Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Петергоф, их гавани сильно защищены. На открытой воде полно понтонов, барж, 

лодок и мелких судов, все они напичканы зенитными средствами. Для размещения 

своих зениток русские используют все пригодные для этого места. Например, 

для защиты от наших подводных лодок устье ленинградской гавани закрыто 

гигантскими стальными сетями, концы которых закреплены на бетонных блоках, 

возвышающихся над поверхностью воды. Зенитные пушки стреляют в нас даже с 

этих блоков. 

Еще через десять километров мы видим остров Кронштадт с его огромной 

военно-морской гаванью и город с тем же названием. И гавань, и город хорошо 

укреплены и, помимо этого, на якорях в гавани и рядом с ней стоит весь 

русский Балтийский флот. И он также ведет по нам огонь. Мы летим на высоте 

между 3-4 км, это очень низко, но кроме всего прочего мы ведь хотим во 

что-то попасть? Пикируя на суда, мы используем воздушные тормоза, для того 

чтобы замедлить скорость. Это дает нам больше времени, чтобы обнаружить цель 

и скорректировать прицеливание. Чем тщательнее мы целимся, тем лучше 

результаты атаки, а все зависит от них. Но, уменьшая скорость пикирования, 

мы упрощаем задачу зениткам, особенно когда мы не можем подниматься 

достаточно быстро после атаки. Но, в отличие от других самолетов, идущих 

сзади, мы обычно не пытаемся набрать высоту после пикирования. Мы используем 

другую тактику и выходим их пикирования на низкой высоте у самой воды. Затем 

нам приходится совершать обширные маневры уклонения над занятой противником 

прибрежной полосой. Только после того, как мы оставили ее за собой, можно 

снова вздохнуть свободно. 

Мы возвращаемся на наш аэродром в Тырково в состоянии транса и 

заполняем наши легкие воздухом, как будто выиграли право дышать. Эти дни 

очень напряженные. Во время наших прогулок Стин и я в основном молчим, 

каждый из нас пытается догадаться, о чем думает другой. Наша задача - 

уничтожить русский флот, так что мы не расположены обсуждать трудности. 

Споры были бы пустой тратой сил. Таковы наши приказы и мы повинуемся. В 

течение часа мы возвращаемся в палатку внутренне расслабленные и готовые 

утром вновь идти в этот ад. 

Во время одной из этих прогулок со Стином я нарушаю обычное молчание и 

спрашиваю его с некоторым колебанием: "Как ты умудряешься быть таким 

хладнокровным и собранным?" 

Он останавливается на мгновение, смотри на меня искоса и говорит: 

"Дорогой мой, не воображай себе, даже на секунду, что я всегда был таким. Я 

обязан этим безразличием тяжелым годам горького опыта. Знаешь, плохо, если 

находясь на службе ты не видишься со своими начальниками... и если они не 

оставляют разногласия для офицерских столовых и не могут забыть их, находясь 

на службе, это может стать сущим адом. Но самая закаленная сталь получается 

только на самом горячем огне. И если ты проходишь свой путь сам, не 

обязательно теряя при этом связь с друзьями, ты становишься сильнее". 

Длинная пауза. Я знаю теперь, почему он так хорошо меня понимает. Хотя я 

уверен, что мои замечания не будут очень "уставными", я говорю ему: "Когда я 

был кадетом, то пообещал себе, что если мне когда-нибудь доверят 

командовать, я никогда не буду поступать так как некоторые из моих 

начальников". Стин, помолчав немного, добавляет: "Есть и другие вещи, 

которые делают мужчиной. Мало кто из наших товарищей понимает это и способен 

понять мои серьезные взгляды на жизнь. Однажды я был помолвлен с девушкой, 

которую любил. Она умерла в тот день, когда мы должны были пожениться. Когда 

такое происходит с тобой, забыть это непросто". 

Я молча возвращаюсь в палатку. Я потом долго думаю о Стине. Сейчас я 

понимаю его лучше, чем прежде. Я понимаю, как много значит на фронте такое 

взаимопонимание между людьми и тихие разговоры, придающие силы. Разговоры - 

не для солдата. Он выражает себя совсем иначе, чем гражданский. И поскольку 

война лишает человека претенциозности, вещи, которые говорит солдат, даже 

если он принимает форму клятвы или примитивной сентиментальности, всецело 

искренние и подлинные и поэтому лучше всей этой риторики штатских. 

21 сентября на наш аэродром прибывают тонные бомбы. На следующее утро 

разведка сообщает, что Марат стоит у причала Кронштадтской гавани. Очевидно, 

они устраняют повреждения, полученные во время нашей атаки 16-го числа. Вот 

оно! Пришел день, когда я докажу свою способность летать! От разведчиков я 

получаю всю необходимую информацию о ветре и всем прочем от разведчиков. 

Затем я становлюсь глухим ко всему, что меня окружает. Если я долечу до 

цели, я не промахнусь! Я должен попасть! Мы взлетаем, поглощенные мыслями об 

атаке, под нами - тонные бомбы, которые должны сделать сегодня всю работу. 

Ярко-синее небо, ни облачка. То же самое - над морем. Над узкой 

прибрежной полосой нас атакуют русские истребители, но они не могут помешать 

нам дойти до цели. Мы летим на высоте 3 км, огонь зениток смертоносен. С 

такой интенсивностью стрельбы можно ожидать попадания в любой момент. Дорль, 

Стин и я держимся на курсе. Мы говорим себе, что иван не стреляет по 

отдельным самолетам, он просто насыщает разрывами небо на определенной 

высоте. Другие пилоты полагают, что, меняя высоту и курс, они затрудняют 

работу зенитчиков. Один самолет даже сбросил бомбу за несколько минут до 

подхода к цели. Но наши два штабных самолета с синими носами идут прямо 

сквозь строй. Дикая неразбериха в воздухе над Кронштадтом, опасность 

столкновения велика. Мы все еще в нескольких милях от нашей цели, впереди я 

уже вижу "Марат", стоящий у причала в гавани. Орудия стреляют, рвутся 

снаряды, разрывы образуют маленькие кудрявые облачка, которые резвятся 

вокруг нас. Если бы все это не было так убийственно серьезно, можно было бы 


Страница 12 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11  [12]  13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"