Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кого-то "типичным наци" только за то, что он говорит правду. Знают ли эти 

джентльмены, что мы сражались за Германию, а не за какую-либо политическую 

партию? Веря в это, погибли миллионы наших товарищей. Я сказал им: "Наступит 

день и вы пожалеете о том, что разбив нас, тем самым уничтожили бастион 

против большевизма". Это мое утверждение показалось им пропагандой и они 

отказались мне верить. Они сказали, что мы просто хотим разделить союзников 

и натравить их друг на друга. Через несколько часов нас доставили к 

командующему этой воздушной армией генералу Уайленду. 

Генерал оказался немцем по происхождению, родом из Бремена. Он произвел 

на меня хорошее впечатление, в ходе нашего интервью я сказал ему о пропаже 

уже упомянутых предметов, столь ценных для меня, в Китцингене. Я спрашиваю 

его, часто ли происходят подобные инциденты. Он поднимает шум, но не из-за 

моей откровенности, а по поводу этого позорного воровства. Он приказывает 

своему адъютанту проинструктировать командира части расквартированной в 

Китцингене, чтобы они нашли мою собственность и грозит виновникам 

военно-полевым судом. Он просит меня быть его гостем в Эрлангене, до тех 

пор, пока все не будет мне возвращено. 

После беседы нас с Ниерманом на джипе отвезли в пригород, где в наше 

распоряжение была предоставлена брошенная вилла. Часовой, поставленный у 

ворот, напоминает нам, что мы не свободны полностью. Появляется машина, 

которая должна отвести нас в офицерскую столовую на обед. Новость о нашем 

прибытии вскоре распространяется среди жителей Эрлангена и часовому 

приходится все время вести переговоры с нашими многочисленными визитерами. 

Когда он не опасается внезапного визита своего начальства, он говорит нам: 

"Ich nix sehen". 

Так мы проводим пять дней в Эрлангене. Наших коллег, оставшихся в 

Китцингене, нам больше не довелось увидеть, у американцев нет никакого 

повода их задерживать. 

* * * 

14 мая у нас на вилле появляется капитан Росс, офицер разведки 

воздушной армии. Он хорошо говорит по-немецки и приносит нам записку от 

генерала Уайленда, в которой тот сожалеет о том, что поиски моих вещей пока 

ни к чему не привели, но только что пришел приказ, чтобы нас немедленно 

доставили в Англию для допросов. После короткой остановки в Висбадене нас 

доставляют в специальный лагерь для допрашиваемых неподалеку от Лондона. 

Жилье и еда аскетические, английские офицеры обращаются с нами корректно. 

Пожилой капитан, заботам которого мы доверены, в гражданской жизни - 

патентный адвокат из Лондона. Он каждый день посещает нас с инспекцией и 

однажды видит на столе мои "Золотые Дубовые листья". Он смотрит на них 

задумчиво, качает головой и говорит тихо, почти со страхом: "Сколько 

человеческих жизней это стоило"! 

Когда я объясняю ему, что заслужил этот орден в России, он покидает нас 

с заметным облегчением. 

Днем меня часто посещают английские и американские офицеры разведки, в 

разной степени любознательные. Я вскоре понимаю, что мы придерживаемся 

противоположных взглядов. Это не удивительно, если принять в расчет, что я 

совершил почти все боевые вылеты на самолете, обладающем невысокой скоростью 

и мой опыт, следовательно, значительно отличается от опыта союзников, 

которые склонны преувеличивать значение каждого дополнительного километра в 

час, пусть даже просто как гарантии безопасности. Они никак не могут 

поверить, что я сделал больше 2500 боевых вылетов на таком медленном 

самолете. Они также совсем не заинтересованы в извлечении уроков из моего 

опыта, поскольку здесь нет никаких гарантий безопасности. Они хвастаются 

своими ракетами, о которых я уже знаю и которые могут выпускаться с самого 

быстрого самолета, им не нравится, когда я говорю, что точность этих ракет 

гораздо меньше по сравнению с моими пушками. Я не особенно возражаю против 

этих допросов, мои успехи не были достигнуты при помощи каких-либо 

технических секретов. Таким образом, наши разговоры - немногим больше, чем 

дискуссия об авиации и о только что закончившейся войне. Британцы не 

скрывают уважения к достижениям противника, их отношение построено на 

понятиях о спортивной честности, и мы это приветствуем. Каждый день в 

течении сорока пяти минут мы можем прогуливаться за колючей проволокой. Все 

остальное время мы читаем и строим планы, чем будем заниматься после войны. 

Примерно через две недели нас посылают на север и интернируют в обычном 

американском лагере для военнопленных. В этом лагере много тысяч 

заключенных. Еды дают только самый минимум и некоторые из наших товарищей, 

которые находятся здесь уже какое-то время, ослабли от истощения. Моя культя 

доставляет мне неприятности, нужна новая операция. Начальник медицинской 

части лагеря отказывается сделать операцию на том основании, что я летал с 

одной ногой и ему совсем не интересно, что происходит с моей культей. Она 

вздута, воспалилась, я страдаю от острых болей. Лагерное начальство не могло 

бы придумать лучшей пропаганды среди тысяч немецких солдат в пользу их 

бывших офицеров. Многие наши охранники хорошо знают немецкий, они 

эмигрировали в Штаты после 1933 года и говорят по-немецки не хуже нас. У 

черных солдат добрый нрав и они предупредительны, за исключением тех 

случаев, когда они напиваются. 

Через три недели меня, вместе с Ниерманом и большинством тяжелораненных 

переводят в Саутгемптон. Мы толпимся на борту грузового судна "Кайзер". 

Когда проходят сутки, а нам не приносят никакой еды, мы подозреваем, что так 

и будет продолжаться до самого Шербура, потому что американская команда 

собирается продать наши пайки на французском черном рынке. Группа ветеранов 

русского фронта, узнав об этом, вламывается в кладовую и берет распределение 


Страница 92 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"