Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- А вот эта штука, - тыкает Петрович пальцем в 

регенерационную установку, - как снаряжается? Зам опять - ни 

гугу. 

- Так! - сказал Петрович, и глаза его стали наливаться 

дурной кровью, а голова его при этом полезла в плечи, и тут зам 

начинает понимать, почему говорят, что Петрович забодать может. 

Приблизил он к заму лицо и говорит ему тихо: 

- А ну, голубь лысый, пойдем-ка, по устройству корабля 

пробежимся. 

И пробежались. Начали бежать с первого отсека" да в нем и 

закончили. Зам явил собой полный корпус - ни черта не знал. 

Святой был - святее всех святых. 

В конце беседы Петрович совсем покраснел, раздулся, как 

шланг, да как заорет: 

- Тебя чему учили в твоей академии? Вредитель! Газеты 

читать? Девизы рожать? Плакаты эти сссраные рисовать? А, 

червоточина? 

Ты чего в море пошел, захребетник? Клопа давить? Ты - 

пустое место! Балластина! Пассажир! Памятник! Пыль прикажете с 

вас сдувать? Пыль?! Влажной ветошью, может, тебя протирать? А, 

бестолочь? 

На хрена ты здесь жрешь, гнида конская, чтоб потом в 

гальюн все отнести? Чтоб нагадить там? А кто за тебя унитаз 

промоет? Кто? Я тебя спрашиваю? У него ведь тоже устройство 

есть, у унитаза! Здесь знать надо, знать! 

Ты на лодке или в почетном президиуме, пидорясина? А при 

пожаре прикажете вас в первую очередь выносить? Спасать вас 

прикажете? Разрешите целовать вас при этом в попку? Ты в глаза 

мне смотри, куль с говном! 

Как ты людей за собой поведешь? Куда ты их приведешь? А 

если в огонь надо будет пойти? А если жизнь отдать надо будет? 

Ты ведь свою жизнь не отдашь, не-еет. Ты других людей заставишь 

за тебя жизнь отдавать! В глаза мне смотреть! 

Зачем ты форму носишь, тютя вонючая! Погоны тебе зачем? 

Нашивки плавсостава тебе кто дал? Какая... тебе их дала?!! 

Пилотку он одел! Пилотку! 

В батальон тебя надо! В эскадрон! Коням! Коням яйца 

крутить! Комиссары... 

Зам вышел из отсека без пилотки и мокрый - хоть выжимай. 

Отвык он в академии от флотского языка. А впрочем, может, и не 

знал он его вовсе. 

Вечером Петровичу налили. Петрович выпил и стал - 

душа-человек. 

 

Как твоя фамилия? 

 

Чего наш советский офицер боится? Он боится жену: она 

навредить может; тещу; соседей; милицию; советских граждан на 

улице и в транспорте; хулиганов: они по морде могут дать; и 

свое начальство. 

А чего наш советский офицер совсем не боится? Он совсем не 

боится мирового империализма. 

А чего он боится больше всего? Больше всего он боится 

своей фамилии. 

Возьмите любого офицера на улице за верхнюю пуговицу и 

спросите его: 

- Как ваша фамилия? 

- Мо...я? 

- Да, да, ваша, ваша, ну? 

- Этот... как его... Иванов... или нет... то есть 

Петров... 

- А может, Сидоров? 

- Точно! Сидоров, - от настоящего офицера его собственной 

фамилии на улице никогда не дождешься. 

Первый страх у него уже прошел, теперь будьте внимательны. 

- Разрешите ваши документы. 

Документы от него вы не получите: может, вы скрытый 

офицерский патруль? Так зачем же ему усложнять свою жизнь? Нет 

у него документов. 

- Дома забыл, - вот так, а вы как думали? 

- - А пропуск у вас есть? 

- Какой пропуск? 

- Ну, любой пропуск, где написана ваша фамилия. 

- Пропуск у нас есть, но в руки вам его не дам? там не 

написано, что его в руки можно давать. А сейчас он от вас 

убежит, вот смотрите: 

- Ой!!! - кричит он и делает испуганное лицо. - Осторожно! 

- и хватает вас за рукав, увлекая за собой. При этом он смотрит 

вам за ухо так, словно вас сзади именно в этот момент 

переезжает автокар. 

Вы инстинктивно оборачиваетесь; ничего там сзади нет, а 

офицер уже исчез. Пуговицу себе срезал, за которую вы 

держались, и исчез. Можете ее сохранить на память 

Мой лучший друг, Саня Гудинов, - редкий интеллигент, два 

языка, - когда его вот так берут на улице, напускает на себя 

дурь, начинает заикаться и называет себя так: 

- Го... го... гоша... Го... го... го... лованов! Патруль 

тут же прошибает слеза от жалости к несчастному офицеру-заике, 

и он от него отстает: грех трогать калеку. 

- Заикой меня делает служба, - говорит в таких случаях 

Саня. 

Но лучше всего действует напористый нахрап, ошеломляющая 

наглость и фантастическое хамство. 

Вот мой любимый рыжий штурман, который вошел в мое полное 

собрание сочинений отдельной главой, тот полностью согласен с 

Конецким: с патрулем спорят только салаги. 

- Главное в этом деле, - любил повторять рыжий, - четко 

представиться. Чтоб не было никаких дополнительных вопросов. 

- Туполев! - бросал он патрулю быстро с бодрой наглостью. 

- Я. Ка... ве-че сорок ноль сорок. И патруль усердно 

записывает: Туполев, ЯК-40... 

Только полные идиоты требовали от него документы: штурман 

обладал монументальной внешностью, и его ужасные кулаки 

сообщали любому врожденное уважение к ВМФ! 

Должен вам заметить, что страх перед своей фамилией, или, 

лучше скажем, бережное к ней отношение - это условный рефлекс, 

воспитываемый в офицере самой жизнью с младых ногтей: начиная с 

курсантских будней. 

- Товарищи курсанты, стойте! - останавливал нас когда-то 

дежурный по факультету. - Почему без строя? Почему через плац? 

Почему в неположенном месте? Фамилии? Рота? 4 

Этот дежурный у нас был шахматист-любитель. Страсть к 

шахматам у него была патологическая. Кроме шахмат он ничего не 

помнил и рассеянный был - страшное дело. А все потому, что он в 

уме все время решал шахматные кроссворды. Но главное: он был 

начисто лишен фантазии, столь необходимой офицеру. Полета у 

него не было. 

- Курсант Петросян, - прогундосил Дима, стараясь походить 

на армянина. 

- Курсант Таль, - поддержал его Серега. 


Страница 65 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64  [65]  66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"