Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

отмечен в рапорте как пропавший без вести. По всей вероятности он был 

подбит, затем, согласно рассказам его товарищей, передал по радио: "Получил 

попадание в двигатель, лечу в направлении солнца". В то время солнце 

находилось почти точно на западе. Он не мог бы выбрать более неудачного 

курса, потому что после прорыва севернее от нас, в районе Болхова, Советам 

удалось проделать в нашей линии фронта выступ в форме воронки, сужающейся с 

востока на запад. Следовательно, если Йеневайн полетел на запад, то оказался 

над центром этой воронки и приземлился на территории, занятой русскими. Если 

бы он пролетел всего несколько километров к югу, то этого было бы достаточно 

чтобы достичь наших позиций, поскольку воронка очень узкая. Здесь, под 

Орлом, полоса неудач не прекращается. Адъютантом штаба 9-го звена является 

Хернер, обладатель Рыцарского креста и один из наших старших офицеров нашей 

эскадрильи. После того, как его самолет подбивают зенитки к северо-востоку 

от Орла, он резко теряет высоту и падает на ничейной земле. Хернер не 

появляется из кабины самолета, лежащего на склоне небольшого оврага. 

Поначалу я считаю, что он совершил вынужденную посадку, хотя мне и кажется, 

что он получил сильные повреждения, находясь в воздухе и когда его самолет 

ударился об землю, удар оказался слишком сильным. Пролетев несколько раз над 

этим местом на небольшой высоте я не смог обнаружить никакого движения в 

кабине. Наш медик с помощью солдат-пехотинцев добирается до обломков, но уже 

слишком поздно и экипаж спасти не удается. С собой он берет священника и 

вскоре два наших товарища обретают вечный покой. 

* * * 

В следующие несколько дней в нашей эскадрилье почти никто не 

разговаривает, летчики обмениваются самыми необходимыми словами: горечь этих 

дней подавляет нас всех. То же самое - в других подразделениях. Во время 

утренней атаки на важные артиллерийские позиции к востоку от Орла, группа 

самолетов из первой эскадрильи летит вместе с моим вторым звеном, которым 

командует капитан Якель. Он стал отличным летчиком и у него есть любимый 

трюк, который он то и дело проделывает. Где бы он ни увидел вражеский 

истребитель, он атакует его, хотя тот значительно превосходит пикирующий 

бомбардировщик Якеля в скорости и мощи бортового оружия. Еще на Кубанском 

фронте он много раз заставлял нас смеяться. Он считает, что его самолет 

особенно быстрый, и при полном газе он оставляет другие самолеты далеко 

позади. Этот жизнерадостный шутник часто сбивает истребители, он напоминает 

мне оленя, рыскающего по лесу в поисках охотника и когда он находит одного 

из них, то бросается в атаку, нагнув голову и выставив вперед рога. Он жизнь 

и душа эскадрильи, ни разу не повторившись и не останавливаясь, он может 

рассказывать анекдоты с девяти вечера до четырех утра. Разумеется, у него в 

репертуаре и "Бонифаций Кизеветтер" и другие баллады. 

В это утро он атаковал вместе с другими самолетами соседнюю батарею и 

мы возвращаемся на базу. Мы находимся как раз над линией фронта, когда 

кто-то кричит: "Истребители"! Я вижу их, они далеко от нас и не показывают 

намерения атаковать. Якель разворачивается и затевает с ними драку. Он 

сбивает одного, даже толстый Йенш, его бортстрелок, в другое время надежный 

и ответственный, скорее всего глазеет по сторонам, а не перед собой. Другой 

Ла-5 заходит им в хвост. Я вижу как с высоты 600 метров самолет Якеля круто 

идет вниз, перевернувшись вверх колесами и взрывается от удара о землю. Я 

могу только догадываться, что в жажде боя Эгберт забыл, как низко он летит и 

не должен был увлекаться своими акробатическими номерами. Вот мы и его 

потеряли. 

Многим из нас приходит в голову одна и та же мысль: "Сейчас, когда 

старики уходят один за другим, я могу точно определить когда будет моя 

очередь, просто посмотрев в календарь". Каждого ждет конец, рано или поздно, 

мы все ждем, а неудачи нас не покидают. Жизнь в постоянной опасности 

способствует фатализму и определенной бесчувственности. Никто уже не 

выпрыгивает из кровати, когда ночью на нас сыплются бомбы. Смертельно 

уставшие после полетов, длящихся весь день, мы в полудреме слышим, как бомбы 

взрываются где-то совсем рядом. 

* * * 

В зоне прорыва к северу от нас дела идут все хуже, только что возникла 

угроза Кричеву, находящемуся к северо-западу от нас. Для того, чтобы тратить 

меньше времени на подлет к целям и летать в Жиздринский сектор, находящийся 

еще дальше к северу, мы перебазируемся на Кричевский аэродром. Бои идут в 

лесах, где очень трудно что-то разглядеть с воздуха. Красным легче 

маскировать свои позиции и атаковать их очень трудно. Я крайне редко вижу 

внизу танки и поэтому летаю чаще в обычном бомбардировщике. Поскольку я 

вступил в командование эскадрильей, противотанковая группа еще теснее 

взаимодействует с другими машинами и штабная работа, как техническая, так и 

тактическая, быстро приспособлена к использованию противотанковых самолетов. 

Мы стоим в Кричеве недолго. Идут разговоры, что нас вскоре опять 

перебросят на юг, где ситуация критическая. После нескольких вылетов в район 

Брянска мы и в самом деле возвращаемся в Харьков. На этот раз мы базируемся 

на аэродроме к югу от города. 

 

 

 

 

 

11. НАЗАД К ДНЕПРУ 

 

 

 

 

И здесь, на Харьковском фронте за последние несколько месяцев произошли 

большие перемены. Наши дивизии полного состава были выведены и Советы 

перешли в наступление. Всего через один или два дня после нашего прибытия 

советские снаряды начали падать на город. На нашем аэродроме не было больших 

запасов горючего или бомб, поэтому еще один перевод на другой, более 

безопасный аэродром не оказался неожиданностью. Новая база находится в 150 

км к югу, недалеко от деревни Димитриевка. Поскольку расстояние до фронта 


Страница 32 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31  [32]  33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"