Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

 

 

- Лий-ти-нант! Вы у меня будете заглядывать в жерло 

каждому матросу! - Командир - лысоватый, седоватый, с глазами 

навыкате - уставился на только что представившегося ему, "по 

случаю дальнейшего прохождения", лейтенанта-медика - в парадной 

тужурке, - только что прибывшего служить из Медицинской 

академии. 

Вокруг - пирс, экипаж, лодка. 

От такого приветствия лейтенант онемел. Столбовой 

интеллигент: прабабка - фрейлина двора; дедушка - академик 

вместе с Курчатовым; бабушка - академик вместе с Александровым; 

папа - академик вместе с мамой; тетка - профессор и 

действительный член, еще одна тетка - почетный член! И все 

пожизненно в Британском географическом обществе! 

Хорошо, что командир ничего не знал про фрейлину двора, а 

то б не обошлось без командирских умозаключений относительно 

средств ее существования. 

- Вы гов-но, лейтенант! - продекламировал командир. - 

Повторите! - Лейтенант - как обухом по голове - повторил и - Вы 

говно, лейтенант, повторите! - и лейтенант опять повторил. 

- И вы останетесь гов-ном до тех пор, пока не сдадите на 

допуск к самостоятельному управлению отсеком. Пи-ро-го-вым вы 

не будете. Мне нужен офицер, а не клистирная труба! Командир 

отсека - а не давящий клопов медик! Вы научитесь ползать, 

лейтенант! Ни-каких сходов на берег! Жену отправить в 

Ленинград. Жить на железе. На же-ле-зе! Все! А теперь 

поздравляю вас со срочным погружением в задницу! 

- Внимание личного состава! - обратился командир к строю. 

- В наши стройные ряды вливается еще один... обманутый на всю 

оставшуюся жизнь. Пе-ре-д вами наша ме-ди-ци-на!!! 

Офицеры, мичмана и матросы изобразили гомерический хохот. 

Командир еще что-то говорил, прерываемый хохотом масс, а 

лейтенант отключился. Он стоял и пробовал как-то улыбаться. 

Под музыку можно грезить. Под музыку командирского голоса, 

вылетающего, как ни странно, из командирского рта, лейтенанту 

грезились поля навозные. Молодой лейтенант на флоте беззащитен. 

Это моллюск, у которого не отросла раковина. Он или погибает, 

или она у него отрастает. 

"Офицерская честь" - павший афоризм, а слова "человеческое 

достоинство" - вызывают у офицеров дикий хохот, так смеются 

пьяные проститутки, когда с ними вдруг говорят о любви. 

Лейтенант-медик, рафинированный интеллигент, - его шесть 

лет учили, все это происходило на "вы", интернатура, полный дом 

академиков, - решил покончить с собой - пошел и наглотался 

таблеток. Еле откачали. Командира вызвали к комдиву и на 

парткомиссию. 

- Ты чего это... старый, облупленный, седоватый, облезлый, 

лупоглазый козел, лейтенантов истребляешь? Совсем нюх потерял? 

- сказал ему комдив. 

То же самое, только в несколько более плоской форме, ему 

сказали на парткомиссии и влепили выговор. Там же он узнал про 

чувство собственного достоинства у лейтенанта, про академиков, 

Британское географическое общество и фрейлину двора. Командир 

вылетел с парткомиссии бешеный. 

- Где этот наш недолизанный лейтенант? У них благородное 

происхождение! Дайте мне его, я его долижу! 

И обстоятельства позволили ему долизать лейтенанта. 

- Лий-ти-нант, к такой-то матери, - сказал командир по 

слогам, - имея бабушку, про-с-ти-ту-т-ку двора Ее Величества и 

британских географических членов со связями в белой эмиграции, 

нужно быть по-л-ны-м и-ди-о-то-м, чтобы попасть на флот! Флот у 

нас - рабоче-крестьянский! А подводный - тем более. И служить 

здесь должны рабоче-крестьяне. Великие дети здесь не служат. 

Срочные погружения не для элиты! Вас обидели? Запомните, 

лейтенант! Вам за все заплачено! Деньгами! Продано, лейтенант, 

продано. Обманули и продали. И ничего тут девочку изображать. 

Поздно. Офицер, как ра-бы-ня на помосте, может рыдать на весь 

базар - никто не услышит. Так что ползать вы у меня будете! 

Лейтенант пошел и повесился. Его успели снять и привести в 

чувство. 

Командира вызвали и вставили ему стержень от земли до 

неба. 

- А-а-а, - заорал командир, - х-х-х, так!!! - и помчался 

доставать лейтенанта. 

- Почему вы не повесились, лейтенант? Я спрашиваю, почему? 

Вы же должны были повеситься? Я должен был прийти, а вы должны 

были уже висеть! Ах, мы не умеем, нас не научили, 

бабушки-академики, сифилитики с кибернетиками. Не умеете 

вешаться - не мусольте шею! А уж если приспичило, то это надо 

делать не на моем экипаже, чтоб не портить мне показатели 

соцсоревнования и атмосферу охватившего нас внезапно всеобщего 

подъема! ВОН ОТСЮДА! 

Лейтенант прослужил на флоте ровно семь дней! Вмешалась 

прабабушка - фрейлина двора, со связями в белой эмиграции, 

Британское географическое общество, со всеми своими членами; 

напряглись академики, - и он улетел в Ленинград... к такой-то 

матери... 

 

 

У-тю-тю, маленький 

 

 

Службу на флоте нельзя воспринимать всерьез, иначе 

спятишь. И начальника нельзя воспринимать всерьез. И орет он на 

тебя не потому, что орет, а потому что начальник - ему по штату 

положено. Не может он подругому. Он орет, а ты стоишь и 

думаешь: 

- Вот летела корова... и, пролетая над тобой, любимый ты 

мой, наделала та корова тебе прямо... - и тут главное, во время 

процесса, не улыбнуться, а то начальника кондратий хватит, в 

горле поперхнет, и умрет он, и дадут тебе другого начальника. 

Но лучше всего во время разноса не думать ни о чем, 

отключаться: только он прорвался к твоему телу, а ты - хлоп, и 

вырубился. А еще можно мечтать: стоишь... и мечтаешь... - ЦДП!* 

- Есть ЦДП! Центральный вызывает, вот черт! 

- Начхим есть? 

- Есть. 

- Вас в центральный пост. 

Вот так всегда: только подумаешь о начальнике, а он тут 

как тут. Ну, теперь расслабьтесь. На лицо - страх и замученный 

взгляд девочки-полонянки. 

- Идите сюда!.. Ближе!.. Нечего трястись! Вы - кто?! Я вас 


Страница 7 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"