Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

будете вовлечены в общественную жизнь школы. Поняли? 

- О-го-го! Поняли! 

- Ну, так вот. Старосту мы будем выбирать на месяц или на две недели. Но 

старосты - это еще но все. Старосты по кухне и по гардеробу нуждаются в 

контроле. Мы изберем для них тройку. Ревизионную тройку, которая и будет 

контролировать их работу. Согласны? 

- Ясно! Согласны! - гудят голоса. 

- Таким образом, мы изживем возможности воровства и отначивания. 

- Вот это да! Правильно. 

Викниксор чувствует себя прекрасно. Ему кажется, что он совершил огромный 

подвиг, сделал большой государственный шаг, ему хочется еще что-нибудь 

сообщить, и он говорит: 

- Кроме того, педагогический совет будет созывать совет старост, и вместе 

с воспитателями ваши выборные будут обсуждать все наиболее существенные 

мероприятия школы и ее дальнейшую работу. 

Шкида поражена окончательно. Возгласы и реплики разрастаются в рев. 

- Ур-ра-а! 

Но Викниксор переходит к выборам. Как на аукционе, он выкрикивает 

названия постов для будущих старост, а в ответ в многоголосом гуле слышатся 

фамилии выбираемых. 

- Староста по кухне. Кого предлагаете? - возглашает Викниксор. 

- Янкеля! 

- Цыгана! 

- Янкеля! 

- Даешь Черных! 

- Черных старостой! 

- Кто за Черных? Поднять руки. Кто против? Против нет. Итак, единодушное 

большинство за. Черных, ты - староста по кухне. 

Уже прозвенел звонок, призывающий спать, а собрание еще только 

разгоралось. 

Наконец, далеко за полночь, Викниксор встал и объявил: 

- Все места распределены. Время позднее, пора спать. 

Он пошел к дверям, по, вспомнив что-то, обернулся и добавил: 

- Собрание считаю закрытым. Между прочим, ребята, за последнее время вы 

что-то очень разбузились, поэтому я решил ввести для неисправимых изолятор. 

Поняли? А теперь - спать. 

- Вот вам и конституция! - съязвил за спиной Викниксора Японец. 

Но его не слушали. 

- Ай да Витя! Ну и молодец! - восхищался Янкель, чувствуя, что пост 

кухонного старосты принесет ему немало приятного. 

- Да-с, здорово. 

- Теперь мы равноправные граждане. 

- Эй, посторонитесь, гражданин Викниксор!.. Гррражданин шкидец идет, - не 

унимался Японец. 

Новый закон Викниксора обсуждали везде. 

В спальне, в уборной, в классах. 

Бедный дядя Сережа безуспешно пытался угомонить и загнать в спальню своих 

возбужденных питомцев. 

Шкидцы радовались. 

Только один Еонин с видом глубоко обиженного, непризнанного пророка 

презрительно выкрикивал фразы, полные желчи и досады: 

- Эх вы! Дураки! Растаяли! Вам дали парламент, но вы получили и каторгу. 

Он намекал на старост и изолятор. 

- Чего ты ноешь? - возмущались товарищи, однако Японец не переставал. Он 

закидывал руки вверх и трагически восклицал: 

- Народ! О великий шкидский народ! Ты ослеп. Тебя околдовали. Заклинаю 

тебя, Шкида, не верь словам Викниксора, ибо кто-кто, а он всегда надуть 

может. 

Не было случая, чтобы Еонин поддержал новую идею Викниксора, и всегда в 

его лицо педагоги встречали ярого противника. Но если прежде за ним шло 

большинство, то теперь его мало кто слушал. Получившие конституцию шкидцы 

чувствовали себя именинниками. 

 

ВЕЛИКИЙ РОСТОВЩИК 

Паучок. - Клуб со стульчаком. - Четыре сбоку, ваших ист. - Шкида в 

рабстве. - Оппозиция. - Птички. - Савушкин дебош. - Смерть хлебному королю! 

Слаенов был маленький, кругленький шкет. Весь какой-то сдобный, 

лоснящийся. Даже улыбался он как-то сладко, аппетитно. Больше всего он был 

похож на сытого, довольного паучка. 

Откуда пришел Слаенов в Шкиду, никто даже не полюбопытствовал узнать, да 

и пришел-то он как-то по-паучьи. Вполз тихонько, осторожненько, и никто его 

не заметил. 

Пришел Слаенов во время обеда, сел на скамейку за стол и стал 

обнюхиваться. Оглядел соседей и вступил в разговор. 

- А что? У вас плохо кормят? 

- Плохо. Одной картошкой живем. 

- Здорово! И больше ничего? 

- А тебе чего же еще надо? Котлеток? Хорошо, что картошка есть. Это, 

брат, случайно запаслись. В других школах и того хуже. 

Слаенов подумал и притих. 

Дежурный с важностью внес на деревянном щите хлеб. За ним вошел, солидно 

помахивая ключом, староста Янкель. Он уже две недели исправно работал на 

новом посту и вполне освоился со своими обязанностями. 

- Опять по осьмухе дают! - тоскливо процедил Савушка, вечно голодный, 

озлобленный новичок из второго отделения, но осекся под укоризненным 

взглядом халдея Сашкеца. 

Однако настроение подавленности передалось и двум соседям Савушки, таким 

же нытикам, как и он сам. Кузя и Коренев вечно ходили озабоченные 

приисканием пищи, и это сблизило их. Они стали сламщиками. Слаенов 

приглядывался к тройке скулящих, но сам деликатно молчал. Новичку еще не 

подобало вмешиваться в семейные разговоры шкидцев. 

Янкель обошел два стола, презрительно швыряя "пайки" шкидцам и удивляясь 

в душе, как это можно так жадно смотреть на хлеб. Сам Янкель чувствовал 

полное равнодушие к черствому ломтю, возможно потому, что у него на кухне, в 

столе, лежала солидная краюха в два фунта, оставшаяся от развешивания. 

- Янкель, дай горбушку, - жалобно заскулил Кузя. 

- Поди к черту, - обрезал его Черных. 

Горбушки лежали отдельно, для старшего класса. Розданные пайки исчезали 

моментально. Только Слаенов не ел своего хлеба. Он равнодушно отложил его в 

сторону и лениво похлебывал суп. 

- Ты что же хлеб-то не ешь? - спросил его Кузя, с жадностью поглядывая на 

соблазнительную осьмушку. 

- Неохота, - так же равнодушно ответил Слаенов. 

- Дай мне. Я съем, - оживился Кузя. 

Но Слаенов уже прятал хлеб в карман. 

- Я его сам на уроке заверну. 

Кузя надулся и замолчал. 

Когда все именуемое супом было съедено, принесли второе. 

Это была жареная картошка. 

Липкий, слащавый запах разнесся по столовой. Шкидцы понюхали воздух и 


Страница 27 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26  [27]  28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"