Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

оперение лежит прямо на мне, так что я не могу двигаться. Где горящие куски? 

Первым делом, Гадерман вытаскивает кусок металла из ноги, затем он извлекает 

меня из-под обломков хвоста. Ему приходится напрячь все силы, чтобы их 

поднять. Я спрашиваю: 

"Как ты думаешь, русские уже здесь"? 

"Трудно сказать". 

Нас окружает лес и кустарник. Как только я поднимаюсь на ноги, я озираю 

сцену катастрофы: примерно в 30 метрах от нас лежит двигатель, он все еще 

горит, в метрах десяти в стороне лежат крылья, одно из них также дымится. 

Прямо передо мной, на приличном расстоянии лежит часть фюзеляжа с сиденьем 

бортстрелка, в котором зажало Гадермана. Вот почему его голос слышался 

спереди, когда я позвал его, обычно он доносится сзади, потому что он сидит 

позади меня. Мы перевязываем раны и пытаемся понять, почему мы еще живы и в 

относительной безопасности, поскольку без должной перевязки я не могу 

рассчитывать на спасение, слишком много крови потеряно. Наше падение с 

тридцатиметровой высоты шло, как кажется, в следующей последовательности: 

главный удар был смягчен деревьями на опушке леса, затем самолет попал на 

полосу песчаной почвы, где он развалился на куски и различные его части 

разлетелись в стороны, как я уже описал. Мы оба не были пристегнуты, 

поскольку готовились прыгать с парашютом. Я все еще не могу понять, почему я 

не ударился головой о приборную доску. Я лежал далеко от останков пилотского 

сиденья, меня, должно быть, отбросило сюда вместе с хвостом. Да, не родись 

красивым, а родись счастливым. 

Неожиданно в кустах слышится треск: кто-то прокладывает себе путь в 

подлеске. Мы смотрим в направлении звука с затаенным дыханием... затем 

выдыхаем с облегчением. Мы узнаем немецкую форму. Они слышали грохот падения 

с дороги, а перед этим - отдаленную стрельбу и горящий немецкий самолет. Они 

торопят нас. 

"За нами никого нет... только полчища иванов...". Один из них добавляет 

с усмешкой: "Но, я думаю, вы иванов и сами заметили", и показывает глазами 

на дымящиеся обломки самолета. Мы залезаем в грузовик, в котором они ехали и 

направляемся на северо-запад. 

Днем мы прибываем в расположение эскадрильи. Никто не видел нашего 

падения, потому что все были в тот момент заняты. Первые четыре часа нашего 

отсутствия не вызвали больших опасений, так как я, в результате вражеских 

действий, часто вынужден был сажать мой отважный Ю-87 на брюхо неподалеку от 

линии фронта и затем сообщать о моем местонахождении по телефону. Тем не 

менее, когда прошло больше четырех часов, лица людей помрачнели и вера в 

моего вошедшего в поговорку непогрешимого ангела-хранителя стала падать. Я 

дозвонился до фельдмаршала, он больше чем кто-либо обрадовался, что я 

вернулся с того света и вряд ли нужно говорить, что он предупредил меня о 

скором прибытии еще одного праздничного торта. 

Небо ярко-синее, последние признаки тумана исчезли. Я докладываю 

фельдмаршалу, что мы вылетаем вновь, я в особенности плохо настроен против 

наших советских друзей. Они или я: вот закон войны. На этот раз это был не 

я, следовательно, пришел их черед. Полк послал своего медика в "Шторхе", он 

перевязывает мои раны и объявляет, что я получил сотрясение мозга. Гадерман 

сломал три ребра. Я не могу сказать, что чувствую себя отлично, но моя 

решимость летать перевешивает все другие соображения. Я инструктирую 

экипажи, назначаю им цели. Мы будем атаковать зенитки всеми 

самолетами-бомбардировщиками и когда они будут нейтрализованы, уничтожим 

грузовики и танки во время атак с малой высоты. 

Моя эскадрилья быстро поднимается в воздух и направляется на 

юго-восток. Мы летим на высоте 2200 метров, так что мы сможем зайти со 

стороны солнца. Зенитчики с трудом будут нас видеть и мы сможем точнее 

сбросить бомбы на их орудия, если они будут блестеть на солнце. Вот они, все 

еще на том же месте, что и раньше! По всей видимости они не собираются 

двигаться дальше до тех пор, пока к ним не прибудут подкрепления. Часть 

зениток установлена на грузовиках, остальные размещены в кругообразных 

укреплениях вокруг машин. Как только начинается фейерверк, я быстро 

запоминаю цели и затем следую собственному плану атаки, начиная с зениток. Я 

нахожу в этом особое удовлетворение, поскольку я задолжал им за то, что 

несколько часов назад моя жизнь висела на волоске. Мы, на противотанковых 

самолетах летим через дым и облака пыли, образовавшиеся при взрывах бомб, и 

атакуем Т-34. Нужно быть все время осторожным и не оказаться рядом с 

взрывающейся бомбой. Зенитки вскоре подавлены. Взрывается один танк за 

другим, грузовики загораются. Они никогда не дойдут до Германии. Этот 

бронетанковый клин определенно потерял свою стремительность. 

Мы возвращаемся домой с чувством, что мы сделали все, что от нас 

зависело. Вечером фельдмаршал звонит нам снова и говорит, что наши товарищи 

на земле провели успешную контратаку, прорыв был закрыт и окруженный 

противник уничтожен. Он благодарит нас от имени командования за нашу 

поддержку. Завтра утром я должен буду передать его сообщение всей 

эскадрильи. Наша самая большая награда услышать от наших товарищей по оружию 

что сотрудничество с нами оказалось незаменимым и способствовало их успеху. 

* * * 

В Латвии до нас доходят тревожные слухи, что Советы ворвались в 

Румынию. Нас немедленно переводят в Бузау, к северу от Бухареста, наш 

маршрут из Восточной Пруссии проложен через Краков и Дебрецен: чудесный 

полет через всю Восточную Европу в солнечном сиянии бабьего лета. Перелет 

совершает третья эскадрилья и штаб полка, вторая эскадрилья находится в 

районе Варшавы, а первая - уже в Румынии. В Дебрецене потрачено много 

времени на заправку, и уже слишком поздно чтобы лететь дальше в Румынии. Мы 


Страница 60 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59  [60]  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"