Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

удар с воздуха. 24 декабря мы должны в любом случае перелететь на другой 

аэродром к юго-востоку. Продолжающаяся плохая погода заставляет нас 

повернуть обратно во время полета и провести Рождество в Морозовской. В 

рождественскую ночь мы все знаем, что наша охрана может поднять тревогу в 

любой момент. В этом случае нам придется защищать аэродром и самолеты. Никто 

не чувствует себя в полной безопасности, кто-то лучше скрывает свои чувства, 

кто-то - хуже. Хотя мы поем рождественские песни, нет атмосферы настоящего 

праздника 

На следующий день мы узнаем, что в рождественскую ночь Советы захватили 

соседний аэродром в Тацинской, в 50 км к западу, где расположена наша 

транспортная эскадрилья. Советы проявляют небывалую жестокость: тела 

некоторых наших товарищей страшно изуродованы, с выколотыми глазами и 

отрезанными ушами и носами. 

Сейчас мы видим Сталинградскую катастрофу в полном объеме. Во время 

рождественской недели мы атакуем советские силы севернее Тацинской и рядом с 

нашим аэродромом. Постепенно боеспособные соединения Люфтваффе подтягиваются 

из тылов и из резервистов сформированы свежие наземные части, которые 

прикрывают наши аэродромы. Оптимисты могут назвать это фронтом, но эти части 

не могут драться по-настоящему пока не будут подкреплены испытанными 

регулярными войсками, способными переломить ситуацию, за которую их нельзя 

винить. Впереди много трудностей и нужна импровизация. Благодаря новой 

ситуации мы больше не способны оказывать поддержку фронту на реке Чир, в 

районе Нижне-Чирской и Суровикино. 

Этот фронт - первый только что созданный барьер, вытянувшийся в 

направлении с востока на запад против противника, атакующего с севера. 

Местность здесь совершенно плоская и никаких естественных препятствий нет. 

Вокруг, насколько видно глазу, расстилается степь. Единственное укрытие - 

так называемые балки, или овраги, дно которых метров на десять ниже, чем 

расстилающейся вокруг равнины. Они относительно широкие и в них можно укрыть 

машины, но только если их ставить друг за другом. Вся эта степная страна 

простирается на сотни километров от Ростова до Сталинграда. Если врага не 

удалось накрыть на марше, его всегда можно найти в таких потайных местах. 

В ясную холодную погоду утром часто стоит туман, он не рассеивается до 

тех пор, пока мы не поднимемся в воздух. Во время одного из полетов на 

Чирский фронт мы только легли на обратный курс, когда туман внезапно 

сгустился. Я немедленно приземлился вместе со всей эскадрильей на большое 

поле. Наших войск здесь не видно. Хеншель отправляется с несколькими 

бортстрелками на разведку. Через три часа они возвращаются, они смогли найти 

нас, только крича во все горло. Я еле-еле могу видеть свою вытянутую руку. 

Незадолго перед полуднем туман немного поднимается и вскоре мы успешно 

приземляемся на нашем аэродроме. 

Январь проходит быстро и прежде чем перебазироваться в Шахты, мы 

временно размещаем нашу штаб-квартиру в Тацинской. Мы вылетаем отсюда в 

основном против тех вражеских сил, которые угрожают району Донца. Для боевых 

вылетов дальше к северу, моя эскадрилья использует аэродром в 

Ворошиловграде. Отсюда недалеко до Донца, легче бороться против возможных 

попыток противника организовать переправу. Из-за непрекращающихся вылетов и 

сильных боев со времен Сталинграда, резко падает число самолетов, которое мы 

способны поднять в воздух за день. Во всей эскадрилье самолетов достаточно 

чтобы сформировать одну сильную группу. Вылеты одновременно против 

нескольких целей редко дают результат и мы летаем одной группой, руководство 

которой обычно возлагается на меня. Весь район Донца полон промышленных 

объектов, в основном шахт. Как только Советам удается здесь закрепиться, их 

потом почти невозможно выбить. Здесь они могут найти хорошие укрытия и 

маскироваться. Атаки на малой высоте среди труб и терриконов имеют обычно 

лишь ограниченный успех, пилотам приходится уделять слишком много внимания 

разным препятствиям и они не могут сконцентрироваться на своем задании. 

В один из этих дней Ниерман и Кюфнер празднуют свой день рождения. К 

северо-западу от Каменска мы высматриваем врага, в особенности танки, и 

отдельные самолеты отделяются от строя. На хвост самолета Кюфнера и Ниермана 

садиться Ла-5. Я предупреждаю их об опасности, но Ниерман переспрашивает: 

"Где?". Он не видит вражеский истребитель, потому что тот зашел сзади. Вот 

он уже открыл огонь с близкого расстояния. Я немедленно поворачиваю обратно, 

хотя и без особой надежды поспеть вовремя. В долю секунды я сбиваю его, 

прежде чем тот успевает сообразить, что происходит. После этого Ниерман 

больше не утверждает, что всегда способен заметить любой истребитель. 

Такое "празднование дня рождения" обычно проходит очень весело и часто 

кого-то разыгрывают. Так и на этот раз. С нами сидит наш медик. Наши летчики 

говорят, что он не может выдержать "грохот стрельбы". Рано утром Юнгклаусен 

идет к телефону и поднимает доктора прямо с постели. Юнгклаусен изображает 

из себя начальника медицинского корпуса: 

"Немедленно собирайтесь, полетите в котел". 

"Простите, не расслышал?". 

"Немедленно собирайтесь, полетите в Сталинградский котел". 

"Я не понимаю". 

Доктор живет этажом ниже, и мы удивляемся, почему он не слышит громкого 

голоса Юнгклаусена, доносящегося из комнаты наверху. Должно быть он слишком 

взволнован. 

"Вы знаете, у меня сердце больное". 

"Это не подлежит обсуждению. Приказываю вам отправляться в котел 

немедленно". 

"Но меня только что оперировали. Нельзя ли послать кого-нибудь 

другого"? 

"Вы что это, серьезно? Не могу поверить, что вы отказываетесь выполнять 

этот приказ. В какой же дрянной ситуации мы оказались, если не можем даже на 


Страница 25 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24  [25]  26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"