Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ему вечную щетину, мешки под глаза и жажду. 

- Куда, говорю! - схватил он проходящий мимо чайник. 

- Товарищ командир! - заверещал матрос. - Я, как вы 

сказали, так и сделал! Товарищ командир! 

Командир Криволапов медленно повернулся спиной к 

серебристым лучам восходящей военной славы; на лбу его 

обозначились ребра жесткости, и лицо начало отчаянно принимать 

командирское решение. 

- Ах, енто ты, значить? - прогундосил работяга... Опустим 

занавес над этой душераздирающей картиной; занавес темный, с 

кистями, как цыганская шаль. Пусть наступит ночь и все затопит. 

Не будем рассказывать, как работяга, держа одной рукой чайник, 

а другой - командира за пуговицу, докладывал ему, в 

идиоматических выражениях, одну библейскую притчу. 

Работяга был огромный-огромный, а командир такой 

маленький, мокренький, в шапке с ручкой... За что, природа? 

 

Как становятся идиотами 

 

Шла у нас приемопередача. Не понимаете? Ну, передавали нам 

корабль: лодку мы принимали от экипажа Долгушина. Передача была 

срочная: мы на этой лодке через неделю в автономку должны были 

идти. 

И вот, чтоб мы быстренько, без выгибонов приняли корабль, 

посадили нас - оба экипажа - на борт и отощали лодку подальше; 

встали там па якорь и начали приемопередачу. 

Поскольку всем хотелось домой, то приняли мы ее - как и 

намечалось, без кривлянья; часа за четыре. 

Командир наш очень торопился в базу, чтоб к "ночному 

колпаку" успеть. "Ночной колпак" - это литровый поток на ночь: 

командир у нас пил только в базе. 

Тронулись мы в базу, а нас не пускают - не дает "таможня" 

"добро". 

В 18 часов добро не дали, и в 20 - не дали, и в 21 - - не 

дали: буксиров нет. 

В 22 часа командир издергался до того, что решил идти в 

базу самостоятельно: без буксиров. 

Только мы пошли, как посты наблюдения к связи - эти враги 

рода человеческого - начали стучать о нас наверх. 

Наверху всполошились и заорали: 

- Восемьсот пятьдесят пятый бортовой! Куда вы движетесь? 

"Куда, куда"... в дунькину кику, "куда". В базу движемся, 

ядрена мама! Командир шипел радистам: 

- Молчите! Не отвечайте, потом разберемся! Ну и ладно. 

Идем мы сами, идем - и проходим в базу. 

А оперативный, затаив дыхание, за нами наблюдает; 

интересно ему: как же эти придурки без буксиров швартоваться 

будут. 

- Ничего, - говорил командир на мостике, - ошвартуемся 

как-нибудь... 

И начали мы швартоваться "как-нибудь" - на одном 

междометии, то есть на одном своем дизеле: парусность у лодки 

приличная; дизель молотит, не справляется; лодку сносит; 

командир непрерывно курит и наблюдает, как нас несет на 

дизелюхи: их там три дизельных лодки с левого борта у пирса 

стояло; правая часть пирса голая, а с левой - три дизелюхи 

торчат, и нас ветром 

на них тащит, а мы упираемся - ножонки растопырили - 

ничего не выходит. 

На дизелюхах все это уже заметили: повылезали все наверх и 

интересуются: когда мы им врежем? Эти дизелюхи через неделю 

тоже в автономку собирались. Ужас! Сейчас кокнемся! Сто метров 

остается... пятьдесят... двадцать пять... а нас все несет и 

несет... 

Командир в бабьем предродовом поту руки ломает и 

причитает: 

- Ну, все... все... все... с командиров снимут... из 

партии выкинут... академия накрылась... медным тазом... под суд 

отдадут... и в лагерь, пионервожатым... на лесоповал... в 

полосатом купальнике... 

И тут лодка замирает на месте... зависает... до дизелюх - 

метров двенадцать... 

- Назад, - бормочет командир в безумье своем, - назад, 

давай, милая... давай... по-тихому... давай, родная... ну... 

милая, ну... давай... 

И лодка почему-то останавливается и сантиметр за 

сантиметром каким-то чудом разворачивается, тащится, сначала 

вперед, а потом она останавливается, ее сносит и прижимает к 

пирсу. Все! Прилипли! 

- Фу! - говорит командир, утирая пот. - Фу ты... ну ты, 

проклять какая... горло перехватило... мешком ее задави... 

Фуууу... Вот так и становятся идиотами... Отпустило... даже не 

знаю... Никак не отдышаться... Ну, я вообще... чуть не напустил 

под себя... керосину... даааа... Пойду... приму на грудь. 

Что-то сердце раззвонилось... 

Пошел командир наш и принял на грудь. Одним литровым 

глотком. 

 

Пять раз подряд 

 

Северный ветер - аквилон - развернул на шинели сзади 

большие срамные губы и ворвался туда. угрожая предстательной 

железе. Не ходите в патруль, и у вас будет все в полном порядке 

с предстательной железой: она доживет до глубокой старости и 

помрет своей собственной смертью. 

Лейтенант Сидоров Вова справился с ветром в хвостовой 

своей части, вернул полы шинели на место и, обернув ими себе 

ноги, продолжил путь во мгле. 

Снежинки, твердые, как алмазная крошка, отскакивали от 

задубевшего лица и противно скрипели на шее. 

Лейтенант Вова шел домой из патруля. Два часа ночи. Его 

патрульные, отпущенные ночевать в казарму, уже минут десять 

месят снег в нужном направлении, мечтая о вонючей подушке, а 

вот Вову ждет постель, супружеское ложе. 

Все-таки хорошо стоять в патруле: хоть в два часа ночи, а 

жена под боком. Вова улыбнулся поземке и поправил тяжелую 

портупею. В ней лежал "пистоль". Она оттянула весь бок уже 

сегодня, то ли будет завтра. 

Вот именно - завтра. Флотское завтра. Как много оно может 

с собой принести, это наше "завтра". Его караулит сомнительный 

друг подводника - случай, этот верный пес лентяйки Фортуны. 

"Человек - электрохимическая система. Ей нужны пиления 

напряжения. Испытав эти падения, человек вырабатывает 

устойчивые состояния для своих атомов. Эти состояния он 

передаст потомству". 

Вот какие мысли пришли к Вове посреди полярной ночи; Вова 


Страница 75 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74  [75]  76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"