Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Жарко чугунку натопили в четвертом отделении, вот пол и загорелся. 

- Электрическую проводку слишком давно не меняли. 

- Курил кто-нибудь. Чинарик оставил... 

Но настоящую причину знал один Янкель: маленький красный уголек все время 

то потухал, то вспыхивал перед глазами. 

Наступило утро. 

Уехали пожарные, оставив грязные лужи и кучи обгорелых досок на снегу. 

Печально глядели шесть оконных впадин, копотью, дымом и гарью ударяя в 

нос утренним прохожим. 

Сгорели два класса, и выгорел пол в спальне. 

Утром старшие ходили по пепелищу, с грустью поглядывая на обгорелые 

бревна, на почерневшие рамы и закоптелые стены. Разыскивали свои пожитки, 

стараясь откопать хоть что-нибудь. Бродили вместе с другими и Янкель с 

Японцем, искали "Зеркало", но, как ни искали, даже следов обнаружить не 

могли. 

Они уже собирались уходить, как вдруг Янкель нагнулся над кучей всякого 

горелого хлама, сунул в эту кучу руку и извлек на свет что-то бесформенное, 

мокрое и лохматое. 

Замелькали исписанные печатными буквами знакомые листы. 

- Ура! Цело! 

С величайшими предосторожностями, чуть ли не всем классом откапывали 

любимое детище и наконец извлекли его, но в каком виде предстало перед ними 

это детище! Обгорели края, пожелтела бумага. Полному уничтожению "Зеркала" 

помешала вода и, по-видимому, обвалившаяся штукатурка, придавившая шкидскую 

газету, и заживо похоронившая ее в развалинах. 

Редакция ликовала. 

Потом Викниксор устроил собрание, опрашивал воспитанников, интересовался 

их мнением, и все сошлись на одном: 

- Виновата буржуйка. 

Тотчас же торжественным актом буржуйки были уничтожены по всей школе. 

 

* * * 

Дня через два третий и четвертый классы возобновили занятия, перебравшись 

во вновь оборудованные классы наверху. Классы были не хуже прежних, но 

холодно и неприветливо встретили воспитанников новые стены. И не скоро 

привыкли к ним ребята. 

Янкель и Японец как-то сразу вдруг утратили любовь к старому "Зеркалу" и 

смотрели на него, как на калеку, с отвращением. 

Долго не могли собраться с духом и выпустить двадцать шестой номер 

газеты, а потом вдруг, посовещавшись, решили: 

"Поставим крест на старом "Зеркале". 

Недели через две вышел первый номер роскошного многокрасочного журнала 

"Зеркало", который ничем не был похож на своего хоть и почтенного, но 

бесцветного родителя. 

А республика Шкид, покалеченная пожаром, долго не могла оправиться от 

нанесенной ей раны, как не может оправиться от разрушений маленькая страна 

после большой войны. 

 

ЛЕНЬКА ПАНТЕЛЕЕВ 

Мрачная личность. - Сова. - Лукулловы лепешки. - Пир за счет Викниксора. 

- Монашенка в штанах. - Один против всех. - "Темная". - Новенький попадает 

за решетку. - Примирение. - Когда лавры не дают спать. 

Вскоре после пожара Шкидская республика приняла в свое подданство еще 

одного гражданина. 

Этот мрачный человек появился на шкидском горизонте ранним зимним утром. 

Его не привели, как приводили многих; пришел он сам, постучался в ворота, и 

дворник Мефтахудын впустил его, узнав, что у этого скуластого, низкорослого 

и густобрового паренька на руках имеется путевка комиссии по делам 

несовершеннолетних. 

В это время шкидцы под руководством самого Викниксора пилили во дворе 

дрова. Паренек спросил, кто тут будет Виктор Николаевич, подошел и, 

смущаясь, протянул Викниксору бумагу. 

- А-а-а, Пантелеев?! - усмехнулся Викниксор, мельком заглядывая в 

путевку. - Я уже слыхал о тебе. Говорят, ты стихи пишешь? Знакомьтесь, 

ребята, - ваш новый товарищ Алексей Пантелеев. Между прочим, сочинитель, 

стихи пишет. 

Эта рекомендация не произвела на шкидцев большого впечатления. Стихи 

писали в республике чуть ли не все ее граждане, начиная от самого 

Викниксора, которому, как известно, завидовал и подражал когда-то Александр 

Блок. Стихами шкидцев удивить было трудно. Другое дело, если бы новенький 

умел глотать шпаги, или играть на контрабасе, или хотя бы биография у него 

была чем-нибудь замечательная. Но шпаг он глотать явно не умел, а насчет 

биографии, как скоро убедились шкидцы, выудить из новенького что-нибудь было 

совершенно невозможно. 

Это была на редкость застенчивая и неразговорчивая личность. Когда у него 

спрашивали о чем-нибудь, он отвечал "да" или "нет" или просто мычал что-то и 

мотал головой. 

- За что тебя пригнали? - спросил у него Купец, когда новенький, сменив 

домашнюю одежду на казенную, мрачный и насупившийся, прохаживался в 

коридоре. 

Пантелеев не ответил, сердито посмотрел на Купца и покраснел, как 

маленькая девочка. 

- За что, я говорю, пригнали в Шкиду? - повторил вопрос Офенбах. 

- Пригнали... значит, было за что, - чуть слышно пробормотал новенький. 

Кроме всего, он еще и картавил: вместо "пригнали" говорил "пгигнали". 

Разговорить его было трудно. Да никто и не пытался этим заниматься. 

Заурядная личность, решили шкидцы. Бесцветный какой-то. Даже туповатый. 

Удивились слегка, когда после обычной проверки знаний новенького определили 

сразу в четвертое отделение. Но и в классе, на уроках, он тоже ничем 

особенным себя не проявил: отвечал кое-как, путался; вызванный к доске, 

часто долго молчал, краснел, а потом, не глядя на преподавателя, говорил: 

- Не помню... забыл. 

Только на уроках русского языка он немножко оживлялся. Литературу он 

знал. 

По заведенному в Шкиде порядку первые две недели новички, независимо от 

их поведения, в отпуск не ходили. Но свидания с родными разрешались. Летом 

эти свидания происходили во дворе, в остальное время года - в Белом зале. В 

первое воскресенье новенького никто не навестил. Почти весь день он 

терпеливо простоял на площадке лестницы у большого окна, выходившего во 

двор. Видно было, что он очень ждет кого-то. Но к нему не пришли. 


Страница 49 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48  [49]  50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"