Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

на наш самолет и разбегаются, чтобы освободить мне полосу. Я готовлюсь сесть 

и снижаю скорость насколько это возможно. Наконец-то приземление! Мой 

самолет еще долго несется по земле. Кто-то бежит рядом с нами последнюю 

сотню метров. Я вылезаю из самолета, за мной спускается Шарновски с 

безразличным видом. Вот коллеги окружили нас и хлопают по спинам. Я 

торопливо прокладываю себе путь через толпу встречающих и рапортую 

командиру: "Пилот Рудель вернулся с задания. Особый инцидент - контакт с 

землей в районе цели - самолет временно к полету не пригоден". 

Стин пожимает нам руки, на его лице - улыбка. Затем он идет в штабную 

палатку. Конечно же, мы должны повторить свою историю всем остальным. Они 

рассказывают, как построились для того, чтобы услышать краткую поминальную 

речь командира. "Пилот-офицер Рудель и его экипаж попытались выполнить 

невозможное. Они атаковали цель, спикировав на нее через грозу, и смерть 

настигла их". Он только-только наполнил воздухом легкие, чтобы начать новое 

предложение, когда наш поврежденный Ю-87 появился над аэродромом. Стин 

побледнел от волнения и быстро распустил строй. Даже сейчас в палатке он 

отказывается поверить, что я не просто спикировал в бурю, а был поглощен 

чернотой, потому что летел слишком близко к его самолету в тот момент, когда 

он начал делать разворот. 

"Я уверяю вас, это было не нарочно". 

"Ерунда! Именно этого от вас и можно было ожидать. Вы намеренно 

остались, чтобы атаковать станцию". 

"Вы меня переоцениваете". 

"Будущее докажет, что я был прав. Мы сейчас опять вылетаем". 

Часом позже я лечу рядом с ним в другом самолете на бомбежку целей в 

Лужском секторе. Вечером я снимаю внутренне напряжение и физическую 

усталость в игре. После этого я делаю нечто чрезвычайно важное: сплю как 

убитый. 

На следующее утро наша цель - Новгород, где большой мост через Волхов 

рухнул под нашими бомбами. Пока еще не слишком поздно, Советы пытаются 

перевести как можно больше людей и имущества через Волхов и Ловать, которая 

впадает в озеро Ильмень с юга. Поэтому мы должны продолжать атаки на мосты. 

Их уничтожение откладывает переправу, но не надолго, мы понимаем это очень 

быстро. Рядом быстро строятся понтонные мосты: Советы упорно залатывают 

ущерб, который мы им нанесли. 

Эти постоянные полеты приносят с собой симптомы усталости, иногда с 

обескураживающими результатами. Командир очень быстро их замечает. Во 

избежание ошибок оперативные приказы из полка, которые передаются по 

телефону в полночь или даже позднее должны прослушиваться и записываться 

Стином и мной одновременно. В некоторых случаях утром начинается 

непонимание, за которое, как каждый из нас убежден, остальные бранят именно 

его. Причина этого - только действительно всеобщее истощение сил. 

Командир и я должны совместно прослушать полуночные инструкции из штаба 

авиаполка. Однажды в штабной палатке звонит телефон. Командир полка на 

проводе. 

"Стин, встречаемся с истребителями эскорта в 5 утра над Батайским". 

Точное место очень важно. Мы ищем его на карте с помощью карманного 

фонарика, но не находим никакого Батайского. Без подсказки мы не можем 

догадаться, где это место находится. Наша отчаяние так же велико, как и 

Россия. Наконец Стин говорит: "Прошу прощения, господин полковник. Я не могу 

найти это место на карте". 

Тотчас же сердитый голос командира полка пронзительно лает с берлинским 

акцентом: "Что!? Называете себя командиром эскадрильи и не знаете, где 

находится какое-то Батайское!". 

"Господин полковник, пожалуйста, дайте мне координаты", говорит Стин. 

Продолжительное молчание, которое тянется до бесконечности. Затем 

неожиданно: "Будь я проклят, если я сам знаю, где это место, но я вам даю 

Пекруна. Он знает, где это". 

Его адъютант затем тихо объясняет точное положение крохотной деревушки 

на болотах. Своеобразный парень наш полковник. Когда он сердит или хочет 

быть особенно дружелюбным, он говорит как типичный берлинец. Там где речь 

идет о дисциплине и системе, наш полк многим ему обязан. 

 

 

 

 

 

 

4. БИТВА ЗА КРЕПОСТЬ ЛЕНИНГРАД 

 

 

 

 

Эпицентр борьбы все больше смещается на север. 30 сентября 1941 нас 

посылают в Тырково, к югу от Луги, на северный сектор Восточного фронта. Мы 

летаем каждый день над районом Ленинграда, где армия начала наступление с 

запада и с юга. Географическое положение этого города, расположенного между 

Финским заливом и Ладожским озером, дает защитникам большие преимущества, 

поскольку возможных направлений для атаки очень немного. Некоторое время 

наступление идет медленно. Возникает впечатление, что мы просто топчемся на 

месте. 

16 сентября лейтенант Стин вызывает нас на совещание. Он объясняет 

военную ситуацию и рассказывает нам, что одной из трудностей, сдерживающей 

дальнейшее наступление наших армий является присутствие русского флота, 

который курсирует вдоль побережья на определенном расстоянии от берега и 

вмешивается в ход сражений с помощью мощных морских орудий. Русский флот 

базируется в Кронштадте, на острове с тем же названием в Финском заливе. Это 

самая крупная военно-морская база СССР. Приблизительно в 20 км к востоку от 

Кронштадта находится Ленинград, к югу - порты Ораниенбаум и Петергоф. Вокруг 

этих двух городов, на полосе побережья длиной в 10 км скопились очень 

крупные силы противника. Нам приказано очень точно отметить позиции наших 

войск на картах, чтобы убедится в том, что мы способны узнать наш 

собственный передний край. Когда Стин придает другой поворот беседе, мы 

начинаем понимать, что именно эти концентрации войск будут нашими целями. Он 

возвращается к русскому флоту и объясняет, что наибольшую озабоченность 


Страница 10 из 96:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"