Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Пары сбились, и все бросились к пришедшим. 

Развязывая мешки, Дзе спросил: 

- А что это Викниксор прыгает? 

- Дурак ты! Прыгает!.. Он нас танцам к завтрашнему вечеру учит, - 

обиделся Мамочка. 

Зелень извлекли при одобрительном реве и тут же начали украшать зал. Уже 

наступил вечер, а ребята все еще лазали с лестницей по стенам, развешивали 

длинные гирлянды из ели и украшали портреты писателей и вождей зелеными 

колкими ветками. 

- Ну вот, как будто и все. 

- Да, теперь все. 

Белый зал стал праздничным и нарядным, из казенного, сверкающего чистотой 

и белизной помещения он превратился в очень уютную большую комнату. 

- Пора спать, - напомнил воспитатель, и через минуту зал опустел. 

 

* * * 

Утро особенно, по-праздничному шумно разгулялось за окном. Звуки 

оркестра, крики, говор разбудили шкидцев. Просыпались сами и заражались 

настроением улицы. За утренним чаем Викниксор сказал небольшую речь об 

Октябрьской революции, потом от Юнкома говорил Еонин, а затем все встали и 

дружно пропели сперва "Интернационал", потом шкидский гимн. 

День начался сутолокой. В зале шла последняя, генеральная репетиция, в 

кухне готовился ужин гостям. В канцелярии стряпались пригласительные билеты 

и тут же раздавались воспитанникам, которые мчались к родителям, к 

родственникам и знакомым. 

Шкида стала на дыбы. 

Подошло время обеда, но как-то не обедалось. Ели нехотя, занятые 

разговорами, взволнованные. Старшие, не дообедав, ушли на репетицию, 

младшие, рассыпавшись по школе, таскали в зал стулья и скамейки и 

устанавливали их рядами. Шкидцы сияли, и Викниксор был вполне доволен, видя 

отражение праздника на их лицах. 

Часа в четыре актеры кончили репетицию. 

- Довольно прилично, - заключил критически Япончик, потом скомандовал: 

- Час отдыху. А затем - гримироваться! 

Декорации также были готовы. Американские одеяла оказались хорошим 

подспорьем, и маленькая подкраска цветными мелками дала полную иллюзию 

комнаты. Установили стол и стулья, на сцену повесили карту. 

В пятом часу начали собираться гости. Специально откомандированный для 

этой цели отряд шкидцев отводил их в комнату для ожидания, и там они сидели 

до поры до времени со своими родственниками-учениками. 

На сцене тем временем шли последние приготовления. Притащили обед - суп и 

несколько булок из порций, предназначавшихся гостям. Все это требовалось в 

первом действии. Кулак, хозяин дома, должен был угощать на сцене участников 

белого заговора. 

За кулисами гримировались, когда пришел Викниксор и озабоченно бросил: 

- Пора начинать! 

- Мы готовы, - раздалось в ответ. Пять минут спустя зазвенел звонок, 

призывающий занять места. Сгрудившись у занавеса, ребята смотрели в щелку, 

как заполнялось помещение. Народу пришло много. При виде рассаживающихся 

гостей Японец заволновался, скрипнул зубами и неопределенно процедил: 

- Ну, будет бой. Не подпакостить бы, ребятки. 

- Не подпакостим. Япончик, - ухмыльнулся Купец, что-то прожевывая. - Не 

бойся, не подпакостим... 

Грянул второй звонок. Зал зашумел, заволновался и стал затихать. С 

третьим звонком судорожно дернулся занавес, но не открылся. Зрители 

насторожились и впились глазами в сцену. Занавес дернулся еще два раза и 

опять не раздвинулся. В зале наступила тишина. Все с интересом следили за 

упрямым занавесом, а тот волновался, извивался, подпрыгивал, но пребывал в 

прежнем замкнутом положении. Кто-то в зале посочувствовал: 

- Ишь ты, ведь не открывается. 

Вдруг из-за сцены донеслось приглушенное восклицание: 

- Дергай, сволочь, изо всей силы. Дергай, задрыга! 

Что-то треснуло, занавес скорчился и расползся, открывая сцену. Зрители 

увидели комнату и стол посредине, вокруг которого шумели заговорщики. 

Спектакль начался. 

На сцене собралось довольно необычное общество. 

За столом сидел Купец в каком-то старомодном сюртуке или в визитке и в 

широченных синих шароварах. Возле него восседала какая-то не то баба, не то 

дамочка. Определить социальную принадлежность этой особы было 

затруднительно, потому что она была как бы склеена из двух разных половинок: 

верхняя часть, вполне отвечавшая требованиям спектакля, изображала 

интеллигентную особу в шляпе с пером, а нижнюю она как будто заняла у 

какой-то рязанской крестьянки в ярком праздничном платье с разводами. Однако 

с таким раздвоением личности зрители скоро свыклись, так как и другие 

заговорщики выступали в не менее фантастических костюмах, а главный 

вдохновитель белых, французский дипломат, в подтверждение своей буржуазной 

сущности имел всего-навсего один довольно помятый цилиндр, которым он и 

жонглировал, прикрывая шкидские брюки из чертовой кожи и холщовую рубаху. 

Действие проходило мирно, и Японец уже начал было успокаиваться, как 

вдруг на сцене произошло недоразумение. 

Кулак по ходу пьесы возымел желание угостить заговорщиков и, 

воодушевившись, позвал кухарку. 

- Эй, Матрена! Неси на стол! - густейшим басом заговорил Купец. 

В ответ - гробовое молчание. 

- Матрена, подавай на стол!.. 

Опять молчание. Заговорщики смущенно заерзали, смущение проникло и в 

зрительный зал. Зрители заинтересовались упрямой Матреной, которая с таким 

упорством не откликалась на зов хозяина, и затаив дыхание ждали. 

Купец побледнел, покраснел, потом в третий раз гаркнул, уже переходя 

границы текста из пьесы: 

- Матрена! Ты что ж, дурак, принесешь жрать или нет? 

Вдруг за кулисами что-то завозилось, потом тихий, по внятный голос 

выразительно прошипел: 

- Что же я тебе вынесу, дубина? Слопал все до спектакля, а теперь 

просишь. 

В зале хихикнули. Япончик побледнел и помчался на другую сторону сцены. 

Там, у кулисы, стояла растерявшаяся кухарка - Мамочка. 

- Неси, сволочь! Неси пустые тарелки, живо! - накинулся на нее Японец. 


Страница 106 из 111:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105  [106]  107   108   109   110   111   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"