Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

заботы. - Хорошо! Это разрубите и уничтожьте по частям. 

Надеюсь, уже все насладились? 

- Так точно! Есть, товарищ командир, сделаем! 

- Да уж, постарайтесь. А где у нас медик? 

- Спит, наверное, товарищ командир. 

- Ах, спят они... Командир вызвал к себе медика. 

- Вы спите и не знаете... 

- Я - в курсе, товарищ командир!.. 

- Ну и что, что вы в курсе? 

- Это может быть! 

- Я сам видел, что это может быть. И вы - медик, а не 

трюмный. Не следует об этом забывать. Вы заместителя осмотрели 

или нет? Может он нуждается в вашей помощи? Ну как, осмотрели, 

или еще нет? 

- Нет... еще... 

- Ах, еще нет?! Значит, дерьмо - успели, а зама - нет? Я 

пока не нахожу что вам сказать... 

- Товарищ командир, так ведь... - мялся медик 

- Не знаю я. Найдите способ. 

- Есть... найти способ... 

...В тот же день вечером, увидев входящего в каюткомпанию 

расцветающего зама, командир улыбнулся в сторону и кротко 

вздохнул. Под замом жалобно пискнуло кресло. 

- Вы знаете, товарищ командир, - сразу же заговорил он, - 

в бытность мою на шестьсот тринадцатом проекте, в море, 

сложилась следующая интересная ситуация... 

Командир слушал зама в пол-уха. Кают-компания ждала. У 

всех на тарелках лежало по пол-котлеты. 

- ...и все сам, своими руками! - передохнул зам, закончив 

очередную повесть из жизни. 

- Тяжело вам наверное было... одному, Иван Фомич, - 

безразлично вставил командир в притихшей кают-компании. 

- Не то слово! - бодро отреагировал зам и быстро и умело 

намазал себе очередную булку. 

 

* YELLOW SUBMARINE * 

 

Биографию составляют впечатления. Впечатления нам готовит 

судьба. Как она это делает - неизвестно; никогда не знаешь, что 

она выкинет. 

Вот если б мне в отрочестве кто-нибудь сказал, что я буду 

служить на подводных лодках, я бы очень хохотал, но так 

захотелось судьбе, и судьба взяла меня за тонкошкурное 

образование в районе холки и повела меня на подводную лодку 

путем крутым и извилистым. 

Чтоб впечатления от дороги оказались наиболее полными, 

судьба привела меня сначала в военно-морское училище, где она и 

оставила меня на пять лет набираться впечатлений на химическом 

факультете. 

На химическом факультете нас учили, как стать военными 

химиками. И все-таки самые яркие впечатления этого периода моей 

биографии я вынес не из химии - я вынес их с камбуза, из этого 

царства тележек, мисок, тарелок, лагунов, котлов, поварих, 

поваров, кладовых, душевых, официанток, раздевалок, с 

непременным подглядыванием в поисках пищи неокрепшему 

воображению; с бесчисленных столов кормильных рядов с 

алюминиевыми бачками - один бачок на четверых. 

Когда сидели за столами, кто-то всегда бачковал, то есть 

разливал по тарелкам варево, а остальные в этот момент следили 

за ним, сделав себе равнодушные взоры, чтоб он случайно мясо 

себе из бачка не выловил. 

Мясо делилось по справедливости. Все помнили, кто его ел в 

последний раз. 

Неважно, что то мясо напоминало разваренную мыльную 

ветошь, - это никого не интересовало, интересовало другое, 

интересовал сам факт: есть мясо или его нет. 

Мясо на камбуз попадало из морозных закромов Родины, а по 

синей отметке на ляжке мы, стоя в камбузном наряде, узнавали 

год закладки и, если он совпадал с годом нашего рождения, 

говорили, что едим ровесника. 

И ели мы его с удовольствием, потому что очень есть 

хотели. 

Когда мы обедали, в зале играла музыка. Она помогала 

вырабатывать желудочный сок. 

Шли мы на камбуз строями, молодцевато, чеканили ножку, и 

все говорило о том, что мы служим и эти годы зачтутся нам в 

пенсию. 

Перед камбузом на табуретках - по-морскому, на баночках - 

стояли лагуны с хлоркой, куда мы на ходу ныряли руками вперед. 

И потом очень долгое время запах хлорки не позволял 

разделить впечатления от пребывания на камбузе и в туалете. 

А еще я вынес впечатление, как мы ели сгущенку. В 

государстве тогда было много сгущенки, и мы ее ели: покупали 

банку, делали в крышке две дырки и, припаявшись к одной из них 

непорочными дрожащими губами, запрокидываясь, делали могучий 

всос, и сгущенка в один миг наполняла рот сладкой мукой. И 

хотелось в тот миг, чтоб она никогда не кончалась. 

Общение со сгущенкой требует известного интима; если же 

интима не получалось, то хорошим тоном считалось оставить другу 

последний глоток. 

Только один раз в месяц - в день курсантской получки - мы 

ели до отвала; мы ели сгущенку банками, колбасу - метрами, а 

пиво пили пожарными ведрами, для чего носили его тайком через 

забор; на младших курсах мы носили его тайком ночью, а на 

старших - тайком днем, и во время экзаменационных сессий мы 

носили его тайком в класс через плац. 

Однажды один наш, идущий через плац с двумя ведрами, 

попался дежурному по училищу. Военно-пожарное ведро отличается 

тем, что его нельзя поставить: оно сделано конусом. 

Когда дежурный по училищу увидел, как тот, несущий, с 

превеликими муками пытается поставить конусное ведро на плац, 

чтоб отдать воинскую честь ему, дежурному по училищу, он 

милостиво кивнул, даже не полюбопытствовав, что за 

пенообразующий огнегаситель тот волочет изгибаясь. 

Во время экзаменов пиво наливалось только демократичным 

преподавателям, и они его выпивали, удивляясь, торопливо. 

Недемократичных преподавателей пытались выводить из строя, 

подсовывая им лимонад в запотевшем графине, с предварительно 

растворенным в нем химическим веществом - пургеном. 

А Барону, преподавателю вычислительной техники, кроме 

заветного графина в карман тужурки удалось впрыснуть 

органическую кислоту, запах которой по своей сложности мог бы 


Страница 98 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97  [98]  99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"