Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

через дырищу за обшивкой. Со всей страстью неприкаянной души 

помоечного бродяги он привязался к фантастическим кускам 

сливочного масла, связкам колбас полукопченых и к сметане. 

Крысы вызывали теперь в нем такое же неприкрытое отвращение, 

какое они вызывают у любого мыслящего существа. Вскоре 

бдительность его притупилась, и Пардон попался. Поймал его кок. 

Пардона повесили за хвост. Он орал, махал лапами и выл что-то 

сквозь зубы, очень похожее на "мать вашу!". 

Его спас механик. Он отцепил кота и площадно изругал 

матросов, назвал их садистами, сволочами, выродками, скотами, 

"бородавками маминой писи", ублюдками и суками. 

- Отныне, - сказал он напоследок, - это бедное животное 

будет жить в моей каюте. 

Пардон был настолько умен, что без всяких проволочек тут 

же превратился в "бедное животное". Свое непосредственное 

начальство он теперь приветствовал распушенным хвостом, 

мурлыкал и лез на колени целоваться. Механик, бедный старый 

индюк, впадал в детство, сюсюкал, пускал сентиментальные пузыри 

и заявлял в кают-компании, что теперь-то уж он точно знает, 

зачем на земле живут коты и кошки: они живут, ч; об дарить 

человеку его доброту. 

Идиллия длилась недолго, она оборвалась с выходом в море 

на самом интересном месте. С первой же полной стало ясно, что 

Пардон укачивается до безумия. Как только корабль подняло вверх 

и ухнуло вниз, Пардон 

понял, что его убивают. Дикий, взъерошенный, он метался по 

каюте механика, прыгал на диван, на койку, на занавески, 

умудряясь ударяться при этом об подполок, 

об стол, об пол и орать не переставая. Останавливался он 

только затем, чтоб, расставив лапы, блевануть 

куда-нибудь в угол с пуповинным надрывом, и потом его 

вскоре понесло изо всех дыр, отчего он носился, подскакивая от 

струй реактивных. В разложенный на столе ЖБП - журнал боевой 

подготовки - он запросто нагадил, пролетая мимо. От страха и 

одиночества мечущийся Пардон выл, как издыхающая гиена. 

Наконец дверь открылась, и в этот разгром вошел мех. Мех 

обомлел. Застыл и стал синим. Несчастный кот с плачем бросился 

ему на грудь за спасением, мех отшвырнул его и ринулся к ЖБП. 

Было поздно. 

- Пятимесячный труд! - зарыдал он, как дитя, 

обнимая свое теоретическое наследие, изгаженное при- 

цельным калометанием. - Пятимесячный труд! 

Пардон понял, что в этом человеке он ошибся: в нем 

сострадания не наблюдалось; и еще он понял, что его, Пардона, 

сейчас будут бить с риском для жизни кошачьей, - после этого он 

перестал укачиваться. 

Мех схватил аварийный клин и с криком "Убью гада!" 

помчался за котом. За десять минут они доломали в каюте все, 

что в ней еще оставалось, потом Пардон вылетел в иллюминатор, 

упал за борт и сильными рывками поплыл в волнах к берегу так 

быстро, будто в той прошлой помоечной жизни он только и делал, 

что плавал в шторм. 

Мех высунулся с клином в иллюминатор, махал им и орал: 

- Вы-д-ра-а-а!!! У-бь-ю-ю-ю! Все равно най-ду-у! Кок-ну-у! 

До берега Пардон доплыл. 

 

Лев пукнул 

 

Конечно же, для наших подводных лодок несение боевой 

службы - это ответственная задача. Надо в океане войти, прежде 

всего, в район, который тебе из Москвы для несения службы 

нарезали, надо какое-то время ходить по этому району, словно 

сторож по колхозному огороду, сторожить, и надо, наконец, 

покинуть этот район своевременно и целым-невредимым вернуться 

домой. Утомляет это все, прежде всего. И прежде всего это 

утомляет нашего старпома Льва Львовича Зуйкова, по прозвищу 

Лев. 

То, что наш старпом в автономках работает не покладая рук, 

- это всем ясно: он и на камбузе, он и в корме, он и на 

приборке, он опять на камбузе - он везде. Ну и устает он! 

Устав, он плюхается в центральном в кресло и либо сразу 

засыпает, либо собирает командиров подразделений, чтобы 

вставить им пистон, либо ведет журнал боевых действий. 

Ведет он его так: садится и ноги помещает на буйвьюшку, а 

рядом устраивается мичман Васюков, который под диктовку 

старпома записывает в черновом журнале все, что с нами за день 

приключилось, а потом он же - Васюков - все это аккуратнейшим 

образом переносит в чистовой журнал боевых действий. 

С этим мичманом старпома многое связывает. Например, их 

связывают дружеские отношения: то старпом гоняется за мичманом 

по всему центральному с журналом в руках, чтоб по голове ему 

настучать, то возьмет стакан воды и, когда тот уснет на вахте, 

за шиворот ему выльет, и мичман ему тоже по-дружески 

осторожненько гадит, особенно когда под диктовку пишет. 

Например, старпом ему как-то надиктовал, когда мы район 

действия противолодочной акустической системы "Сосус" покидали: 

"Покинули район действия импортной системы "Сосус". Народ уху 

ел от счастья. Целую. Лелик" - и мичман так все это без 

искажения перенес в чистовой журнал. Старпом потом обнаружил и 

вспотел. 

- Васюков! - вскричал он. - Ты что, совсем дурак, что ли?! 

Что ты пишешь все подряд! Шуток не понимаешь? Соображать же 

надо! Вот что теперь делать? А? 

А Васюков, сделав себе соответствующее моменту лицо, 

посмотрел, куда там старпом пальцем тычет, и сказал: 

- А давайте все это как положено зачеркнем, а внизу 

нарисуем: "Записано ошибочно". 

После этого случая все на корабле примерно двое суток 

ходили очень довольные. Может, вам показалось, что народ наш не 

очень-то старпома любит? Нам сначала самим так казалось, пока 

не случилась с нашим старпомом натуральная беда. 

Испекли нам коки хлеб, поскольку наш консервированный хлеб 

на завершающем этапе плавания совсем сдохшим оказался. И такой 

тот хлеб получился мягкий, богатый дрожжами и сахаром, что 

просто слюнки текли. Старпом пошел на камбуз и съел там 


Страница 54 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"