Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

одежде... Почему Фридолина так долго нет? Я слышу, как дверь открывается и 

кто-то входит. Я заставляю себе не оборачиваться. Кто-то приглушенно 

кашляет. Ниерман все еще продолжает говорить по телефону... значит, это не 

Фридолин. Ниерман никак не может пробиться... вот смешно... я замечаю, что 

сегодня мой мозг воспринимает каждую деталь очень остро... все эти маленькие 

глупые частности, не имеющие ни малейшего значения. 

Я поворачиваюсь кругом, дверь открывается... Фридолин. Его лицо 

осунулось, мы обмениваемся взглядами и внезапно у меня пересыхает в горле. 

"Ну"? Это все, что я могу из себя выдавить. 

"Все кончено... безоговорочная капитуляция"! Голос Фридолина звучит не 

громче шепота. 

Конец... Я чувствую себя так, как будто падаю в бездну, и затем в 

затуманенном сознании они все проходят у меня перед глазами: боевые друзья, 

которых я потерял, миллионы солдат, погибших в море, в воздухе, на поле 

боя... миллионы жертв, умерщвленных в своих домах по всей Германии... орды с 

востока, которые сейчас наводняют нашу страну... Фридолин внезапно 

взрывается: "Да брось ты этот чертов телефон, Ниерман. Войне конец"! 

"Мы сами решим, когда нам перестать сражаться", говорит Ниерман. 

Кто-то грубо хохочет. Смех слишком громкий, не настоящий. Я должен 

сделать что-нибудь... сказать что-то... задать вопрос... 

"Ниерман, сообщи эскадрилье в Рейхенберге, через час у них приземлится 

"Шторх" с важными приказами". 

Фридолин замечает мое беспомощное смущение и начинает взволнованным 

голосом говорить о деталях. 

"Отступление к западу определенно отрезано... англичане и американцы 

настояли на безоговорочной капитуляции 8 мая... то есть сегодня. Нам 

приказано передать все русским без всяких условий к 11 часам вечера. Но 

поскольку Чехословакия должна быть оккупирована Советами, решено, что все 

немецкие войска должны как можно быстрее уходить на запад, так чтобы не 

попасть в руки русских. Летный персонал должен лететь по домам или куда-либо 

еще...". 

"Фридолин", - прерываю я его, - "построй полк". Я больше не могу сидеть 

и все это слушать. Но не будет ли еще хуже, если ты сделаешь то, что 

собираешься... Что ты можешь сказать своим людям? Они никогда не видели тебя 

отчаявшимся, но сейчас ты в самой пучине... Фридолин прерывает мои мысли: 

"Полк построен". Я выхожу. Мой протез не позволяет мне идти надлежащим 

образом. Солнце сияет во всем своем весеннем великолепии... там и здесь 

легкая дымка серебристо мерцает вдалеке ... я останавливаюсь перед строем. 

"Мои боевые товарищи"! ... 

Я не могу продолжать. Вот стоит моя вторая группа, первая 

расквартирована в Австрии... неужели я никогда их больше не увижу? И третья 

- в Праге... Где они сейчас, когда я так хочу их видеть вокруг меня... 

всех... и тех, кто выжил, и мертвых... 

Стоит сверхъестественная тишина, все глаза устремлены на меня. Я должен 

что-то сказать. 

"... после того, как мы потеряли так много друзей... после того, как 

пролито столько крови дома и на фронте... непостижимый рок ... лишил нас 

победы... мужество наших солдат... всего нашего народа... было 

беспримерным... война проиграна... я благодарю вас за вашу верность, с 

которой вы... в этом полку... служили своей стране...". 

Я пожимаю руки всем по очереди. Никто из них не произносит ни слова. 

Безмолвные рукопожатия говорят, что они понимают меня. Когда я ухожу прочь в 

последний раз я слышу, как Фридолин командует: 

"Равняйсь"! 

"Равняйсь"! - для многих, многих наших товарищей, которые пожертвовали 

своими молодыми жизнями. "Равняйсь"! для нашего народа, для его героизма, 

равного которому нет в истории. "Равняйсь"! - для самого прекрасного 

наследия, которое мертвые когда-либо завещали потомкам. "Равняйсь"! - для 

стран Запада, которых они старались защитить и которые сейчас заключены в 

роковые объятия большевизма... 

* * * 

Что нам сейчас делать? Закончилась ли война для "Иммельмана"? Неужели 

мы не дадим немецкой молодежи повод гордо вскинуть однажды головы и не 

сделаем какого-нибудь последний жест, например, не спикируем всем полком на 

вражеский штаб или другую важную военную цель и такой смертью не поставим 

достойную точку в списке наших боевых вылетов? Весь полк будет со мной, как 

один человек, я уверен в этом. Я ставлю вопрос перед группой. Ответ "нет"... 

возможно, это правильно... достаточно уже мертвых... и может быть, у нас 

будут еще другие миссии. 

Я решил возглавить колонну, которая идет на запад. Это будет очень 

длинная колонна, потому что все соединения под моим командованием, включая 

зенитчиков, должны следовать вместе с наземным персоналом. Все будет готово 

к шести часам и затем мы тронемся в путь. Командир второй эскадрильи 

получает приказ подняться в воздух и со всеми самолетами лететь на запад. 

Когда коммодор узнает о моем намерении вести колонну, он приказывает мне, 

из-за моей раны, лететь на самолете, в то время как Фридолин возглавит марш. 

Под моим командованием остается эскадрилья в Рейхенберге. Я больше не могу 

связаться с ней по телефону, так что мне приходится лететь туда вместе с 

Ниерманом чтобы проинформировать их о новой ситуации. "Шторх" плохо набирает 

высоту, а мне она нужна, потому что Рейхенберг находится по ту сторону гор. 

Я приближаюсь к аэродрому со всеми предосторожностями, со стороны долины. 

Вид у него какой-то заброшенный. Поначалу я никого не вижу и подруливаю к 

ангару с намерением воспользоваться телефоном в диспетчерской. Я как раз 

вылезаю из "Шторха", когда раздается страшный взрыв и ангар взлетает на 

воздух у меня на глазах. Инстинктивно мы падаем ничком и ждем града камней, 

которые проделывают несколько дырок в крыле, но нас не задевают. Рядом с 

диспетчерской загорается грузовик с ракетами и они взлетают в воздух, 


Страница 89 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88  [89]  90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"