Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

преступников нельзя приписать целиком ни Викниксору (хоть он и вложил в это 

дело всю душу), ни лучшим из его сотрудников. Никакими усилиями не 

справились бы они с непокорной, разнохарактерной и в то же время сплоченной 

Больницей, если бы на нее одновременно не влияли другие - более мощные - 

силы. 

О том, что именно сыграло решающую роль в судьбе шкидцев, можно узнать, 

прочитав один из рассказов Л. Пантелеева. 

Этот рассказ, носящий заглавие "Американская каша", написан в форме 

открытого письма к бывшему президенту Соединенных Штатов Гуверу, основателю 

АРА - Ассоциации помощи голодающим. 

Обращаясь к президенту, Л. Пантелеев говорит: 

"...Я в то время не был писателем. Я был тем самым голодающим, которым вы 

помогали. 

Я был беспризорным, бродягой и в тысяча девятьсот двадцать первом году 

попал в исправительное заведение для малолетних преступников. Я выражаюсь 

вашим языком, так как боюсь, что вы меня не поймете. По-нашему, я был 

социально-запущенным и попал в дефективный детдом имени Достоевского..." 

Очевидно не надеясь на литературную осведомленность президента Гувера, 

Пантелеев считает нужным вполне серьезно пояснить: 

"...Достоевский - это такой писатель. Он уже умер", 

А затем продолжает: 

"В этом доме нас жило шестьдесят человек. 

Хорошее было времечка 

Для вас - потому, что недавно лишь кончилась мировая война и ваша страна 

с аппетитом поедала и переваривала военные при были... 

Для нас это время было хорошим потому, что уже заканчивалась гражданская 

война и наша Красная Армия возвращалась до мой с победными песнями, хотя и в 

рваных опорках. И мы тоже бегали без сапог, мы едва прикрывали свою наготу 

тряпками и писали диктовки и задачи карандашами, которые урвали бумагу и 

ломались на каждой запятой. Мы голодали так, как не голодают, пожалуй, ваши 

уличные собаки. И все-таки мы всегда улыбались. Потому, что живительный 

воздух революции заменял нам и кислород, и калории, и витамины..." 

Дальше в "Письме к президенту" рассказывается, как в благотворительной 

столовой АРА кто-то перечеркнул химическим карандашом крест-накрест лицо 

Гувера, самодовольно поглядывавшего с портрета, и под портретом написал: 

"Old devil" ("Старый дьявол"). 

Случилось это вскоре после того, как на стоявшем в петроградском порту 

американском пароходе "Old devil" офицер в фуражке с золотыми звездами 

жестоко избил повара-негра, бросившего шкидцам с борта какой-то пакетик. 

Кто именно перечеркнул портрет Гувера чернильным карандашом, ни автор 

"Письма президенту", ни его тогдашние товарищи не знали, но на грозный 

вопрос: "Кто это сделал?" - все они, не сговариваясь, встали из-за стола и 

хором ответили: "Я!" 

За эту историю их выгнали из столовой АРА, лишили американской шоколадной 

каши, маисового супа, какао и белых булок, а заодно и отпуска на целых два 

месяца. 

"Опять мы хлебали невкусный жиденький суп с мороженой картошкой. Опять 

жевали мы хлеб из кофейной гущи. И снова и снова мы набивали свои желудки 

кашей, в которой было больше камней, чем сахара или масла..." 

Воспитанники школы для дефективных, так долго не признававшие никаких 

законов и не ладившие с милицией и угрозыском, чувствовали себя, однако, 

советскими гражданами, детьми революции. 

Часто они спрашивали Викниксора: 

" - Виктор Николаевич, почему у нас в школе нельзя организовать комсомол? 

Викниксор хмурил брови и отвечал, растягивая слова: 

- Очень просто... Наша школа дефективная, почти что с тюремным режимом, а 

в тюрьмах и дефективных детдомах ячейки комсомола организовывать не 

разрешается... Выйдете из школы, равноправными гражданами станете - можете и 

в комсомол и в партию записаться". 

Ребята долго и настойчиво просят Викниксора дать им учителя политграмоты, 

но после нескольких неудачных гастролей весьма сомнительных преподавателей 

сами решают организовать кружок для изучения политграмоты и марксизма. 

Собираются по ночам в дровяном сарае или в коридоре сырого полуразрушенного 

здания. В желтом свете огарка Еонин, по прозвищу Японец, несколько более 

осведомленный в области политики, чем другие шкидцы, читает им доклады о 

съезде комсомола, о конгрессе Коминтерна. 

Собрания эти окружены романтической тайной, и паролем для приходящих 

служат поговорки из жаргона картежников и уголовников: 

" - Четыре сбоку! Ваших нет". 

Или: 

" - Деньги ваши! Будут наши!" 

О ночных сборищах стало наконец известно вездесущему Викниксору. Как и во 

многих других случаях, он сумел вовремя подхватить и натравить в новое русло 

затею шкидцев. По его совету вместо "подпольного комсомола" был организован 

в школе открытый кружок, которому ребята дали название "Юный коммунар", 

сокращенно - Юнком. 

На первых порах юнкомцам пришлось выдержать яростное сопротивление 

шкидской орды, да и сами они не один раз срывались. И все-таки в конце 

концов юнком стал силой, с которой уже не могли не считаться самые 

закоренелые зачинщики бузы и воровства. 

В душную и затхлую атмосферу школы для несовершеннолетних преступников 

проник тот "живительный воздух революции", о котором так хорошо говорит в 

своем рассказе Л. Пантелеев. 

 

Закончив повесть, юные авторы "Республики Шкид" отнесли свою рукопись, на 

которой еще не высохли чернила, в Отдел народного образования, а оттуда она 

была переслана в редакцию детской и юношеской литературы Госиздата. 

Это было время, когда наша новая книга для детей только создавалась. От 

старой, дореволюционной литературы в детской библиотеке сохранились лишь 

немногие книги, которые были созданы в свое время классиками. Нужны были 

новые темы и новые люди. 

И эти люди пришли. Один за другим появились в те годы писатели, ныне 

известные у нас в стране: Борис Житков, М. Ильин, Аркадий Гайдар, В. Бианки 


Страница 4 из 111:  Назад   1   2   3  [4]  5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"