Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

слишком поздно, чтобы спасти десятки тысяч солдат, которые отморозили пальцы 

на руках и ногах, слишком поздно, чтобы армия могла продолжать движение 

вперед. Она вынуждена окопаться и перейти к обороне под ударами невообразимо 

тяжелой зимы. 

Сейчас мы летим над районами, которые помним по прошлому лету: в районе 

истока Волги к западу от Ржева, рядом с самим Ржевом, вдоль железнодорожной 

линии на Оленино и дальше к югу. Глубокий снег затрудняет движение наших 

войск, но Советы в своей стихии. Самый умный техник здесь тот, кто 

использует наиболее примитивные методы работы и передвижения. Двигатели 

больше не заводятся, все заморожено насмерть, гидравлика вышла из строя, 

полагаться на любой технический инструмент означает самоубийство. При этих 

температурах утром двигатели нельзя завести, хотя мы укрываем их соломенными 

матами и одеялами. Механики часто проводят в поле всю ночь, разогревая 

двигатели каждые полчаса, чтобы их можно было завести, когда эскадрильи 

придется лететь. Во время этих страшно холодных ночей часты случаи 

обморожения. Как офицер-инженер я провожу с техниками все свое время между 

полетами, чтобы не упустить шанс ввести в строй хотя бы еще один самолет. Мы 

редко мерзнем в воздухе. В плохую погоду мы должны летать низко и оборона 

сильна, все слишком заняты, чтобы замечать холод. Конечно, это не 

гарантирует нас от того, что, вернувшись в тепло, мы обнаруживаем симптомы 

обморожения. 

В начале января генерал фон Рихтгофен приземляется на нашем поле в 

своем "Шторхе" и именем фюрера награждает меня Рыцарским крестом Железного 

креста. В приказе особо отмечены мои успешные миссии против кораблей и 

мостов в прошлом году. 

Холод становится еще сильнее и увеличивает трудности поддержания 

самолетов в работоспособном состоянии для вылетов на следующий день. Я видел 

отчаявшихся механиков, пытавшихся разогреть двигатели с помощью открытого 

пламени. Один из них говорит мне: "Они или сейчас заведутся, или сгорят так, 

что одни угли останутся. Если они не заведутся, то проку все равно от них не 

будет." 

Все равно костры кажутся мне слишком радикальным методом решения нашей 

проблемы, и я придумываю другой способ. Горючее можно жечь в маленькой 

жестяной печке. К ней можно приделать трубу с решеткой, чтобы она 

задерживала искры. Мы помещаем это устройство под двигателем и разводим 

огонь, расположив трубу таким образом, чтобы от нее грелась первичная помпа. 

Мы ждем, пока не будет результата. Это примитивное решение, но как раз для 

русской зимы. Мы получаем сложные нагреватели и всякие технические 

приспособления. Они великолепно сконструированы, но, к сожалению, они сами 

полагаются на работу хрупкой машинерии вроде маленьких моторчиков или 

сложных устройств. Их следует запускать первыми, для того, чтобы вся 

конструкция начала работать, но как раз это-то и не получается из-за холода. 

На протяжении всей зимы у нас очень мало самолетов в строю. Эти 

немногочисленные пригодные к полету машины пилотируются старыми, опытными 

экипажами, так что недостатки в количестве в какой-то степени компенсируются 

качеством. Несколько дней мы летаем в район железной дороги Сычевка-Ржев, 

где русские пытаются прорвать фронт. Наш аэродром оказывается в той же самой 

ситуации, как и несколько недель тому назад, когда мы размещались в 

Калинине. На этот раз наземных войск, которые могли бы держать наш фронт, 

нет, и однажды ночью иваны, наступая от Сычевки, внезапно оказываются на 

окраине Дугино. Краскен, командир нашей комендантской роты, собирает боевую 

группу, набранную из нашего наземного персонала и находящихся рядом частей и 

удерживает аэродром. Наши отважные механики проводят ночи в траншеях с 

винтовками в руках, а днем возвращаются к своим обязанностям по обслуживанию 

самолетов. Днем ничего не может случиться, потому что у нас на аэродроме все 

еще есть запас горючего и бомб. Два дня подряд нас атакует кавалерия и 

батальоны лыжников. Затем ситуация становится критической и мы сбрасываем 

бомбы рядом с периметром нашего аэродрома. Советские потери велики. Затем 

Краскен, в мирное время - спортсмен, вместе со своей группой предпринимает 

наступление. Мы кружим над ними, стреляя и сбрасывая бомбы на тех, кто 

пытается удерживать их контратаку. Вновь подступы к аэродрому очищены от 

противника. В начале войны солдаты Люфтваффе никогда не предполагали, что им 

их будут использовать в таком качестве. Бронетанковые части нашей армии 

расширяют наши завоевания, вновь захватывают Сычевку и размещают в ней свой 

штаб. Ситуация снова более или менее стабилизируется и наш сектор прикрывает 

новый фронт, созданный вдоль линии Гжатск-Ржев. Дни монотонного отступления 

позади. 

Лисы переносят холод лучше, чем мы. Каждый раз когда мы возвращаемся из 

района Ржева на низкой высоте над покрытым снегом равнинами, мы видим как 

они пробираются по снегу. Если мы проносимся над ними на высоте 3-4 метров, 

они приседают и испуганно смотрят на нас. Якель, у которого еще осталось 

несколько пулеметных патронов, выпускает очередь наудачу. Он попадает в цель 

и позже возвращается на это место в "Шторхе", оборудованном лыжами. Тем не 

менее, вскоре оказывается, что листья шкура совершенно испорчена пулевыми 

отверстиями. 

Я неприятно удивлен новостью о том, что в благодарность за свою работу 

по обеспечению полетов я получил отпуск домой. После истечения моего отпуска 

мне приказано следовать в Грац в Штирии и передать новым экипажам мой 

недавний опыт. Все новые и новые торжественные заявления, что я не нуждаюсь 

в отдыхе, что я не хочу покидать часть, не приносят мне ничего. Приказ 

окончательный и обсуждению не подлежит. Лейтенант Преслер обещает 

затребовать меня обратно в тот самый момент, когда я окажусь на моей новой 


Страница 17 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  [17]  18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"