Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

институте для нервных больных". 

Но "водо-свето- и воздухолечения" Королев не получил. Сергиевская 

рассыпалась, и он попал в Шкиду. 

В Шкиде две первые характеристики не подтвердились. Королев не воровал, 

вел себя прилично и бузил в меру. Незаметно было в нем также и следов 

"умственного переутомления". 

Лишь в одном отзыв профессора Грибоедова оказался правильным. Мишка 

Королев страдал неврастенией и бессонницей. 

В эти бессонные ночи он безумствовал, был сам не свой. Ругал воспитателей 

последними словами, балагурил, плакал... А выспавшись, "опохмелившись", 

каялся и снова становился "нормально-дефективным". 

Таков Королев Михаил. 

Третий тип - Старолинский. 

Он - низенького роста. Лицо у него совсем детское, а манера одеваться и 

фигура делают его похожим на старорежимного гимназистика. У Володьки 

Старолинского отца не было, были лишь мать и отчим, ломовой извозчик. 

Старолинский тоже неврастеник. Страдает клептоманией; когда находят 

припадки, ворует что попало; кроме того, он самый неисправимый картежник... 

На Сергиевскую Старолинский попал, как и товарищи его, за воровство и в 

Шкиду пришел со скверной репутацией. 

Четвертый - Тихиков. 

Сергиевская его характеризует так: 

"Тихиков Евгений - мальчик из интеллигентной семьи, круглый сирота, имеет 

дядю. Тихиков - очень способный мальчик, все усваивает легко и хорошо 

занимается, но не чужд лени. К товарищам относится хорошо, но держится 

несколько особняком. Не терпит общих прогулок и всегда под каким-нибудь 

предлогом старается остаться дома. Со старшими сдержан, возражает всегда 

логично и почти не грубит. В классе сидит прилично. Курит, порой увлекается 

карточной игрой, не чужд спекуляции, но вообще мальчик любознательный, 

отзывчивый, серьезный и несколько замкнутый". 

У Тихикова треугольная голова, высокий лоб, коротенькая, нескладная 

фигура. В Шкиде до конца дней своих Тихиков оставался замкнутым, бузил 

редко. 

Четверка пришла в Шкиду крепко спаянной в неделимый союз. Думали сообща 

отстаивать свои интересы. Наученные опытом Сергиевской, не ожидали встретить 

хороший прием. 

Но ошиблись. Встретили их очень хорошо, как впрочем, встречали и всех 

других. 

С первого же дня Джапаридзе, как самый развитой, примкнул к "верхам". 

Узнав, что в Шкиде издаются журналы, он заявил о своем желании издавать 

журнал "Шахматист". Вероятно, узрев в этом какую-либо для себя выгоду, 

Янкель заключил с ним сламу. 

Королев вошел в сламу с Купцом, а Старолинского взял под свое 

покровительство Пантелеев. 

Лишь один Тихиков остался без друзей закадычных. Вечно сидел он за 

партой, читал Майн Рида или Жюля Верна и что-то все время жевал... Жевал, 

пережевывал, отрыгал и икал. За это впоследствии он получил кличку Жвачное. 

Четверка принесла с собой старые клички: Королев - Флакончик, 

Старолинский - Мальчик, Тихиков - Адмирал, а Джапаридзе - кличку непечатную. 

В Шкиде лишь одному Тихикову удалось сохранить прозвище Адмирал, 

остальных переименовали в первый же день их прихода. 

- Джапаридзе - слишком длинно, - заявил Японец. - А похабных кличек мы не 

даем. Поэтому назовем тебя просто Дзе. 

- Ваше дело, - согласился грузин, - Дзе так Дзе. 

Старолинского тот же Японец назвал почему-то Голым барином. Звали его 

впоследствии Голый барин, Барин, Голый, и просто Голенький. 

Королева прозвали Кальмотом за то, что он вместо "кусок" говорил 

"кальмот": 

- Дай мне кальмот хлебца. 

Или: 

- Одолжи кальмотик сахарина. 

Одновременно с Сергиевской четверкой пришел в Шкиду и Кубышка, бесшумный 

человечек с пухлым лицом и туманным прошлым. 

 

САША ПЫЛЬНИКОВ 

Косталмед, действует. - На гимнастику, живо! - Исцеление прокаженных. - 

"Альте камераден". - Мюллеровская гимнастика. - Манна небесная на классной 

печке. - Парень с бабьим лицом. - Туфля. - Жест налетчика. - Недотыкомка. 

Прозвенел звонок, кончилась перемена. В класс четвертого отделения вошел 

Косталмед, он же Костец. 

- На гимнастику, живо! 

Ребята нехотя поплелись из класса. 

- Живо! - подгонял Костец, постукивая круглой полированной палочкой. 

Когда все вышли из класса, за партами остались сидеть Японец и Янкель. 

- А вы что? - подняв брови, спросил Костец. 

- Не можем, - скривив лицо, проговорил Японец. - У нас ноги болят. 

Больные шкидцы по приказанию Викниксора освобождались от гимнастики. 

- Покажите, - сказал Костец. 

Японец, прихрамывая, подошел к воспитателю и поднял босую ногу. Нога на 

пятке пожелтела, вздулась, и в самом центре образовалось отвратительное на 

вид нагноение. 

- Нарыв в последней стадии, - стонущим голосом отрекомендовал Японец. - В 

уборную еле хожу, не только что на гимнастику. 

- Ладно, оставайся, - сказал Костец. - А ты? - обратился он к Янкелю. 

Янкель чуть ли не на четвереньках подполз к халдею. 

- Сил нет, - прохрипел он. - Замучила, чертова гадина. 

Он загнул брюки. На изгибе колена и дальше к бедру проходил страшный, 

красный с синеватыми прожилками шрам. 

- Где это тебя угораздило? - поморщившись, спросил Костец. 

- Дрова пилил, - ответил Янкель. - Пилой. Ходить не могу, дядя Костя, тем 

более упражнения делать. 

- Оставайся, - согласился Костец и вышел из класса. 

Когда он вышел, Янкель, плотно закрыв за ним дверь, сказал: 

- Ну, брат, сейчас, пожалуй, можно и вылечиться. 

С этими словами он подошел к своей парте, загнул брюки и, помусолив 

ладонь, одним движением руки смыл страшную рану. 

То же самое сделал и Японец. 

Исцелившись, оба уселись за парты. Японец вынул книгу, а Янкель - начатый 

журнал. 

Этот способ отлынивания от гимнастики был придуман Янкелем; он же, 

обладая способностями рисовальщика, художественно разрисовывал, за небольшую 

плату, язвы, раны, опухоли и прочее. 

Костец верил, что эти болезни - настоящие. И сейчас, когда воспитатель 


Страница 61 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60  [61]  62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"