Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ведь это была обязанность дежурного. 

Шкидский обед был своего рода религиозным обрядом, и каждый вновь 

приходящий питомец должен был твердо заучить обеденные правила. 

Сперва в столовую входили воспитанники "живущие" и молча рассаживались за 

столом. За другой стол садились "приходящие". 

Минуту сидели молча, заложив руки за спины, и ерзали голодными глазами по 

входным дверям, ведущим в кухню. 

Затем появлялся завшколой с тетрадочкой в руках и начинался второй акт - 

перекличка. 

Ежедневно утром и вечером, в обед и ужин выкликался весь состав 

воспитанников, и каждый должен был отвечать: "Здесь". Только тогда получал 

он право есть, когда перед его фамилией вырастала "птичка", означающая, что 

он действительно здесь, в столовой, и что паек не пропадет даром. Затем 

дежурный вносил па деревянном щите осьмушки и клал перед каждым на стол. 

После этого появлялась широкоскулая, рябоватая Марта, разливавшая неизменный 

пшенный суп на селедочном отваре и неизменную пшенную кашу, потому что, 

кроме пшена да селедок, в кладовой никогда ничего не было. Постное масло, 

которым была заправлена каша, иногда заменял тюлений жир. 

По сигналу Викниксора начиналось всеобщее сопение, пыхтение и чавканье, 

продолжавшееся, впрочем, очень недолго, так как порции супа и каши не 

соответствовали аппетиту шкидцев. В заключение, на сладкое, Викниксор 

произносил речь. Он говорил или о последних событиях за стенами школы, или о 

каких-нибудь своих новых планах и мероприятиях, или просто сообщал, на 

радость воспитанникам, что ему удалось выцарапать для школы несколько кубов 

дров. 

Точка в точку то же повторилось и в день дежурства Янкеля, но только па 

этот раз речь Викниксора была посвящена вопросам этическим. С гневом и 

презрением громил завшколой ту часть несознательных учеников, которая 

предается отвратительному пороку обжорства, стараясь получить свою порцию 

поскорее и вне очереди. 

Речь кончилась. Довольна ли была аудитория, осталось неизвестным, но 

завшколой был удовлетворен и уже собирался уйти к себе, чтобы принять и свою 

порцию селедочного бульона и пшенной каши, как вдруг всю эту хорошо 

проведенную программу нарушил эконом. 

Он старческой, дрожащей походкой выпорхнул из двери, подковылял к заву и 

стал что-то тихо ему говорить. Шкидцы нюхом почуяли неладное, физиономии их 

вытянулись, и добрая пшенка, пища солдат и детдомовцев времен гражданской 

войны и разрухи, обычно скользкая, неощутимая и гладкая, вдруг сразу 

застряла в десяти глотках и потеряла свой вкус. 

В воздухе запахло порохом. 

Эконом говорил долго, - пожалуй, дольше, чем хотелось шкидцам. 

Десять пар глаз следили, как постепенно менялось лицо Викниксора: сперва 

брови удивленно прыгнули вверх и кончик носа опустился, потом тонкие губы 

сложились в негодующую гримасу, пенсне скорбно затрепетало на горбинке, а 

кончик носа покраснел. Викниксор встал и заговорил: 

- Ребята, у нас случилось крупное безобразие! 

Экстерны беззаботно впились в дышавшее гневом лицо зава, ожидая услышать 

добавочную речь в виде второго десерта, но у живущих сердца робко екнули и 

разом остановились. 

- В нашей школе совершена кража. Какие-то канальи украли из передней 

нашего эконома одиннадцать пачек табаку, присланного для воспитателей. 

Ребята, я повторяю: это безобразие. Если через полчаса виновные но будут 

найдены, я приму меры. Так что помните, ребята!.. 

Это была самая короткая и самая содержательная речь из всех речей, 

произнесенных Викниксором со дня основания Шкиды, и она же оказалась первой, 

вызвавшей небывалую бурю. 

За словами Викниксора последовало всеобщее негодование. Особенно 

возмущались экстерны, для которых все это было неожиданным, а интернатским 

ничего не оставалось делать, как поддерживать и разделять это возмущение. 

Буря из столовой перелилась в классы, но полчаса прошло, а воров не 

нашли. Таким образом, автоматически вошли в силу "меры" завшколой, которые 

очень скоро показали себя. 

После уроков у интернатских отняли пальто. Это означало, что они лишены 

свободной прогулки. 

Это был тяжелый удар. 

Само по себе пришло тоскливое настроение, и хотя активное ядро - Цыган, 

Воробей, Янкель и Косарь старались поддерживать дух и призывать к борьбе до 

конца, большим успехом их речи уже не пользовались. 

Напрасно Цыган, свирепо вращая черными глазами и скрипя зубами, говорил 

страшным голосом: - Смотрите, сволочи, стоять до последнего. Не 

признаваться!.. 

Его плохо слушали. 

Долгий зимний вечер тянулся томительно и скучно. 

За окном, покрытым серыми ледяными узорами, бойко позванивали трамваи и 

слышались окрики извозчиков. А здесь, в полутемной спальне, томились без 

всякого дела десять питомцев. Янкель забился в угол и, поймав кошку, 

ожесточенно тянул ее за хвост. Та с отчаянной решимостью старалась 

вырваться, потом, после безуспешных попыток, жалобно замяукала. 

- Брось, Янкель. Чего животную мучаешь, - лениво пробовал защитить 

"животную" Воробей, но Янкель продолжал свое. 

- Янкель, не мучь кошку. Ей тоже небось больно, - поддержал Воробья 

Косарь. 

Кошкой заинтересовались и остальные. Сперва глядели безучастно, но, когда 

увидели, что бедной кошке невтерпеж, стали заступаться. 

- И чего привязался, в самом деле! 

- Ведь больно же кошке, отпусти!.. 

- Потаскал бы себя за хвост, тогда узнал бы. 

В спальню вошел воспитатель. 

- Ого, Батька пришел! Дядя Сережа, дядя Сережа, расскажите нам 

что-нибудь, - попробовал заигрывать Цыган, но осекся. 

Батька строго посмотрел на него и отчеканил: 

- Громоносцев, не забывайтесь. Я вам не батька и не Сережа и прошу 

ложиться спать без рассуждений. 

Дверь шумно захлопнулась. 

Долго ворочались беспокойные шкидцы на поскрипывающих койках, и каждый 


Страница 14 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"