Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

уверен, что он думает категориями первой мировой войны, во время которой 

пилоты, награжденные "Pour le Merite" были обычно пилотами-истребителями, 

как и он сам. Он предрасположен к этой ветви Люфтваффе и к тем, кто к ней 

принадлежит, и хотел бы включить меня в эту категорию. Я говорю ему, что 

очень хотел стать пилотом-истребителем раньше, и что этому помешало. Но с 

тех дней я приобрел ценный опыт как пилот-пикировщик и я не хотел бы ничего 

менять. Я поэтому прошу его оставить эту идею. Затем он говорит мне, что у 

него есть согласие фюрера на это назначение, хотя он и признает, что ему не 

очень понравилась идея отстранить меня от полетов на пикирующих 

бомбардировщиках. Тем не менее фюрер согласился с ним в том, что я ни в коем 

случае не должен больше приземляться в тылу у русских, чтобы спасать другие 

экипажи. Это приказ. Если экипажи должны быть спасены, то в будущем этим 

должны заниматься другие. Такое требование беспокоит меня. Частью нашего 

кодекса является правило: "Все сбитые будут спасены". Я считаю, что должен 

заниматься их спасением сам, потому что мне, в силу моего большого опыта это 

сделать легче, чем кому-нибудь еще. Если это вообще должно быть сделано, 

тогда я тот человек, который должен это выполнить. Но возражать сейчас 

означало бы зря тратить силы. В критический момент нужно действовать так, 

как это диктует необходимость. Через два дня я возвращаюсь в Хуси и принимаю 

участие в боевых операциях. 

Пользуясь паузой в несколько дней я решаю совершить короткую поездку в 

Берлин на конференцию, которая все время откладывалась. По возвращению я 

приземляюсь в Герлице, навещаю домашних и лечу на восток в Веслау, 

неподалеку от Вены. Рано утром, когда я просыпаюсь в доме моих друзей, я 

узнаю, что меня всю ночь пытались найти люди из штаб-квартиры рейхсмаршала. 

Связавшись с ним я получаю приказ немедленно проследовать в Берхтесгаден. 

Поскольку я предполагаю, что это еще одна попытка навязать мне штабные или 

какие-нибудь специальные обязанности, я спрашиваю его: "Хорошая это новость 

или плохая?" Он хорошо знает меня и говорит: "Конечно, хорошая". 

Не без чувства недоверия я сажусь в самолет и лечу на небольшой высоте 

вдоль Дуная. Погода самая плохая, какую только можно себе представить. 

Облака висят на высоте 50 метров, почти все аэродромы закрыты. Венские леса 

скрыты густыми облаками. Я лечу вверх по долине Дуная от Св. Пелтена до 

Амштеттена и Зальцбурга, где приземляюсь. Здесь меня уже ждут и везут в 

охотничий домик рейхсмаршала неподалеку от Бергхофа в Оберзальцберге. Он 

находится на совещании с фюрером и мы сидим за столом, когда он 

возвращается. Его дочь Эдда уже совсем взрослая девочка, ей позволяют сидеть 

с нами. После короткой прогулки по саду беседа принимает официальный 

характер и мне не терпится узнать, что носится в воздухе на этот раз. Дом и 

сад отличает по настоящему хороший вкус, ничего вульгарного или шикарного. 

Семья ведет простую, скромную жизнь. Я получаю официальную аудиенцию в 

светлом кабинете с многочисленными окнами, из которых открывается 

величественная панорама гор, сверкающих в весеннем солнце. Геринг, без 

сомнения питает слабость к старым обычаям и костюмам. Я просто не знаю, как 

описать его одеяние, это разновидность робы или тоги, такой, какую носили 

древние римляне, красновато-коричневого цвета, скрепленная золотой брошью. 

Все это для меня в новинку. Он курит длинную трубку длиной до самого пола, с 

раскрашенной фарфоровой чашечкой на конце. Я вспоминаю, что в детстве у 

моего отца была точно такая же, в то время его трубка была длиннее меня. 

Немного понаблюдав за мой в молчании, он начинает говорить. Я вызван для 

нового награждения. Он прикалывает мне на грудь Золотую медаль фронтовой 

службы с бриллиантами в ознаменование моих двух тысяч боевых вылетов. Это 

совершенно новая медаль, которой никого никогда прежде не награждали, потому 

что я один сделал такое количество вылетов. Она сделана из чистого золота, в 

центре платиновый венок с перекрещенными мечами, под которыми число 2000, 

выложенное крошечными бриллиантинами. Я рад, что эта награда не 

сопровождается какими-нибудь неприятными дополнениями, как это было раньше. 

Затем мы обсуждаем ситуацию, и он полагает, что я мне не следует терять 

время и я должен вернутся на базу. Я намереваюсь сделать это в любом случае. 

Он говорит мне, что в моем секторе готовится крупномасштабное наступление и 

сигнал к его началу будет дан в течение нескольких дней. Он только что 

вернулся с совещания с фюрером, на котором вся ситуация обсуждалась до 

мельчайших деталей. Он выражает удивление, что я не заметил этих 

приготовлений на месте, поскольку в этой операции будут участвовать 

приблизительно триста танков. Сейчас я напрягаю свой слух. Число триста 

изумляет меня. Это в порядке вещей для русской стороны, но столько танков на 

нашей стороне? Я отвечаю, что с трудом могу в это поверить. Я спрашиваю его, 

не мог бы он назвать эти дивизии и количество танков, которые они имеют в 

своем распоряжении, потому что я совершенно точно информирован о большинстве 

подразделений в моем секторе и сколько в каждом из них исправных танков. 

Накануне моего отлета с фронта я разговаривал с генералом Унрейном, 

командиром 14 бронетанковой дивизии. Это было две недели тому назад и он с 

горечью пожаловался мне, что у него остался на всю дивизию всего один танк и 

даже эта машина не могла считаться боеспособной, потому что он приказал 

оснастить ее для наземного контроля воздушных полетов. Эта машина 

представляла для него гораздо большую ценность, чем боеспособный танк, 

поскольку обладая хорошей связью со "Штуками" он мог нейтрализовать с их 

помощью многие цели, которые его танки сами по себе не могли бы вывести из 


Страница 54 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"