Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И вдруг туман засветился словно бы весь изнутри, засеребрился и стал улетать легкими волокнистыми клочками, как козья шерсть. На посветлевшей волне ясней обозначились очертания стругов, вот они все сошлись, будто утки на озере, крякая веслами в скрипучих уключинах. Подул ветерок. 

- Крепить полога! - крикнул с носа переднего струга завзятый морской бывалец Федор Сукнин, атаман стругового похода. 

Серые, просмоленные полотна поползли вверх по мачтам. 

Последние остатки тумана вдруг сдернуло ветерком, и золотое закатное солнце брызнуло по морю искрами. 

- Берег! 

- Земля! - раздались в то же время крики по всему каравану. 

- Земля! 

Разин с товарищами сошлись на носу струга возле Сукнина. Справа по ходу стругов лежал пологий, холмистый берег, и среди низкорослых зарослей кипариса и каких-то кустарников кольцами уходил к вершине холма широко раскинутый город с крепостными стенами и башнями минаретов. 

- Твердыня! - протянул Черноярец. 

- Тоже люди живут, бога молят, - в задумчивости сказал Сережка Кривой. 

- Какие тут люди! Зверье! - откликнулся старый Кузьма-рыболов. - Отсюда подале держаться! Тут и есть невольничий торг, мучительский город Дербень. Тут меня самого за шашнадцать полтин продавали на муку... 

- Эх, сила была бы! Разбить бы его к чертям! - воскликнул Сережка. 

- Десять! Десять! - кричал казак, кидая веревку с грузом на дно моря. 

- Влево, что ль, Федор, пока, от греха? - подсказал Разин. 

- Лево держи-и! - протяжно крикнул Сукнин. 

- Лево держи-и! - подхватили по стругам крикуны, передавая атаманский приказ. 

Паруса заполоскали под ветром, меняя растяжку: становые снасти спустили углы парусов, отпускные1, крепко подтянутые и заклюнутые на шпынях, перетянули их наискось, загребая ветер от берега. На угол вздутые паруса понесли струги в глубь моря на межень, от восхода к полднику. Солнце садилось за далекие горы, отбросив вдоль берега по морю длинную тень, а впереди стругов вдалеке еще ярко сверкали волны под солнечными лучами. 

Струги на веселой косой волне покачивало с боков. Кое-кого из казаков опять замутило от качки... 

- Первое дело, когда качает, поесть плотней. Каши с мясом, чтоб брюхо было полно! - подсмеивался Сукнин. 

Запасов больших в караване не было. Животы подтянулись. 

- А что же, плотней так плотней! - вдруг решительно подхватил Разин. - Вари посытнее мясное варево, потчуй! - приказал он Сергею. 

- Степан Тимофеич! У нас всего на каждых два ста казаков по бочонку солонины осталось, - напомнил Сергей. 

- А на что беречь?! Вели греть котлы да варить, - твердо сказал Степан. - Сколь вина в караване? 

- Бочка всего. 

- Всю раздать и бочку - в волну... И кашу вари изо всей... 

Часа через два караван пировал, уходя под полной луной в открытое, казавшееся бескрайным, ясное и шумливое море. Атаман приказал всем после еды отдыхать. 

- Десять! Десять! - измеряя глубь, покрикивал с кормы казак. 

- Спускай паруса, трави якоря! - прокричали по всему каравану. 

- Задумал чего-то Стяпан Тимофеич, - шепнул Сергей Черноярцу. 

Тот не ответил. 

Уже часа три Разин недвижно стоял на носу струга, в молчанье глядя в воду. Казаки, покончив с едой, спали вповалку, положив на колени и на плечи друг другу тяжелые от усталости головы. Паруса были спущены. 

Волны качали суда, погромыхивая цепями якорей. Караван стоял на широкой осереди в открытом ночном море. 

Вдруг атаман повернулся. 

- Иван! - позвал он Черноярца. 

Тот, хватаясь за снасти, качаясь и хлюпая табачной трубкой, подошел к атаману. 

- Дай потянуть, - сказал Разин. 

Он взял из рук Черноярца трубку и затянулся горьким, крепким дымом. 

- Поганое зелье, - сказал, отдавая трубку. - Завтра иной табачок запалим: турский будет... 

- Отколе? - спросил Черноярец с деланным удивлением. Он давно научился ловить на лету мысль Степана, но знал, что тот любит всех поражать своей выдумкой. 

Степан рассмеялся. 

- Хитришь, есаул! То под землю на три аршина видишь, а то на ладони не разглядел!.. 

- Будить казаков, что ли? - с усмешкой спросил Черноярец. 

Степан поглядел на луну. 

- За полночь двинуло... Что же, давай подымать, Федор Власыч! - окликнул Разин Сукнина. - Время за полночь. На ветер тяжко грести, ан... надо поспеть до света к Дербени... 

Сукнин схватил атамана за плечи и затряс, прижимая крепким объятием к сердцу. 

- Угадал я тебя, окаянная сила! - воскликнул он с радостью. 

- Что ж тут дивного?! Ты меня угадал, я - тебя. Сердце сердцу без слова скажет... 

- Вздынай яко-ря-а-а! - радостно крикнул во всю грудь Сукнин. 

- Взды-на-ай яки-ря-а-а-а! - подхватили по каравану крикуны. 

Казаки очнулись, отоспавшиеся, бодрые после плотной еды. Спросонья потягивались, ежились от ночного морского холодка. 

- Замерз, Тимофей Степаныч Кошачьи Усищи? - поддразнил Разин Тимошку. - Теперь греться будешь. Садись на весло, а зипун кидай под себя, чтобы зад не стереть. 

- На стругах! Голос слуша-ай! - крикнул Сукнин. - Весла в воду! За мной гусем, насупротив ветра давай выгребайся! 

- Насупротив ве-етра да-ва-ай выгреба-ай-ся-а-а!.. ай... бай-ся-а-а-а! - далеко в море откликнулись крикуны. 

Теперь, при луне, с каждого струга были видны соседние - сзади и спереди. 

Вытянувшись в одну линию - нос за кормой, подвигались они обратно к дагестанскому берегу. Луна опустилась за горы, и лица гребцов озарились розовым отблеском. Длинные весла гнулись, взлетая над шумной темно-зеленой волной. Степан стоял на носу струга, вдыхая запах земли, летевший навстречу каравану в легком прохладном ветре... 

В рассветной мгле на берегу среди темной зелени выступили белые пятна построек. Послышался одинокий собачий лай с берега. Рыбачий челнок под парусом, дремливо бежавший в волне от берега, вдруг круто поворотил назад... 


Страница 104 из 172:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103  [104]  105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   156   157   158   159   160   161   162   163   164   165   166   167   168   169   170   171   172   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"