Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

них накинемся. А иван предпочитает встречать атаку, находясь на твердой 

земле. 

* * * 

Во второй половине июля сопротивление немецким дивизиям нарастает, им 

приходится преодолевать одно укрепление за другими и темп наступления сильно 

замедляется. Мы совершаем вылеты каждый день, с утра и до вечера, и 

поддерживаем атакующие клинья, которые продвигаются в северном направлении 

через реку Псел вдоль железной дороги, идущей к Белгороду. 

Однажды утром нас внезапно атакует большое количество бомбардировщиков 

Ил-2, которые приблизились к нашему аэродрому на малой высоте и не были во 

время обнаружены. Мы взлетаем во всех направлениях чтобы убраться от 

аэродрома подальше, многие самолеты все еще выруливают на взлетную полосу. 

Чудесным образом ничего серьезного не происходит, наши зенитные орудия 

открывают самый сильный огонь, на который они только способны и это, по всей 

видимости, не воодушевляет иванов. Мы видим как обычные 20-мм зенитные 

снаряды отскакивают от брони русских штурмовиков. 

Только несколько мест уязвимо для этих снарядов, но бронебойными 20-мм 

снарядами можно сбивать и бронированных иванов. 

В это время мы неожиданно получаем приказ переместиться в Орел, на 

другую сторону выступа, где Советы перешли в наступление и угрожают отбить 

город. Через несколько часов мы прибываем на аэродром к северу от Орла. 

Ситуация вокруг него примерно соответствует теми слухам, которые до нас 

доходили еще в Харькове. Советы атакуют город с севера, востока и юга. 

Наше наступление остановлено по всему фронту. Мы ясно понимаем, почему 

это случилось: вначале высадка союзников на Сицилии и после этого - путч 

против Муссолини, каждый раз наши лучшие дивизии должны были быть выведены 

из боя и переброшены в другие места в Европе. Как часто мы говорим друг 

другу за эти недели, Советы должны быть благодарны только своим союзникам, 

что все еще существуют как военная сила! 

Август - горячий для нас месяц во всех смыслах этого слова, на юге идет 

ожесточенная борьба за обладание Кромами. Во время одной из наших первых 

атак в этом районе, направленных против моста в этом городе, со мной 

происходит одна очень странная вещь. В тот момент когда я вхожу в пике, 

русский танк въезжает на мост. 500-кг бомба, нацеленная в мост, попадает в 

него, когда он проходит полпути, в результате и танк и мост разлетаются на 

мелкие куски. 

Оборона здесь необычно сильна. Спустя несколько дней к северу, в районе 

Болхова я получаю прямое попадание в двигатель. Осколки летят мне прямо в 

лицо. Вначале я думаю, что пора прыгать с парашютом, но кто знает, куда меня 

отнесет ветер? Очень мало надежды достигнуть земли в целости и сохранности, 

особенно когда в этом районе кружат Яки. Тем не менее, мне удается сделать 

вынужденную посадку с остановившимся двигателем у самого немецкого переднего 

края. Пехотная часть, занимающая этот участок, через пару часов доставляет 

меня на наш аэродром. 

Я немедленно вылетаю в тот же самый район. Странное чувство - 

возвращаться на то же самое место, где тебя только что сбили. Но это 

избавляет от колебаний и мрачных мыслей о риске, которому подвергаешься. 

Мы собираемся нанести удар по позициям зенитных батарей. Я поднялся 

высоко и вижу, как они открывают сильный огонь по нашему строю. Их позиции 

можно распознать по вспышкам орудий. Я немедленно атакую их и приказываю 

самолетам, сопровождающим меня, сбросить свои бомбы на русских зенитчиков 

одновременно со мной. Я лечу домой с приятным чувством, что и противнику 

тоже досталось. 

Каждую ночь русские самолеты совершают налеты на наш аэродром в районе 

Орла. Поначалу мы живем в палатках, потом - в каменных строениях на краю 

аэродрома. Рядом с палатками вырыты щели, предполагается, что мы будем 

укрываться в них во время налетов. Тем не менее, некоторые из нас продолжают 

спать и во время рейдов, потому что после целого дня непрерывных вылетов 

хороший ночной отдых незаменим, если мы хотим быть пригодными к полетам на 

следующий день. В любом случае иван обычно бомбит нас всю ночь напролет. Мой 

друг, Вальтер Краус, командир третьей эскадрильи, убит во время одного из 

таких налетов. Пилот-разведчик в прошлом, он прошел у меня в Граце курс 

переподготовки и вскоре совершенно освоился на новом для себя поприще, став 

настоящей находкой для нашего полка. Он только что стал командиром 

эскадрильи и был награжден Дубовыми листьями. Мы скорбим о потере нашего 

товарища и друга с чувством глубокого горя, его смерть - настоящий удар. 

Сколько тяжелых ударов судьбы нам предстоит еще перенести? 

Мне дают под командование третью эскадрилью. Я знаю ее как свои пять 

пальцев, разве не служил я когда-то ее инженером? Хотя здесь появились новые 

лица, я уже со всеми познакомился во время своих визитов в эскадрилью. Будет 

нетрудно привести эскадрилью в подобающую форму, тем более что здесь 

находится обер-лейтенант Беккер. Мы прозвали его Фридолин. Нет ничего, что 

бы он не знал, он душа и мать наземного персонала. Медицинская служба в 

руках у доктора Гадермана, он кроме того, всем друг и утешитель. Вскоре штаб 

третьей эскадрильи становится настоящей семьей, в которой все приказы 

отдаются и выполняются в духе настоящего сотрудничества и взаимопомощи. 

Применительно к действиям в воздухе это означает, что не нужна никакая 

реорганизация, поскольку в прошлом году я часто сам вел строй. 

В составе эскадрильи я вскоре совершаю свой 1200-й боевой вылет. В 

качестве эскорта нас сопровождает эскадрилья истребителей, к которой, по 

чистому совпадению, принадлежит и знаменитый лыжник Йеневайн. В промежутках 

между вылетами мы часто болтаем с ним о наших родных горах и, конечно же, о 

лыжном спорте. Однажды он не возвращается из нашей совместной миссии и 


Страница 31 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  [31]  32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"