Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пошелестит-пошелестит и вдруг .ни с того ни с сего как грянет: 

"Пра-пор-щик!!! Он - помощ-ник о-фи-це-ра! Он - ду-ша 

сол-да-та! Пра-пор-щик!!!" 

Ставили ее в восемь часов утра, когда у зама кончался бред 

и начинался сон. И вдруг исчезает и пластинка, и игла от 

проигрывателя. Ясно - кроме зама, украсть некому. Набрали мы 

боевых листков и стали рисовать на них плакаты: "Вор! Верни нам 

прапорщика!", а под этой надписью рисовали огромную руку, 

тянущуюся к пластинке. Все это вешалось в кают-компании, а 

рядом с замом специально заводили соответствующие разговоры: 

мол, все уже знают, кто это свистнул, но пусть пока помучается. 

Не выдержал зам - вернул 

и иголку и "прапорщика". 

А предпоследний зам у нас был размером со среднюю 

холмогорскую корову и обладал выразительной величины кулаками, 

которые использовал в партийнопросветительной работе. Мозг у 

него, как и у всех наших замов, появлялся только втягиванием 

через нос, да и то только в пасмурные дни. Где-то я читал: 

"Каждый член его дышал благородством". Так вот, ни один член 

этого прямого потомка лошади Чингис-хана не дышал 

благородством. "Ах ты сукодей, растакую вашу мамашу", - говорил 

он матросу в три часа ночи. Вызовет какого-нибудь Тимургалиева 

посреди Атлантики и давай его обрабатывать. 

"Сука, - кричит, - щас как вмажу-у!!!" - и бьет при этом в 

стенку каюты. А стенки у нас были картонные и гнулись куда 

хочешь, и с той стороны, на уровне замовского кулака, 

головенкой к переборке, спал вплотную наш ротный 

алкоголик-запевала, Юрик Ненашев, по кличке - "Перед 

употреблением взболтать", командир второго отсека, 

потомственный капитан-лейтенант - тема всех наших партийных 

собраний. 

От удара Юрик падает головой в проход между койками и на 

четвереньках слетает вниз, находит свое индивидуальное 

спасательное средство и, обнимая его одной рукой до судорог, 

другой - вызывает центральный и докладывает: "Во втором 

замечаний нет!" Центральный некоторое время молчаливо 

соображает, а потом спрашивает: "А что у вас там было, что 

замечаний не стало?" - "Удар по корпусу!" - чеканит Юрик. Вот 

так, Шура... 

- Приготовиться к всплытию на сеанс связи и определение 

места! - донеслось из "каштана". 

Кают-компания пустеет. Вестовой, забирая со столов 

стаканы, хихикает, он слышал все из буфетной. Скоро придет 

вахтенный и с третьего раза поднимет торпедиста. Тот, 

поскуливая и спотыкаясь, отправится к себе в отсек. 

Зама так и не удастся поднять. Командиру на всплытии, 

среди суетни и дерготни, доложат, что зам болен, и командир, 

торопясь на перископ, махнет рукой и скажет про себя: "Да и 

хрен с ним". 

 

Пардон 

 

Этого кота почему-то нарекли Пардоном. Это был страшный 

серый котище самого бандитского вида, настоящее украшение 

помойки. Когда он лежал на теплон палубе, в его зеленых глазах 

сонно дремала вся его беспутная жизнь. На тралец его затащили 

матросы. Ему вменялось в обязанность обнуление крысиного 

поголовья. 

- Смотри, сука, - пригрозили ему, - не будешь крыс ловить, 

за яйца повесим, а пока считай, что у тебя пошел курс молодого 

бойца. 

В ту же ночь по кораблю пронесся дикий визг. Повыскакивали 

кто в чем: в офицерском коридоре Пардон волок за шкирку 

визжащую и извивающуюся крысу, почти такую же громадную, как и 

он сам, - отрабатывал оказанное ему высокое доверие. На виду у 

всех он задавил ее и сожрал вместе со всеми потрохами, после 

чего, раздувшись как шар, рыгая, икая и облизываясь, он важно 

продефилировал, перевалился через комингс и, волоча 

подгибающиеся задние ноги и хвост, выполз 

на верхнюю палубу подышать свежим морским воздухом, 

наверное только для того, чтобы усилить в себе обменные 

процессы. 

- Молодец, Пардон! - сказали все и отправились досыпать. 

Неделю длилась эта кровавая баня: визг, писк, топот 

убегающих ног, крики и кровь наполняли теперь - матросские 

ночи, а кровавые следы на палубе вызывали у приборщиков такое 

восхищение, что Пардону прощалось отдельные мелочи жизии. 

Пардона на корабле очень зауважали, даже командир разрешил ему 

: появляться на мостике, где Пардон появлялся регулярно, 

повадившись храпеть в святое для корабля время утреннего 

распорядка. Он стал еще шире и лишь лениво отбегал в сторону 

при встрече с минером. 

Есть мнение, что минные офицеры - это флотское отродье с 

идиотскими шутками. Они могут вставить коту в зад детонатор, 

поджечь его и ждать, пока он не взорвется (детонатор, 

естественно). Есть подозрение, что минные офицеры - это то, к 

чему приводит офицера на флоте безотцовщина. Минер - это сучье 

вымя, короче. Пардон чувствовал подлое племя на расстоянии. 

- Ну, кош-шара! - всегда восхищался минер, пытаясь 

ухватить кота, но тот ускользал с ловкостью мангусты. 

- Ну, сукин кот, попадешься! - веселился минер. "Как же, 

держи в обе руки" - казалось, говорил Пардон, брезгливо 

встряхивая лапами на безопасном расстоянии. 

Дни шли за днями. Пардон ловко уворачивался от минера, 

давил крыс и сжирал их с исключительным проворством, за что 

любовь к нему все возрастала. Однако через месяц процесс 

истребления крыс достиг своего насыщения, а еще через какое-то 

время Пардон удивил население корабля тем, что интерес его к 

крысам как бы совсем ослабел, и они снова беспрепятственно 

забродили по кораблю. Дело в том, что, преследуя крыс, Пардон 

вышел на провизионку. И все. Боец пал. Погиб. Его, как и всякую 

выдающуюся личность, сгубило изобилие. Его ошеломила эта 

генеральная репетиция рая небесного. Он зажил, как у Христа под 

левой грудью, и вскоре выражением своей обвислой рожи стал 

удивительно напоминать интенданта. Пардон попадал в провизионку 


Страница 53 из 108:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52  [53]  54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"