Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

до пояса просто, а ниже еще проще". 

- Вот мне-е, - протянул старпом сладко, - кан-жд-ный день 

о-борт делают. О-бортируют... по самый аппендицит! 

Старпом привел лицо в соответствие с абортом: 

- И никто никуда не возит. Вырвут гланду - и пошел! 

Лейтенант смутился. Он не знал, опускать руку или все еще 

отдавать честь. 

"Ладно, - подумал старпом, увидев, что рука у Гриши не 

опускается, - нельзя же убивать человека влет. Пусть 

размножается, такие тоже нужны". И махнул рукой: "Давай!" 

На следующий день пробухало и доложило: 

- Прошу роз-решения сидеть с дитями - жена на о-борте! С 

тех пор поехало: то - "прошу роз-решения на о-борт", то -- "с 

о-борта", Четвертого аборта старпом не выдержал. 

- Что?! Опять "на о-борт"?! А потом "с о-борта"?! 

Абортарий тут развели! Я самому тебе лучше навсегда "о-борт" 

сделаю! Раскурочу лично. Чирк - и нету! Твоя же жена спасибо 

скажет. "О-борт" ему нужен! Что за лейтенант пошел! Нечего 

бегать с дымящимся наперевес! Бром надо пить, чтоб на уши не 

давило! Квазимодо! Аборт ему делай. А кто служить будет?! С кем 

я останусь?! А?! В подразделении бардак! Там еще конь не 

валялся! Петров ваш? А чей Петров?! Не внаете? Сход запрещаю! 

Все! Никаких абортов! Ишь ты сперматозавр, японский городовой. 

Это флот, едрена вошь, тут без "о-бортов" служат. Не вынимая. С 

шести утра и до двадцати четырех. Гинекологом надо было быть, а 

не офицером! Акушером! О чем вы думали, когда шли в училище!.. 

- и так далее, и так далее. 

После пятого аборта Гришу списали на берег. Некому было 

сидеть "с дитями". 

Вот такая маленькая история, но она совсем не означает, 

что для списания на берег нужно сделать пять абортов. 

 

Извлечение 

 

Известно, что к боевой службе нужно готовить себя прежде 

всего с внутренней стороны. 

Командир боевой части пять большого противолодочного 

корабля "Адмирал..." старый, толстый Толик Головастов (два года 

до пенсии), которого спустили с корабля в первый раз за три 

месяца за день до проверки штабом флота, пошел и... подготовил 

себя "извнутри", 

чем существенно обессмертил свое имя на страницах этого 

рассказа. На внутреннюю подготовку ушла уйма времени. Часов 

через шесть, окончательно окривев, он "дошкандыбал" до корабля 

и упал перед трапом головой вперед. "Много ли потному надо!" - 

гласит народная мудрость. 

- Старая проблядь! - совершенно справедливо заметил 

командир. Наутро ожидался командующий флотом вместе с 

главкомом, и по-другому командир заметить не мог. 

- От, падел! - добавил командир, обозревая картину 

лежания. Кроме как "падла в ботах", командир до текущего 

момента никогда по-другому механика не называл. 

- Значит так! - сказал он, поразмыслив секундудругую. - 

Поднять! Связать эту сироту во втором поколении, эту сволочь 

сизую, забросить в каюту и выставить вахтенного! 

Механика подняли, связали, отнесли, забросили, закрыли на 

ключ и выставили вахтенного. Через 

некоторое время каюту оживило сопенье, кряхтенье и 

нечленораздельное матюганье, потом все стихло, и корабль 

забылся в нервном полусне. В четыре утра в каюте раздался 

страшный визг, леденящий душу, он разбудил полкорабля и 

перевернул представление многих о том количестве децибел, 

которые отпущены человеку. Примчались дежурные и помощники, 

командиры и начальники, зажгли свет, вскрыли каюту и 

обнаружили, что командир боевой части пять Толик Головастов 

(два года до пенсии) торчит из иллюминатора необычным манером: 

туловище снаружи, зад внутри. Застрявши они. Скорее всего, 

ночью он развязался, освободился, так сказать, от пут и полез в 

иллюминатор из "мест заточения", а по дороге застрял и от 

бессилия заснул. Тело отекло, он проснулся от боли и заорал. 

- Тяните! - сказал командир. - Хоть порвите эту старую 

суку, но чтоб пролез! 

До Толика, несмотря на всю трудность соображения в данном 

положении, дошло, что его, может, сейчас порвут на неравные 

половины и за это, может, никто отвечать не будет. От сознания 

всего этого он потерял сознание. Так тянуть его было гораздо 

удобнее, так как без сознания он не кричал и не вырывался, но 

иногда он все же приходил в себя, орал и бил копытом, как 

техасский мул. 

За борт спустили беседку. Несколько человек забрались в 

нее и принялись тянуть Толика за руки, в то время когда все 

остальные пихали его в зад. Через пару часиков стало ясно, что 

Толик никогда в этой жизни не пройдет через иллюминатор. Еще 

полтора часа тянули по инерции, вяло и без присущего нам 

энтузиазма. Самое обидное, что Толик висел с того борта, 

который был обращен к стенке и был хорошо виден подходящему 

начальству, а виси он с другого борта - там хоть неделю виси: 

никому это не интересно. 

Подъем флага - святое дело на корабле. На это время 

перервались, оставили Толика висеть и пошли на построение. 

- На фла-аг и гю-юйс... смир-рна! Нужно замереть. Все 

замерли. Ритуал подъема флага символизирует собой нашу 

ежесекундную готовность умер-реть за наши идеалы и вообще 

отдать концы, то есть все накопленное до последней капли, 

сдохнуть, короче... 

- ф-ла-аг... и гю-юйс... под-нять!.. Воль-на!.. 

- Та-ак! - сказал командир, мысль о Толике не оставляла 

его ни на секунду. - Сейчас будет коррида! 

Коррида началась с прибытия комбрига. Увидев в 

иллюминаторе отвисшее, как на дыбе, бесчувственное тело 

командира боевой части пять и с ходу поняв, в чем дело, 

комбриг, стоя на стенке, воздет руки к телу, шлепнул ладошками, 

поместил их себе на грудь, затрясся дряблыми щеками и плаксиво 

затянул: 

- Гни-да вы-ы казематная-я... слон вы-ы сиамски-ий... я 


Страница 58 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57  [58]  59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"