Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

самолетов, сбитых зенитками, а также плохо поступающими припасами и новым 

пополнением, которое оставляет желать лучшего. Советы не могут поставить 

себе в заслугу наше затруднительное положение, они могут лишь благодарить 

своих западных союзников, которые серьезно нарушили наши коммуникации в ходе 

атак четырехмоторных бомбардировщиков на города и железнодорожные станции. 

Остальное довершает патрулирование железнодорожных линий и дорог 

американскими истребителями-бомбардировщиками. Из-за нехватки людей и 

техники у нас не хватает средств для защиты наших транспортных магистралей. 

С немногими оставшимися в строю самолетами моего полка, включая 

противотанковые, я часто летаю на боевые вылеты к юго-востоку от Кечкемета. 

Численность боеспособных самолетов настолько сильно уменьшилась, по 

причинам, которые я уже упомянул, что однажды я вылетаю один, в 

сопровождении четырех ФВ-190 для атаки вражеских танков в этом районе. Когда 

я приближаюсь к цели, я с трудом верю своим глазам: на большом расстоянии, к 

северу от Кечкемета по дороге движутся танки, это русские. Над ними, как 

виноградная гроздь висит густой зонтик советских истребителей, прикрывающих 

эту ударную группу. Один из сопровождающих меня офицеров знает русский и 

тотчас же переводит мне все, что может разобрать. Советы опять используют 

для своих переговоров нашу частоту. Они кричат друг на друга и создают такой 

страшный шум, что окажется просто чудом если кто-нибудь из них сможет понять 

то, что ему говорят. Мой переводчик в 190-м может разобрать примерно 

следующее: 

"Вызываю всех Красных соколов - одиночная "Штука" с двумя длинными 

полосами собирается атаковать наши танки - мы уверены, что это тот самый 

нахальный нацист, который расстреливает наши танки - с ним несколько 

фоккеров. Атаковать эту "Штуку, а не фоккеров - его нужно обязательно сбить! 

Во время всей этой суматохи я уже давно снизился к земле и произвел 

атаку. Один танк горит. Два ФВ-190 вьются надо мной пытаясь отвлечь 

несколько Ла-5. Двое других прилипли ко мне, маневрируют вместе со мной, они 

не собираются оставлять меня одного, что обязательно произойдет, если они 

ввяжутся в воздушный бой с иванами. Двадцать или тридцать Ла-5 и Як-9 сейчас 

обращают на нас свое внимание, предположительно авианаводчик, который 

направляет действиями истребителей, находится где-то совсем рядом с танками, 

потому что орет как недорезанный: "Вперед, вперед, сбить этого гада! Вы что, 

не видите, что один танк уже горит"? Для меня это самое очевидное 

подтверждение победы. Каждый раз, когда один из них атакует, я делаю резкий 

разворот в тот самый момент, когда он направляется ко мне, его скорость не 

позволяет ему следовать моим маневрам и это сбивает ему прицел. Затем я 

разворачиваюсь и захожу сзади, хотя он от меня довольно далеко. Мне жаль 

тратить мои противотанковые снаряды, я стреляю в него из 37-мм пушек, 

конечно, лучше бы их использовать позже против других танков. Но даже если я 

сейчас промахнусь, тот парень, которому предназначались мои снаряды за то, 

что он не следил за своим хвостом, получит шок когда увидит, как эти 

огненные шары промелькнут совсем рядом. Вновь один из тех, кого я обстрелял, 

кричит: "Оглянись - будь осторожен - ты что, не видишь? Нацист стреляет в 

тебя". Он орет так, как будто уже был сбит. Другой пилот, наверняка командир 

это части, говорит: 

"Мы должны атаковать его одновременно с разных сторон. Сбор над 

деревней, куда я сейчас направляюсь. Мы обсудим, что тут можно сделать". 

Тем временем я атакую другой танк. До сих пор они не пытались 

прятаться, уверенные, что надежно защищены своими истребителями. Вновь один 

танк вспыхивает. Красные соколы кружат над деревней и ужасно орут, они все 

хотят высказаться, как лучше всего сбить мой Ю-87. Авианаводчик на земле в 

ярости, он угрожает, спрашивает, видят ли они, что горят уже четыре танка. 

Вот они снова возвращаются и на самом деле атакуют с разных направлений, я 

рад, что подбив пятый танк, израсходовал мой последний снаряд, поскольку 

если бы эта игра продолжалось и дальше, было бы трудно надеяться на 

счастливый конец. Все это время по мне струится пот, хотя стоит очень 

холодная погода, волнение греет лучше любой меховой куртки. То же самое 

справедливо и относительно моего эскорта. Лейтенанты Бирман и Кинадер меньше 

боятся что их самих собьют, чем того, что они не справятся с обязанностью 

защитить меня, тем не менее, еще более вероятно, что иваны могут сказать и о 

себе то же самое, если они не смогли сбить "Штуку" с полосами, как это им 

было приказано, они по крайней мере могли бы приняться за фоккеров. Мы 

направляемся домой, Иваны какое-то время идут за нами, потом поворачивают 

обратно. Еще какое-то время мы слышим укоры наземного офицера-аваианаводчика 

и Красных соколов, которые приносят свои извинения. 

Случается, что на пути русского наступления нет ничего, кроме отдельных 

частей, спешно направленных в район прорыва. Часто они состоят из 

зенитчиков, обслуживающего персонала аэродромов и тыловых армейских служб. 

Мы испытываем нехватку людей и техники, все та же старая история, вновь и 

вновь. Индивидуальная храбрость отдельные действия могут отсрочить, но не 

могут полностью остановить наступление колоссальных масс людей и вражеской 

техники. Немногие ударные части, которыми мы располагаем, не могут успевать 

повсюду в одно и то же время. Невзирая ни на что, наши товарищи на земле 

ведут бой с непостижимой храбростью. Фронт по Тиссе больше нельзя удержать, 

следующей линией обороны должен быть Дунай. Я встревожен советским ударом на 

крайнем юге через Фюнфкирхен в направлении Капошвара, если он окажется 

успешным, то эта новая позиция вновь окажется в опасности. Проходит совсем 


Страница 66 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65  [66]  67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"