Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пропала. 

Витенька тоже ударился головой. Даже два раза. Сначала 

один раз ударился - не помогло, потом сразу второй, чтоб 

доканать это дело. И в воздухе потом долго-долго носился запах 

застоявшегося мужества. 

Витя тогда страшно переживал, вздрагивал по ночам, неделю 

молчал и косился, но сегодня в кают-компании, чувствуется, 

отошел, сидит и рассказывает о взаимоотношении полов у 

пернатых. Смотреть на него - одно сплошное удовольствие. 

- Помните, раньше было выражение "с глубоким внутренним 

удовлетворением"? - говорит Витенька, обозревая аудиторию с 

видом Спинозы недорезанного. - А видел ли кто-нибудь из вас 

удовлетворение мелкое и поверхностное? Нет? Не видел? А я 

видел. У птиц. У них удовлетворение мелкое и поверхностное. Но 

зато оно может продолжаться, между прочим, целый день. То есть 

мелкое и поверхностное иногда лучше глубокого и внутреннего. 

Возьмем, например, кур. У одного моего кореша два петуха 

было и куча курочек. Там один петух был главный, а второй - 

вспомогательный. 

Главный найдет червячка и курочек собирает. У него 

пестренькая курочка самая любимая была. А вспомогательный петух 

все хотел ту пестренькую шандарахнуть, попробовать ее хотел, а 

она его не подпускает и все. Сохраняет верность главному 

петуху. 

Вспомогательный ее все подманивал, подкарауливал - ничего 

не получается. Вот он покопается в земле, найдет червячка, 

покудахчет, а сам наблюдает; как только пестренькая подойдет 

поближе, он на нее - прыг и погнал по двору. 

Пестренькая бежит от него со всех ног к главному петуху и 

за него прячется, а вспомогательный пробегает мимо, делает круг 

и на беленькую курочку, не отдышавшись, с разбегу заскакивает, 

вроде бы он за ней и гнался. А через пять минут опять 

пестренькую подкарауливает. Подстережет, погонится, не догонит 

и опять беленькую с досады охаживает со всего размаха. И так 

целый день. А беленькая так его любит и клюв ему чистит и 

перышки. 

Да-а, вот жизнь у пернатых! Ведь целый день могут. 

Зернышко нашел, червячка склевал и "иди сюда, дорогая". А тут 

каши сожрал на нашем камбузе и полраза не в силах преодолеть. 

- Вот жизнь у пернатых, - повторяет Витенька, мечтательно 

закатив свои зеленые зенки, - клянусь мамой, даже жаль иногда, 

что ты высшее существо. 

 

Лаперузы моченые 

 

Начнем с солнца. Оно - померкло! И померкло оно не только 

потому, что за биологию вида я сражался в полной темноте 

полярной ночи; оно померкло еще и потому, что в один прекрасный 

день к нам ворвался краснорожий мичман из тыла и, заявив, чтоб 

мы больше в гальюн не ходили, исчез совсем, крикнув напоследок: 

"Давайте ломайте!!!" 

Он пропал так быстро, что мы засомневались: уж не 

галлюцинация ли он и его рекомендация "не ходить в гальюн"?! 

Жили мы в то время на четвертом этаже в казарменном 

городке. Весь экипаж укатил в отпуск, а меня оставили с личным 

составом, то есть с матросиками нашими, за всех в ответе. 

- Чертовщина какая-то, - подумал я про мичмана и тут же 

сходил в гальюн, а глядя на меня, сходили в гальюн еще сорок 

моих матросов. На всякий случай. Под нами, ниже этажом, 

помещалась корректорская, там тетки корректировали штурманские 

карты. Через сутки ко мне влетает начальник этого бляд-приюта и 

орет, как кастрированный бегемот: 

- Вам что?! Не ясно было сказано?! Что в гальюн! Не 

ходить! 

- В чем дело? - спрашиваю я, спокойный, как сто индийских 

йогов. 

- Нас топит! - делает он много резких движений. 

- Вас? 

- Нас, нас! 

- И что, хорошо топит? 

- Во! - говорит он и делает себе харакири по шее. 

- А при чем здесь мы? Ну и тоните... без замечаний... 

- Ы-ы!!! - рычит он. - Вы ходите в гальюн, а нас топит! 

Прекратите! 

- Что прекратить? 

- Прекратите ходить в гальюн!!! 

- А куда ходить? 

- Куда хотите! Хоть в сопки! 

- А вы там были? 

- Где?! 

- В сопках в минус тридцать? 

- Пе-ре-с-та-нь-те из-де-ва-ть-ся! У на-с у-же столы 

пла-ва-ют!!! 

Ну-у-у... - сказал я протяжно, травмируя скулы, - и чем же 

я могу помочь... столам?.. 

- А-а-а!!! - сказал он и умчался, лягаясь, безумный. 

"Бешеный", - подумал я и сходил в гальюн, а за мной 

сходили, подумав, еще сорок моих матросов. На всякий случай. 

Может, завтра запретят... по всей стране... кто его знает?.. 

Назавтра явилась целая банда. Впереди бежал начальник 

корректорской - той самой, что временно превращена в 

ватерклозет, и орал, что я - Али-Баба и вот они, мои сорок 

разбойников. Это он мне - подводнику флота Ее Величества?! 

- Ну ты, - сказал я этому завсклада остервенелости, - 

распеленованная мумия Тутанхамона! Берегите свои яйца, 

курочка-ряба! 

Нас разняли, и мне объяснили, что в гальюн ходить нельзя, 

что топит, что нужно поставить матроса, чтоб он непрерывно 

ломал колено унитаза ("Что ломал?" - "Колено! Ко-ле-но!" - "Об 

чего ломал? об колено?"), "ломами ломал, ломами, и не делайте 

умное лицо! и чтоб в гальюн никто не ходил! Это приказание. 

Командующего!" 

- А куда ходить? 

- Никуда! Это приказ командующего. 

- Ну... раз командующего-о... 

Я построил всех и объявил, что командующий с сегодняшнего 

дня запретил нам ходить в гальюн. 

- А куда ходить? - спросили из строя. 

- Никуда, - ответил я. 

- А-га, - сказали из строя и улыбнулись, - ну, есть!.. 

А потом мы поставили матроса, чтоб непрерывно ломал, и 

срочно сходили все как один сорок один в гальюн, про запас. 

- Упрямый ты, - сказал мне, уже мирно, начальник 

корректорской. 

"Ага, - подумал я, - как сто бедуинов". 

- Ну-ну, - сказал он, - я тебе устрою встречу с 

командующим. 

"А вот это нехорошо, - подумал я, - мы так не 


Страница 56 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55  [56]  57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"