Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

другую, показал ему условный знак "на, подавись!" - до плеча: 

после этого "товарищ матрос" побежал. 

"А-а!" - заорал от оскорбления старпом Вася, дежурный по 

Советскому Союзу, и бросился вперед так быстро, что у него 

вышли с мест коленные чашечки. Он упал и ударился чашечками и 

локтями, и потом, когда он поднялся, у него еще и нога 

подвернулась в ботинке. А военно-морская нога подворачивается в 

ботинке и в ту, и в другую сторону. Еле дополз. Одно колено он 

за ночь привел в чувство, а второе нет. 

- Ну какой я козел! - все сокрушался и сокрушался старпом 

Вася, а я тогда подумал: "Не бегите за бегущим!" - и еще 

подумал: "Так тебе и надо. Не нарушай гармонию". 

 

Не для дам 

 

Вернемся к вопросу о том, с кем мы, офицеры флота, делим 

свои лучшие интимные минуты, интимно размножаясь, а проще 

говоря, плодясь со страшной силой. 

Просыпаешься утром, можно сказать даже - на подушке, а 

рядом с тобой громоздится чей-то тройной подбородок из отряда 

беспозвоночных. Внимательно его обнюхиваешь, пытаясь 

восстановить, в какой подворотне ты его наблюдал. Фрагменты, 

куски какие-то. Нет, не восстанавливается. Видимо, ты снял эту 

Лох-Несси, эту бабушку русского флота, это чудище северных скал 

одноглазое в период полного поражения центральной нервной 

системы, когда испытываешь половое влечение даже к сусликовым 

норкам. 

Иногда какой-нибудь лейтенант до пяти утра уламывает у 

замочной скважины какую-нибудь Дульцинею Монгольскую и, уломав 

и измучась в белье, спит потом, горемыка, в автобусе, 

примерзнув исполнительной челкой к стеклу. 

Таким образом, к тяготам и лишениям воинской службы, 

организуемым самой службой, добавляется еще одна тягота, 

разрешение от которой на нашем флоте издавна волнует все 

иностранные разведки. Проиллюстрируем тяготу, снабдив ее 

лишениями. Начнем прямо с ритуала. 

Подъем военно-морского флага - -это такое же ритуальное 

отправление, как бразильская самба, испанская коррида, 

африканский танец масок и индийское заклинание змей. На подъем 

флага, как и на всякий ритуал, если ты используешься в качестве 

ритуального материала, рекомендуется не опаздывать, иначе ты 

услышишь в свой адрес такую чечеточку, что у тебя навсегда 

отложится: этот ритуал на флоте - главнейший. 

Уже раздалась команда: "На флаг и гюйс..." - когда на 

сцене появился один из упомянутых лейтенантов. На его виноватое 

сюсюканье: "Прошу разрешения встать в строй..." - последовало 

презрительное молчание, а затем раздалась команда: "Смир-на!!!" 

Лейтенант шмыгнул в строй и замер. 

Вчера они сошли вдвоем и направились в кабак на спуск 

паров, а сегодня вернулся почему-то только один. Где же еще 

один наш лейтенант? Старпом, крестный отец офицерской мафии, 

скосил глаза на командира. Тот был невозмутим. Значит, разбор 

после построения. 

Не успел строй распуститься, не успел он одеться шелестом 

различных команд, как на палубе появился еще один, тот самый 

недостающий лейтенантский экземпляр. Голова залеплена огромным 

куском ваты, оставлены только три дырки для глаз и рта. Вот он, 

голубь. 

- Разберитесь, - сказал командир старпому, - и накажите. 

Старпом собрал всех в кают-компании. 

- Ну, - сказал он забинтованному, - сын мой, а теперь 

доложите, где это вас ушибло двухтавровой балкой? И лейтенант 

доложил. 

Пошли в кабак, сняли двух женщин и, набрав полную сетку 

"Алазанской долины", отправились к ним. Квартира однокомнатная. 

То есть пока одна пара пьет на кухне этот конский возбудитель, 

другая, проявляя максимум изобретательности, существенно 

раздвигает горизонты камы-сутры, задыхаясь в ломоте. 

Окосевшее утро вылило, в конце концов, за окошко свою 

серую акварель, а серое вещество у лейтенантов от 

возвратно-поступательного и 

колебательно-вращательного раскаталось, в конце концов, в 

плоский блин идиотов. 

Уже было все выпито, и напарник, фальшиво повизгивая, за 

стенкой доскребывал по сусечкам, а наш лейтенант в состоянии 

слабой рефлексии сидел и мечтал, привалившись к спинке стула, о 

политинформации, где можно, прислонившись к пиллерсу, целый час 

бредить об освобождении арабского народа Палестины. 

И тут на кухню явилась его Пенелопа. 

- Не могу, - сказала Пенелопа суровая, - хочу и все! 

Офицер не может отказать даме. Он должен исполнить свой 

гражданский долг. Лейтенант встал. Лейтенант сказал: 

- Хорошо! Становись в позу бегущего египтянина! 

Пенелопа как подрубленная встала в позу бегущего 

египтянина, держась за газовые конфорки и заранее исходя стоном 

египетским. Она ждала, и грудь ее рвалась из постромков, а 

лейтенант все никак не мог выйти из фазы рефлексии, чтоб 

перейти в состояние разгара. Ничего не получалось. Лейтенант 

провел краткую, но выразительную индивидуально-воспитательную 

работу с младшим братом, но получил отказ наотрез. Не захотел 

члентано стачиваться на карандаш - и все. Ни суровая встряска, 

ни угроза "порубить на пятаки" к существенным сдвигам не 

привели. 

Девушка стынет и ждет, подвывая, а тут... И тут он заметил 

на столе вполне приличный кусок колбасы. Лейтенант глупо 

улыбнулся и взял его в руки. 

Целых десять минут, в тесном содружестве с колбасой, 

лейтенант мощно и с подсосом имитировал движения тутового 

шелкопряда по тутовому стволу. 

Девушка (дитя Валдайской возвышенности), от страсти 

стиснув зубы, крутила газовые выключатели, и обсуждаемый вопрос 

переходил уже в стадию судорог, когда на кухню сунулась буйная 

голова напарника. 

- Чего это вы здесь делаете? - сказала голова и добавила: 

- Ух ты... 

Голова исчезла, а дверь осталась открытой. 

- Закрой, - просквозила сквозь зубы "Валдайская 


Страница 91 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90  [91]  92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"