Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

были склонны относиться к охоте на танки как к разновидности спорта. Однако 

сейчас я чувствую, что все это уже перестало быть игрой. Если бы я 

когда-нибудь увидел еще один танк после того, как у меня кончились 

боеприпасы, я бы протаранил его своим самолетом. Я охвачен яростью при мысли 

о том, что эта степная орда катится через самое сердце Европы. Сможет ли 

кто-нибудь снова избавить от них Европу? Сегодня у них могущественные 

союзники, снабжающие их материалами и открывшие второй фронт. Принесет ли 

однажды поэтическая справедливость ужасное возмездие? 

Мы летаем с рассвета до заката невзирая на потери, не обращая внимания 

на противника и плохую погоду. Мы участвуем в крестовом походе. Мы молчим 

между вылетами и по вечерам. Каждый выполняет свой долг стиснув зубы, 

готовый отдать, если понадобиться, свою жизнь. Офицеры и солдаты осознают, 

что жизнеутверждающий поток объединяет их в духе товарищества, невзирая на 

ранг и класс. И так было у нас всегда. 

* * * 

В один из этих дней рейхсмаршал срочно вызывает меня в Каринхалле. Мне 

абсолютно запрещено летать, это приказ фюрера. Я схожу с ума от волнения. 

Пропустить целый день полетов и приехать в Берлин, чтобы узнать об этой 

ситуации. Это невыносимо! Я просто не буду этого делать! В этот момент я 

чувствую, что ответственен только перед собой. Я звоню в Берлин между 

вылетами с намерением просить рейхсмаршала даровать мне отсрочку до тех пор, 

пока не окончится этот кризис. Надеясь на уступку со стороны фюрера я должен 

получить разрешение продолжать летать, я не могу просто глядеть на это со 

стороны. Рейхсмаршала нет на месте. Я пытаюсь связаться с шефом Генштаба. 

Они все на совещании с фюрером и до них нельзя дозвониться. Дело очень 

срочное, я намереваюсь нажать на все рычаги, прежде чем сознательно не 

подчиниться приказам. В качестве последнего средства я звоню фюреру. 

Телефонист в штаб-квартире фюрера не понимает меня и наверное приходит к 

заключению, что я хочу соединиться с тем или иным генералом. Когда я 

повторяю, что я хочу говорить с фюрером лично, он спрашивает меня: "Ваше 

звание?" 

"Капрал", отвечаю я. Кто-то на другом конце линии смеется, поняв шутку 

и соединяет меня. Трубку берет оберст фон Белов. 

"Я знаю, чего вы хотите, но я умоляю вас не сердить фюрера. Разве вам 

рейхсмаршал ничего не говорил?" 

Я отвечаю, что именно поэтому я и звоню и описываю серьезность нынешней 

ситуации. Но это не срабатывает. Он советует мне лично прибыть в Берлин и 

поговорить с рейхсмаршалом, он считает, что для меня есть новое назначение. 

Я в такой ярости, что не могу говорить и вешаю трубку. В комнате стоит 

гробовая тишина. Все знают, что когда я в бешенстве, лучше всего дать мне 

время остыть в тишине. 

* * * 

Завтра мы должны перелететь в Кляйн-Эйхе. Я хорошо знаю этот район, 

здесь неподалеку живет наш "танковый знакомый" граф Страхвиц. Лучший способ 

забыть о моих расстройствах - лететь в Берлин и повидать рейхсмаршала. Он 

принимает меня в Каринхалле, я поражен его раздражительностью и отсутствием 

добросердечности. Мы беседуем во время короткой прогулки по лесу. Он 

немедленно открывает огонь из орудий самого крупного калибра: 

"Я говорил с фюрером о вас на прошлой неделе, и вот что он сказал: 

когда Рудель был здесь, у меня не хватало духу сказать ему, что он должен 

прекратить летать, я просто не мог ему сказать об этом. Но на что тогда вы, 

главнокомандующий Люфтваффе? Вы можете ему это сказать, я - нет. Я рад 

видеть Руделя, но я не хочу встречаться с ним снова до тех пор, пока он не 

уступит моим пожеланиям. Я цитирую слова фюрера и я говорю вам об этом 

прямо. Я также больше не хочу обсуждать этот вопрос. Я знаю наперед все ваши 

аргументы и возражения!" 

Это ошеломляющий удар. Я возвращаюсь в Кляйн-Эйхе. Во время полета мой 

ум занят событиями последних часов. Сейчас я знаю, что должен игнорировать 

приказ. Я чувствую, что это мой долг перед Германией, перед моей страной, - 

бросить на чашу весов весь мой опыт и мои личные усилия. В ином случае я 

буду казаться самому себе предателем. Я должен продолжать летать независимо 

от того, каковы будут последствия. 

В мое отсутствие полк совершает боевой вылет. Лейтенант Вейсбах, 

который не участвовал в полетах, потому что мне был нужен оперативный 

офицер, отправляется на танковую охоту с лейтенантом Людвигом, первоклассным 

стрелком и обладателем Рыцарского креста. Они не возвращаются из боя, для 

нас это невосполнимая потеря двух бесценных боевых товарищей. В эти дни мы 

должны отдавать все, что у нас есть, мы не можем щадить себя. Меня эти 

операции держат в большом напряжении чем когда-либо, потому что я все время 

помню, что не выполнил приказ верховного главнокомандующего. Если что-нибудь 

случится со мной, мне откажут в военных почестях и я буду опозорен, эта 

мысль беспокоит меня. Но я не могу ничего с этим поделать, я нахожусь в 

воздухе с утра до позднего вечера. Все мои офицеры знают, что если кто-то 

спросит меня, я не на боевом вылете, а "только что куда-то отошел". 

Индивидуальные счета уничтоженных танков всегда должны быть указаны в 

ежедневных отчетах, которые каждый вечер посылают в штаб Люфтваффе с 

указанием имени летчика. Поскольку приказ о запрещении летать остается в 

стиле, цифра уничтоженных мною танков больше не записываются на мой личный 

счет, а идут на счет всего полка. До сих пор в эту категории записывались 

цифры уничтоженных танков только в том случае, если два летчика атаковали 

одну и ту же цель. Тогда, для того, чтобы избежать двойного счета, цифра 

записывалась под рубрикой "Имя летчика точно указать невозможно, победа 

приписана всему подразделению". Позднее у нас часто возникали споры с 

командованием, которое указывало, что прежде мы всегда могли указать имя 


Страница 75 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74  [75]  76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"