Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

договаривались. Надо срочно поискать нам гальюн где-то на 

стороне, а то этот любимый сын лошади Пржевальского и впрямь 

помчится по начальству". И пошел я искать гальюн. 

- Товарищ капитан первого ранга, - обратился я к командиру 

соседей по этажу, когда тот несся по лестнице вверх, 

стремительный; кличка у него была, как у эсминца - Безудержный. 

- Товарищ капитан первого ранга, - обратился я, - 

разрешите нам ходить в ваш гальюн. У меня сорок человек... 

всего... 

Он остановился, повернулся, резко наклонился ко мне с 

верхней ступеньки, приблизил лицо к лицу вплотную и заорал 

истерично: 

- На голову мне лучше сходи сорок раз! На голову! - и в 

доказательство готовности своей головы ко всему треснул по ней 

ладонью. Тогда я отправился к командиру дивизии: 

- Прошу разрешения, товарищ капитан первого ранга, старший 

в экипаже... товарищ комдив, запрещают в гальюн ходить, у меня 

сорок человек, у меня люди... а куда ходить, товарищ комдив? 

Комдив из бумаг и телефонов посмотрел на меня сильно? 

- Не знаю... я... не знаю. Хочешь, строем сюда ко мне 

ходи. 

После этого он бросил ручку и продолжил: 

- Пой-ми-те! Я не-га-ль-ю-на-ми-ко-ман-ду-ю-ю! Не 

гальюнами! И не говном! Отнюдь! Я командую 

с-трате-ги-чес-ки-ми! Ра-ке-то-носцами. 

После этого он подобрал со стола карандаш и швырнул его в 

угол. 

"Ну вот, - подумал я, - осталось дождаться встречи с 

командующим. Я думаю, это не залежится". И не залежалось. 

- Я слышал, что у вас возникли сомнения? относительно 

моего приказания? 

- Товарищ командующий... я... не ассенизатор... 

- Так станете им! Станете! Все мы... не ассенизаторы! 

Нужно думать в комплексе проблемы! Почему срете?! 

- Так ведь... гальюн закрыли... 

- То, что гальюн закрыли, я в курсе, но почему вы, вы 

почему срете?!! Вас что?! Некому привести в меридиан?!. 

После командующего мы принялись ломать унитаз интенсивно. 

И ходить в гальюн перестали. То есть не совсем, конечно, просто 

ходили хором потихонечку, вполуприсед. И тетки, которые в 

корректорской ниже этажом, так же ходили - по чуть-чуть. 

И вот сломали мы, наконец, колено! Маэстро, туш! И не 

просто сломали, а пробили насквозь! И не просто пробили, а лом 

туда улетел! 

А там в тот момент, к сожалению, сидела тетка... Сидит 

себе тетка, тихо и безмятежно гадит, и вдруг сверху прилетает 

лом и втыкается в бетон перед носом. И что же тетка? Она гадит 

мятежно! Во все стороны, раз уж выпал такой повод для 

желудочно-кишечного расстройства. Да еще сверху в дырищу 

свесилось пять голов, пытаясь разглядеть, куда это делся лом; а 

еще пять голов, которые не поместились в дырищу, стоят и 

спрашивают в задних рядах: 

- Ну, чего там, чего застыли?.. Конечно, снизу прибежали, 

разорались: 

- Человека чуть не убили! На что наши возражали: 

- А чего это она у вас гадит? Больше всех возмущался я: 

- Лично мы, - кричал я, - давно уже ходим на чердак! А 

ваши тетки! Сами валят, а на нас гадят! (То есть наоборот.) Вот 

теперь я у этого легендарного отверстия вахту поставлю, чтоб 

днем и ночью наблюдали за этим вашим безобразием! Будем 

общаться напрямую! А то нам нельзя, а им, видите ли, можно!.. 

И начали мы общаться напрямую. Мои орлы решили, что если 

есть отверстие и если из него можно провести перпендикуляр, 

который при этом уткнется ниже в другое отверстие, то странно 

было бы при наличии такого отверстия и такого перпендикуляра 

ходить на чердак! 

На следующий день опять снизу прибежали и опять орали: 

- А те-пе-рь! Давайте делайте нам косметический ремонт! 

Давайте делайте! У нас там - как двадцать гранат разорвалось! С 

дерьмом! 

- Почему двадцать? - слабо возражал я, потрясенный 

ошеломительным размахом общения напрямую. - Откуда такая 

точность? Почему не сорок? 

И вот гальюн. Каждый день гальюн. С ним была связана вся 

моя жизнь, все мои радости и печали, все мои помыслы и 

страданья, он мне снился ночами, мы сроднились с начальником 

корректорской, ходили друг к дружке запросто и подружились 

семьями,.. 

В общем, когда приехал из отпуска мой сменщик, я, сдавая 

ему экипаж, веселился как неразумный, хохотал, хлопал его по 

плечу и целовал вкусно. 

- Ви-тя! - говорил я ему нежно. - Знаешь ли ты отныне свою 

судьбу? Он не знал, я подвел его к гальюну: 

- Вот, Витя, отныне это твоя судьба! А что будет главным в 

твоей судьбе? И опять он не энал. 

- Главное - на тетеньку не попасть. Там у нас одна дырочка 

есть, смотри - только в нее не поскользнись, а то мне будет 

печально. Остальное все - муть собачья. Муть! Все образуется и 

сделается как бы само собой. Сделают тебе гальюн, вот увидишь, 

сделают! Машина запущена. Ты, главное, не делай резких 

движений. И дыши носом. Арбытын ун дисциплин! 

И мой сменщик вздохнул, а я вышел, оставив его, как 

говорится, в лучших чувствах с тяжелым сердцем; вышел, хлопнул 

дверью и очутился в отпуске, хоть мне вслед и орали: "Не 

уезжать, пока не доведете гальюн до ума! Не выпускайте его, не 

выпускайте! Не выдавайте ему проездных, не выдавайте!" 

Целуйтесь с ними, с моими проездными. Пишите их, рисуйте, 

добивайтесь портретного сходства. Лаперузы моченые. Кипятить 

вас некому! 

 

Абортарий 

 

Бух-бух-бух! В метре от старпома остановились флотские 

ботинки сорок пятого размера легендарной фабрики "Струпья 

скорохода". В ботинки был засунут новый лейтенант Гриша Храмов 

- полная луна над медвежьим туловищем. Он только что прибыл 

удобрить собой флотскую ниву. Гриша был вообще-то с Волги, и 

поэтому он заокал, приложив к уху лапу, очень похожую на малую 

саперную лопатку. 

- Прошу розрешения везти жену на о-борт! "Сделан в одну 

линию, - подумал одним взглядом с маху изучивший его старпом, - 


Страница 57 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56  [57]  58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"