 

еженедельное паломничество в баню. Все четыре отделения выстроились в зале, 

устроили перекличку. Не хватало одного новичка. На его розыски был послан 

Алникпоп. Через минуту он вернулся и, подойдя к Викниксору, что-то сказал 

ему. Викниксор покраснел, сорвался с места и побежал в четвертый класс. 

Панька Ельховский сидел на новом своем месте, за партой Пантелеева, и читал 

книгу. При входе Викниксора он даже не поднял головы. Викниксор мгновение 


Страница 63 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62  [63]  64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"