Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

такое это значит? Ведь это не рука и не нога, и не лицо твое... О, возьми 

другое имя! Что в имени? То, что зовем мы розой, и под другим названьем 

сохранило б свой сладкий запах!" Ромео даже и после своего перерождения лишь 

наполовину избавился от самонаблюдения. Джульетта цельнее, богаче оттенками 

чувства, деятельнее. Стоит сравнить разницу между горячностью ее речей с 

Ромео, кормилицей, братом Лоренцо и сдержанностью, уклончивостью с 

родителями или с Парисом. Не случайно в заключительной строке трагедии у 

Шекспира сказано не "повесть о Ромео и Джульетте", а "повесть о Джульетте и 

ее Ромео". 

Это выдвижение ее имени на первое место в эпоху, когда приходилось еще 

доказывать моральную равноценность женщины мужчине (вспомним хотя бы 

"Укрощение строптивой"), очень показательно. Наряду со всем прочим оно также 

знаменует борьбу Шекспира за новые понятия, за новую жизнь. 

Главные герои трагедии окружены целым рядом образцов, которые оттеняют 

и усиливают, основную мысль пьесы. Здесь на первое место должен быть 

поставлен брат Лоренцо. Этот помощник влюбленных в борьбе с угнетающим их 

миром - монах только с виду: кроме звания и одежды, в нем самом, как и в его 

речах, нет ничего церковного. Беседуя с любящими и наставляя их, он никогда 

не говорит о боге, не ссылается на его волю и мудрость. Замечательно, что 

единственный раз во всей пьесе, когда он ссылается на бога и предлагает 

смириться перед его волей, - это сцена (IV, 5), где он корит родителей 

Джульетты да избыток скорби и ораторствует о ее "блаженстве в раю", в то 

время как лучше всех знает, что никакой "божьей воли" тут не было, ибо она 

жива и всего лишь выпила снотворное зелье. 

В средние века и нередко еще в эпоху Возрождения молодые люди уходили в 

монастыри не из благочестия, а чтобы обеспечить себе возможность спокойного 

существования, посвященного занятию науками и далеко не "богобоязненным" 

размышлениям (вспомним хотя бы Рабле). Монах Лоренцо отнюдь не был явлением 

исключительным. По существу он - философ, и естествоиспытатель, который 

собирает травы и минералы, исследует их, изучает добрые и злые силы природы 

(II, 3); Глубокий материализм звучит в его сведении всего сущего к 

проявлениям природы: "земля, природы мать - ее ж могила: что породила, то и 

схоронила. Припав к ее груди, мы целый ряд найдем рожденных ею разных 

чад...". Зачатки диалектики есть и в его рассуждении о наличии доброго в 

злом и злого в добром (там же) в зависимости от того, как мы им пользуемся - 

разумно или злоупотребляя. Истинный пантеист, брат Лоренцо занимает место на 

прямой линии развития, идущей от Франциска Ассизского к Джордано Бруно, 

сожженному за свободомыслие на костре. Лоренцо - олицетворение мудрости, 

естественности и доброты. За добро, которое он творит, - он не получает, - 

да и не ищет, - даже слова благодарности. Он сочувствует любящим, заботится 

о них, помогает им как может, а когда все его усилия оказываются 

бесполезными - он оплакивает их с глубокой любовью. 

Очень характерен эпизодический образ Меркуцио. Характерен потому, что 

он акцентирует итальянский и ренессансный колорит всей пьесы. Пушкин писал 

об этой трагедии: "В ней отразилась Италия, современная поэту, с ее 

климатом, страстями, праздниками, негой, сонетами, с ее роскошным языком, 

исполненным блеска и concetti. Так понял Шекспир драматическую местность. 

После Джульеты, после Ромео, сих двух очаровательных созданий шекспировской 

грации, Меркутио, образец молодого кавалера того времени, изысканный, 

привязчивый, благородный Меркутио, есть замечательнейшее лицо изо всей 

трагедии. Поэт избрал его в представители итальянцев, бывших модным народом 

Европы, французами XVI века". К этой тонкой характеристике трудно что-либо 

прибавить. 

Очень интересен образ графа Париса - жениха Джульетты, назначенного ей 

отцом. Шекспиру легко было бы сделать его уродом, стариком, существом грубым 

и низменным. Вместо этого он обрисовал Париса как красивого и изящного 

юношу, хорошо воспитанного, благородного, искренне любящего Джульетту. В том 

заключена тонкая мысль. При всех своих видимых достоинствах Парис, если 

сравнить его с Ромео, внутренне пуст и бездушен. Недаром кормилица говорит, 

что он "словно вылит из воска". В нем нет огненного чувства Ромео, все его 

слова и движения посредственны, лишены значительности. Он оплакивает 

Джульетту, считая, что она умерла, и приносит на могилу цветы, но он 

оказался в силах пережить ее. Парису более подошла бы в качестве 

возлюбленной Розалинда, которую он окружил бы своей благопристойной и 

спокойной любовью, чем Джульетта, для которой любовь - это вся жизнь. 

Джульетта приходит в ужас от мысли о браке с Парисом не потому, что он был 

чем-нибудь плох или противен ей, а лишь потому, что она может любить только 

одного, избранного ею навеки - Ромео. 

Для оживления и раскраски действия Шекспир ввел в пьесу еще ряд более 

или менее ярких фигур (старый Капулетти, Тибальт, Бенволио и другие). Очень 

забавны шутовские сцены со слугами. Еще больше веселья, хотя и другого рода, 

несет с собой образ кормилицы - натуры грубой и достаточно пошлой, но не 

лишенной здравого смысла и своеобразного юмора. Очень живо передана также 

атмосфера итальянского города, залитого солнцем, от горячих лучей которого 

мысль работает быстрее и страсти разгораются с еще большей силой. 

"Ромео и Джульетта" - одна из тех пьес Шекспира, которые наиболее 

богаты красками. В ней много разных тонов, от веселой улыбки до дикого 

отчаяния, от нежной любви до лютой злобы. Но над всем преобладает любовь к 

жизни и вера в победу правды и добра. 

Трагедия эта - одно из тех созданий Шекспира, которые не только вызвали 

огромное число критических исследований и оценок, но и обрели долгую жизнь в 


Страница 43 из 44:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42  [43]  44   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"